главная ~ атеизм ~ новости ~ статьи ~ чаво ~ полемика ~ форум ~ юмор
справочник антиатеиста ~ уголок атеиста ~ литература ~ скачать ~ проекты

Вопросы о покаянии, вере и спасении


      Если грех – это нарушение определенных моральных предписаний, то разве нельзя следовать этим предписаниям (т.е. не грешить) и без веры в Бога?
     
      Грех - это не столько нарушение предписаний, сколько разрыв личных отношений с Богом. Нарушение заповедей - это уже симптом, проявление того, что человек сделался Богу чужд. Все зло мира, от распадающихся браков до мировых войн, неизбежно прорастает из этого, первичного зла - человек разрушил свои отношения с Богом. Грех - это отказ от жизни с Богом, попытка объявить Его ненужным, выставить Его за дверь своей жизни. Этот отказ может проявляться в каких-то явных, грубых преступлениях, а может просто в том, что человек просто объявляет Бога ненужным, игнорирует Его, живет так, будто Его нет.
     
      Сергей Худиев
     
     
      Попадет ли он в Рай атеист, или, скажем, буддист если он выполняет заповеди (то есть, фактически, живет по совести)?
     
      Первая же заповедь относится к нашим отношениям с Богом:
      Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства; да не будет у тебя других богов пред лицем Моим. (Исход 20:2,3)
      Поэтому если говорить о Десяти Заповедях, то очевидно, что неверующие люди их выполнять не могут - уже первая из них относится к вере в Бога. Если говорить только о заповедях, относящихся к отношениям между людьми, то тут надо отметить две вещи:
      1.На самом деле, ни один человек не поступает "по совести". Обычно совестливые люди (даже вполне неверующие) это осознают. Если человек говорит, что он всегда поступает правильно и совесть его ни в чем не обличает - значит, увы, его совесть сделалась крайне нечувствительной.
      2.Спасение предполагает личные отношения с Богом; если человек в эти личные отношения вступать не хочет - значит, не хочет. Если я откажусь войти в дверь, я останусь за дверью.
     
      Сергей Худиев
     
     
      Почему Бог требует покаяния и веры? Почему бы Ему просто не принять всех в рай и без этого?
     
      Царство Божие, по своей природе таково, что Бог в принципе не может дать его тому, кто не кается. Покаяться - значит повернуться к жизни в послушании Богу, признать Его Владыкой в своей жизни, признать, что мы были неправы, когда пытались устроить свою жизнь по нашей, а не по Его воле. Если человек говорит "я прав, а Христос - нет", то он не может войти в Царство уже потому, что Царем там - Христос. "Пустите меня в Царство Божие, но так, чтобы царем в нем был я" - это требование, которое Бог не выполнит, потому, что выполнить его просто невозможно. Ну представьте себе, прихожу я в швейцарское посольство и говорю "Знаете, хочу я у вас поселиться. Мне нравится ваш климат, уровень жизни неплохой...в общем, хочу к вам. Но имейте в виду - ваше правительство я буду считать за ничто, на законами пренебрегать, налогов вы от меня не дождетесь, и защищать вашу страну в случае нужды я тоже не собираюсь..." Боюсь, поселиться в Швейцарии мне не удастся. Грешник, который хочет войти в Рай без покаяния, фактически говорит - "Я не собираюсь повиноваться Богу, не собираюсь Его слушаться, но пускай Он при этом проследит, чтобы со мной ничего плохого не случилось и чтобы я попал в рай". Но это невозможно; если я хочу войти в Царство Божие, я должен признать, что Царь в нем - Христос; признать себя Его подданным, признать за собой обязательство Ему повиноваться. "Устройте мне рай, но так, чтобы Бога можно было и не слушаться" - это в принципе невыполнимое требование. Нельзя попасть в Царство, отвергая власть Царя.
     
      Сергей Худиев
     
      Дополнение от Михаила Логачева
     
      Рай предполагает единство с Богом и единство с другими спасенными. Для того, чтобы в этом единстве находить радость и блаженство, мы должны измениться – в нынешнем нашем состоянии мы склонны находить радость в том, чтобы доставлять другим людям страдания. Причем это свойственно вовсе не только закоренелым злодеям, но почти всем людям – это я постараюсь показать ниже.
      Итак, в раю мы будем другими – не такими, как сейчас. Господь готов принять нас в свою школу, чтобы научить нас быть счастливыми без того, чтобы делать других несчастными (конечно, нас ждут и более глубокие перемены – на самом деле Он сделает нас подобными Себе – "будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть" (1-е Послание Иоанна 3:2). Но Он не будет менять нас без нашего добровольного согласия – такая перемена была бы для нас не блаженством, а мучением. Близкое общение с Богом для спасенного – источник радости, а для погибающего – источник мучения. Значит, чтобы блаженство было блаженством, нужно мое добровольное согласие на то, чтобы Господь меня изменил. Я должен попросить: "Господь Иисус Христос, я доверяюсь тебе, будь Господином моей жизни, измени меня так, как хочешь Ты". Это и есть покаяние и вера.
      В конечном счете каждый из нас либо скажет Богу: "Да будет воля Твоя", и окажется в раю, либо Бог, убедившись в крайнем упорстве погибающего человека, перестанет взывать к нему и призывать к Себе, но скажет ему: "Да будет твоя воля" – и такой человек окажется в аду. Конечно, Бог не в точности исполнит злую волю погибшего грешника – Он поставит ему преграду, не давая возможности мучить других людей. Именно эта поставленная Богом преграда в исполнении злых желаний будет вечной мукой для грешника.
      Сейчас я попробую показать, что очень многие из нас стремятся достичь счастья за счет мучения других (подумайте, верно ли это лично для вас!). Рассмотрим такие понятия, как "престижно", "круто", "высший класс" и т. д. Престижная вещь (например, "Мерседес") не может быть у всех; если завтра всем гражданам выдадут "Мерседесы", то они сразу же станут такими же обычными предметами быта, как холодильники и телевизоры. Такая метаморфоза очень огорчит нынешних владельцев "Мерседесов"; этот автомобиль ценится не столько за комфорт и технические параметры, но прежде всего как престижный символ принадлежности к "элите", "высшему обществу".
      Итак, за столь обычным в наши дни стремлением обладать престижными вещами стоит желание самоутвердиться ценой унижения других ("пусть они почувствуют себя обделенными этими самыми престижными вещами!). И это – лишь один пример того, как человек стремится к счастью и утверждает свое "я" за счет других. До тех пор, пока людям это свойственно, не может осуществиться прекраснодушный лозунг из "Пикника на обочине" братьев Стругацких ("Счастье для всех, даром, и пусть никто не уйдет обиженным"). Слишком многие будут смертельно обижены именно из-за того, что не обижены другие.
      На самом деле "счастье для всех" дано нам – это вечная жизнь, жизнь с избытком (Ин 10:10); и оно действительно "даром" ("дар Божий – жизнь вечная" Рим 6:23), потому что за наше вечное блаженство заплатил Своей крестной смертью Иисус. Но человек не сможет принять вечное блаженство, пока не покается, то есть пока не разрешит Господу действительно стать Господином своей жизни
      То, о чем мы сейчас говорили – довольно явный и очевидный грех (тщеславие, снобизм). Но дорогу в рай закрывает любой грех – до тех пор, пока Господь не придет и не удалит его.
     
      Михаил Логачев
     
     
      Стоит ли забивать себе голову всей этой религией? Больше полезных дел, а там видно будет. Мне кажется, что это правильный подход.
     
      Очень хорошо. Если Вы всерьез последуете этому подходу, он приведет Вас к покаянию и вере. Человек, который действительно старается поступать по любви, творить добро, очень быстро сталкивается с тем, что он проваливается. Теоретически я всех люблю, а вот практически полюбить пьяницу-соседа, раздражительную полную женщину из правления кооператива, потратить полчаса на то, чтобы выслушать старушку, которая хочет поплакаться на всеобщую несправедливость и т.д. - проявить любовь к конкретным, живым ближним со всеми их раздражающими и неприятными чертами - вот тут нашла коса на камень. Любая искренняя попытка жить по любви приводит к осознанию того, что на практике лень, раздражительность, эгоизм, гордыня, страхи оказываются гораздо сильнее прекраснодушных порывов. Человек, который всерьез пытался жить по любви, знает, что любви в нем мало, а много совсем другого. Поэтому действительная любовь к ближним сочетается (не только у христиан) с осознанием своей нравственной несостоятельности. Тот, кто искренне стремится к любви, видит свой грех. В Евангелии есть слова, которые повергают меня в ужас и заставляют особенно остро чувствовать свою нужду в Божием прощении:
      Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его: ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня. Тогда и они скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе? Тогда скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне. (От Матфея 25:41-45)
      Человеческая психология такова, что сделав что-то для других, мы склонны впадать в самодовольство - вот ведь, я сделал полезное дело! И при этом человек не хочет сделать простую вещь - прикинуть число людей, нуждами которых он пренебрег, и сравнить свои доходы и долги.
      Один знаменитый врач, который был не только большим специалистом, но и рассудительным человеком, когда его стали хвалить и говорить, что, мол людьми которых он спас, можно было бы заселить целый город, он ответил - людьми, которых я не спас, можно заселить целую страну.
      Такова уж наша падшая природа - сделаем что-то доброе, будем гордиться всю жизнь, требовать от людей и Бога признания заслуг, а все те случаи, когда мы пренебрегли своим долгом - забудем на следующий день или вовсе не заметим. Но на суде откроется реальная картина.
      Если мы эту реальную картину признаем сейчас, то Бог готов принять нас, простить, утешить и укрепить на делание добра. А если стоять на том, что "Христово прощение мне не нужно, я и так хороший, не вор какой-нибудь" - ну что же тогда делать, если не войти в дверь, то останешься за дверью.
     
      Сергей Худиев
     
     
      Разве так важно, как именно верить? Не важнее ли просто быть хорошим человеком?
     
      Если мы искренне попытаемся "быть хорошими", мы неизбежно, рано или поздно, столкнемся с необходимостью решить - чьим критериям "хорошести" мы хотим соответствовать? Христиане, например, считают, что делать лекарства из тканей абортированных младенцев - жуткая мерзость, вроде людоедства. Секулярные гуманисты, напротив, упрекают христиан в жестокости и мракобесии - христиане выступают против производства лекарств, которые могли бы помочь многим тяжело больным людям.
      В конце концов, нам придется занять ту или иную позицию, согласиться с теми или иными убеждениями, быть "просто хорошим" не получится.
      Есть еще одна причина, по которой, если мы искренне хотим быть хорошими людьми, нам не уйти от выбора между верой и неверием.
      Мы либо верим в Бога, либо нет; если Бога в реальности нет, тогда, действительно, не важно, как верить, но тогда сам акт веры является безнравственным. Безнравственно посвящать свою жизнь иллюзии и склонять к этому других. Мне доводилось читать статью одного убежденного атеиста, который писал о том, что невозможно построить счастливую и нравственно достойную жизнь на иллюзии; с этим тезисом можно только согласиться. Евангелие призывает людей полностью довериться Христу и последовать за ним, если понадобится, на смерть; если это неправда - то это очень страшная неправда, и хороший человек ни в коем случае не должен ей следовать.
      Если есть Бог, источник и критерий всякого блага (а это так), то наш нравственный долг - серьезно и искренне постараться понять, каков Он и чего Он от нас хочет. Если мы всерьез хотим быть добрыми, мы не можем игнорировать единственный Источник всякого добра.
      Приведу пример. Допустим, кто-то скажет: "Неважно, каких представлений о медицине и правильных/неправильных методах лечения придерживается человек. Важно, чтобы он искренне хотел помочь людям". Эта фраза содержит внутреннее противоречие. Если я действительно хочу помочь людям, я обязательно постараюсь выяснить, какой метод лечения - правильный. Более того, это то, чем честный врач должен заняться в первую очередь - если он действительно озабочен здоровьем свои пациентов и не хочет их погубить – он обязан сначала выяснить, доброкачественны ли лекарства, которыми он собирается их лечить.
     
      Сергей Худиев
     
     
      Действительно ли атеист, не сделавший в жизни зла людям, а совершивший много добра, но при этом не являющийся членом христианской церкви, заслуживает рая меньше, чем инквизитор?
     
      Вы ничего не поймете, пока не перестанете мыслить в рамках системы "награда-наказание". Никто из нас не заслужил рая. Ни атеист, делавший добро, ни инквизитор, который думал, что делает добро, а на самом деле - зло. Рай дается людям не за заслуги, а просто так, в подарок. И попадет-не попадет туда добрый атеист, зависит только от одного: захочет добрый атеист принять этот подарок или нет.
     
      Ольга Брилева
     
     
      Спасется ли праведный, нравственный человек, например врач, спасший множество жизней, но неверующий?
     
      Как уже сказала Ольга, спасется, если примет спасение, которое Бог дарует в Иисусе Христе. Этот человек может безмерно превосходить нас в нравственном отношении, но мы должны сказать, что и он нуждается в спасении.
      Когда мы говорим о праведном неверующем, мы говорим о том, что этот человек праведнее других, праведнее нас - но это еще не значит, что Он чист перед Богом, праведен перед Ним. Если нравственный уровень человека значительно выше среднего, это не обязательно значит, что он достаточно высок для Бога. Это скорее значит, что средний уровень нравственности в нашем мире очень низок.
      Здесь надо разграничить два понятия - относительная праведность, праведность перед людьми и праведность перед Богом, оправдание перед Его судом.
      Например, Советский Союз был прав в конфликте с нацисткой Германией. Значит ли это, что СССР был праведен перед Богом? Никоим образом. Тот, кто воздерживается от убийства, праведнее убийцы, но не праведен в абсолютном смысле. Тот, кто исполняет свой долг хотя бы иногда, праведнее того, кто не исполняет его вообще никогда - но все равно о его полном оправдании на суде Божием говорить сложно.
      Приведу пример. В "Саге о Греттире" упоминается некий конунг (князь) по прозвищу Эльвин Детолюб. Это насмешливое прозвище он получил за то, что запрещал своим воинам во время набегов подбрасывать и ловить на копья грудных младенцев. Для той среды это было из ряда вон выходящее милосердие. В нашем обществе уровень морали немного повыше, и добряк Эльвин считался бы просто бандитом. А вот если сравнивать с уровнем Бога - даже лучшие из нас не дотянут, и очень далеко.
      А Суд Божий совершается сообразно Его святости, Его святому Закону, а не сообразно "среднему уровню" морали, характерному для данного общества. Можно быть гораздо нравственнее большинства сограждан и все равно быть грешником перед Богом.
      Эталон, в соответствии с которым мы будем судимы - это Христос. Закон Божий не требует быть "чуть выше среднего уровня". Закон Божий требует святости.
      Кто соблюдает весь закон и согрешит в одном чем-нибудь, тот становится виновным во всем. Ибо Тот же, Кто сказал: не прелюбодействуй, сказал и: не убей; посему, если ты не прелюбодействуешь, но убьешь, то ты также преступник закона. (Иакова 2:10,11)
     
      Сергей Худиев
     
      Дополнение от Михаила Логачева
     
      Здесь стоит обратить внимание еще вот на какое обстоятельство: история свидетельствует, что все великие праведники, кроме Одного, решительно заявляли о своей греховности или нравственном несовершенстве (это наблюдение касается отнюдь не только христиан). Иисус Христос является единственным исключением; только Он не говорит о Своей греховности, но смело заявляет перед лицом противников: "Обвинит ли кто из вас Меня в грехе?" (Ин 8:46, современный перевод).
     
      Итак, все праведники, кроме Иисуса, свидетельствуют о своей греховности. Должны ли мы сделать вывод, что все они заблуждались? Или согласиться с другой точкой зрения: будучи праведниками, они ясно – яснее, чем мы - видели и сознавали свою греховность. А значит, нам еще предстоит сделать неприятное (но, быть может, спасительное!) открытие -- понять, что до сих пор мы, надеясь заслужить Царство Небесное собственной праведностью, обманывали сами себя.
     
      Михаил Логачев
     
     
      Если человек совершил в своей жизни больше добрых дел, чем грехов, разве его это не спасет?
     
      Нет. Спасти этого человека может только Христос. Дело в том, что добрые дела - наша непременная обязанность, а не что-то дополнительное, что мы могли бы поставить себе в заслугу.
      Итак, кто разумеет делать добро и не делает, тому грех. (Иакова 4:17)
      Если я говорю - сейчас уже скоро три, а я с утра еще никого не убил - я вряд ли могу требовать похвал и наград за свое выдающееся милосердие. Я в любом случае обязан воздерживаться от убийства. Мы обязаны делать доброе во всех случаях, когда представляется такая возможность. Если мы не делаем - то виновны. Если делаем - делаем то, что и так должны делать. Если иногда я исполняю свой долг, это никак не снимает с меня ответственности за все те случаи, когда я его не исполняю.
      Если иногда я все-таки соблюдал законы это никак не отменяет тех случаев, когда я их нарушал.
      Добрые дела, возможно, уменьшают наш "минус", но никак не могут вывести нас в "плюс". На самом деле, никто и нас не является таким, каким он должен быть и не ведет себя так, как должен вести. Апостол Павел говорит:
      как написано: нет праведного ни одного; нет разумевающего; никто не ищет Бога; все совратились с пути, до одного негодны; нет делающего добро, нет ни одного.
      (К Римлянам 3:10-12)
      Но мы знаем, что закон, если что говорит, говорит к состоящим под законом, так что заграждаются всякие уста, и весь мир становится виновен пред Богом, потому что делами закона не оправдается пред Ним никакая плоть; ибо законом познается грех.
      (К Римлянам 3:19,20)
      Евангелие - это благая весть о том, что мы можем получить прощение и вечную жизнь даром, не ради наших дел, но ради того, что сделал для нас Иисус Христос
      потому что все согрешили и лишены славы Божией, получая оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе, (К Римлянам 3:23,24)
      За наши грехи умер Невиновный; через Его смерть и воскресение Бог дарует нам прощение и новую жизнь. Именно в этом и состоит Евангелие (по-гречески “Добрая Весть”):
      Напоминаю вам, братия, Евангелие, которое я благовествовал вам, которое вы и приняли, в котором и утвердились, которым и спасаетесь, если преподанное удерживаете так, как я благовествовал вам, если только не тщетно уверовали. Ибо я первоначально преподал вам, что и [сам] принял, [то] [есть], что Христос умер за грехи наши, по Писанию, и что Он погребен был, и что воскрес в третий день, по Писанию, (1-е Коринфянам 15:1-4)
      Мы призваны принять прощение и новую жизнь, обретенную для нас Христом, через покаяние и веру
      Петр же сказал им: покайтесь, и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов; и получите дар Святаго Духа. (Деяния 2:38)
      И наша вечная участь определяется тем, принимаем ли мы этот дар Божий или отказываемся от него:
      Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет. (От Марка 16:16)
      Посему на вопрос "а спасется ли тот или иной человек" можно ответить так - если он придет ко Христу с покаянием и верой, хотя бы за пять минут до смерти, то спасется
      Ибо всякий, кто призовет имя Господне, спасется. (К Римлянам 10:13)
      А вот если до последнего будет упираться, считая, что Христос ему не нужен, что он сам обойдется - тут, увы, может случиться и по-другому.
     
      Сергей Худиев
     
     
      Разве нельзя быть порядочным (во всех смыслах этого слова) человеком и, одновременно, неверующим ?
     
      Этот вопрос задают часто; нередко приводят примеры таких людей из числа своих родных или знакомых.
      Однако вопрос не в том, может ли кто-нибудь быть хорошим и без христианской веры. Каждому из нас следует поставить вопрос иначе: "Могу ли я быть "порядочным во всех смыслах этого слова" без Христа?" Я однажды задал себе этот вопрос и, честно взглянув на себя, понял -- не могу.
      Кроме того, христианская вера предполагает определенное мировоззрение (хотя и не сводится к нему). Это мировоззрение либо верно, либо не верно. Когда речь идет о порядочных неверующих, то обычно имеют в виду материалистов. В чем же разница между мировоззрением христианина и материалиста?
      Тот и другой могут желать людям добра. Но первый уверен, что человек существует вечно, создан Богом и подлинную радость находит лишь в Боге; второй уверен, что человек возник в результате случайной и бессмысленной эволюции слепой материи; что существует каждая личность лет семьдесят (кто-то больше, кто-то -- меньше), а счастье так или иначе сводится к какому-то набору удовольствий (для кого-то -- "простых", для кого-то -- "изысканных").
      Ясно, что христианин и материалист не могут быть правы одновременно. (Логически можно допустить, что тот и другой не правы). Тот, кто ошибается, исходит из ложной картины мира и при самых добрых намерениях может причинить людям много зла -- подобно тому, кто берется чинить технику, не представляя, как она устроена.
      Допустим, ваша бабушка, которая выросла при советской власти и получила атеистическое воспитание, в силу внушенных ей идей искренне заблуждалась по поводу того, как устроен мир; при этом она, будучи от природы добрым человеком, делала много добра. Однако по неведению она делала и немало зла (если, например, она была педагогом, то передавала свое мировоззрение, в котором нет Бога и бессмертия, своим ученикам; а уж те делали из этой картины мира четкий логический вывод: "Если Бога и бессмертия нет, то все позволено!" (так рассуждал один из героев Достоевского). Или решали так:"Какая мне польза, если мертвые не воскресают? Станем есть и пить [то есть всеми способами получать удовольствие; список можно продолжить – "станем воровать, колоться и т. п."], ибо завтра умрем" (так писал апостол Павел -- 1 Кор 15:32). Таким образом, добрый человек с ложным мировоззрением может причинить много зла.
      Впрочем, если ваша бабушка, пребывая в честном заблуждении, была действительно очень добра, то мы можем надеяться, что Бог в Своем милосердии исправит то зло, которое она причинила и себе, и тем, на кого повлияла. Однако мы с вами в ином положении, чем наши дедушки и бабушки. У них (по крайней мере, у многих) не было возможности разобраться и понять, верно ли христианское мировоззрение; мы имеем такую возможность. Если вы задали такой вопрос ("можно ли быть хорошим без христианства?") -- значит, вы еще не решили, истинно ли то, чему христиане учат. Более того, вы, судя по вашему вопросу, и Вам это не кажется важным.. Однако это очень важно.
      Для начала хорошо бы решить для себя ключевые проблемы: "Жив ли Иисус Христос или мертв? Воскрес ли Христос так, как об этом учат христиане -- чтобы больше уже не умирать? Жив ли Он сейчас, и придет ли снова, чтобы, как Царь, судить живых и мертвых?" Если Иисус из Назарета сгнил в могиле, то христианство -- это колоссальный обман, который следует всеми силами разоблачать; и от такого учения никакой пользы быть не может. Это подчеркивают и сами христиане -- например, апостол Павел (см. 1 Кор 15:12-19). А если Христос воскрес и жив сейчас, то Он -- действительно Человек, Которому нет равных, и мы должны очень внимательно прислушаться к Его словам и задать себе следующий вопрос: "Верно ли все то, что Он говорит о Себе?" Для этого придется внимательно прочитать Евангелия; и если вы решите, что Он не лгал, когда называл Себя Спасителем, Господом, будущим Судьей, когда сказал "Я и Отец одно" (Ин 10:30) и "Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин 14:6) -- то нужно всей душой предаться истине – то есть Христу.
      Порядочность предполагает и внутреннюю честность. Порядочный человек не уходит от трудных вопросов. "Быть может, вы и впрямь не уверены, надо ли быть христианином, но вы прекрасно знаете, что надо быть человеком, а не страусом" (К. С. Льюис, эссе "Человек или кролик", цит. по собр. соч. в 8 т., т.2; М.: "Виноград", 1998, с. 314). Если вы не решили для себя вопрос о том, Кто такой Иисус из Назарета и что Он сделал -- не избегайте вопроса, ищите ответ. Того, кто не хочет искать ответ, вряд ли вас можно счесть порядочным человеком -- хотя бы в смысле внутренней честности.
      Сегодня у вас есть возможность найти ответ и в книгах, и в общении с христианами (Конечно, это потребует времени и усилий, и не все сразу станет ясно; но ведь и "цена вопроса" весьма высока, так что потрудиться стоит, не правда ли?).
      Начав размышлять над тем, чему учил Христос и апостолы, вы можете сделать одно малоприятное открытие. Вы обнаружите, что и дня не можете быть порядочным во всех смыслах этого слова (на библейском языке -- святым) без Божьей помощи. А еще вы обнаружите, что "порядочность" в привычном, обыденном понимании -- лишь слабая тень истинного замысла Бога о человеке.
      Нравственность необходима, но жизнь в Боге, к которой мы призываем, просто поглощает, вбирает ее. Мы должны родиться заново. [...] Желание "быть хорошим без Христа" зиждется на двух ошибках. Во-первых, это вам не под силу, во-вторых, это не цель вашей жизни. Нельзя взобраться самому на высокую гору праведности, но если бы мы и взобрались, мы бы погибли во льдах и разреженном воздухе. Начиная с определенной высоты, не помогут ни ноги, ни топорик, ни веревка. Нужны крылья; дальше придется лететь. (К. С. Льюис. Там же, с. 315).
     
      Михаил Логачев
     
     
      А вдруг где-то в глубине души даже самого закоренелого негодяя живет мысль: я не прав?
     
      Мой опыт - увы, субъективный - говорит обратное: грех даже очень хорошего человека начинается с мысли "я прав". Что же тогда говорить о тех, кто дошел до края…
     
      Ольга Брилева.
     
     
      Разве не может Бог спасти каждого?
     
      Нет, не может. Я испытываю смешанные чуства по этому поводу. Ужасно, что спасутся не все; ужасные слова сказаны про Иуду - "лучше было бы этому человеку не родиться" (Мф 26:24; ср. Мк 14:21); прекрасно, что Господь сотворил меня (как и всех сынов Адама) свободным и способным (по благодати Божьей и через обличение Духа Святого) добровольно капитулировать перед Ним и быть побежденным Его любовью!).
      В Священном Писании говорится, что Бог хочет, чтобы все люди спаслись (2 Петра 3:9; 1 Тимофею 2:3-4), но спасутся не все – приводится три несомненных примера погибших: Иуда (Мф.26:24), зверь и лжепророк (Откровение 20:10).
      Всемогущество Бога не значит, что Бог может исполнить всякое задание, которое мы для Него выдумаем. Например, Бог не может солгать (см. Евр 6:16-20), не может не исполнить то, что обещал - именно поэтому мы можем твердо верить Ему. Бог не может отнять Свой дар, коль скоро это действительно дар, а не временно врученное имущество - "Ибо дары и призвание Божие непреложны" (Рим 8:29; однако может временно лишить возможности использовать этот дар, см. например, историю Самсона в Книге Судей).
     
      Михаил Логачев