главная ~ атеизм ~ новости ~ статьи ~ чаво ~ полемика ~ форум ~ юмор
справочник антиатеиста ~ уголок атеиста ~ литература ~ скачать ~ проекты

Христианская нравственность в области пола


      Почему христианская мораль так строга к добрачному сексу? Что плохого в том, что люди получают удовольствие таким способом, если они тщательно предохраняются от нежелательных последствий?
     
      Писание говорит о человеческой сексуальности, как о прекрасном даре Божием:
      Источник твой да будет благословен; и утешайся женою юности твоей, любезною ланью и прекрасною серною: груди ее да упоявают тебя во всякое время, любовью ее услаждайся постоянно. (Притчи 5:18,19)
      Проблема не в сексе как таковом, а в отношении к живому человеку как к вещи. Использовал - выбросил. Поносил - разонравилось - выбросил.
      Как сказал К.С.Льюис
      Если я против того, чтобы мальчишки воровали в чужом саду абрикосы, это не значит, что я против мальчишек или против абрикосов. Это значит, что я против краж
      Если Бог говорит:
      Вы скажете: „за что?" За то, что Господь был свидетелем между тобою и женою юности твоей, против которой ты поступил вероломно, между тем как она подруга твоя и законная жена твоя. (Малахия 2:14)
      То это не значит, что Он против человеческой сексуальности (Он ее создал). Это значит, что Он против вероломства. Библейское отношение к человеческой сексуальности выражено в такой ярко чувственной поэме, как “Песнь песней” – она есть в любом издании Библии, небольшая по объему и любой читатель может обратиться к ней.
      Христианская мораль не требует отказа от половой жизни – она требует верности, верности своим супругам, которую проявляют и многие вполне неверующие люди. Человека, который счастлив в браке, запрет изменять жене не печалит - ему это просто и не нужно. Множество неверующих стихийно следует христианской этике в этом вопросе - просто потому, что они любят свои семьи.
      Верно и обратное - если человек твердо положил в сердце своем хранить верность, вероятность того, что он будет счастлив в браке, гораздо выше. Собственно, христианская этика в этом вопросе не вносит ничего принципиально нового. Надо быть честным и верным, надо придерживаться взятых на себя обязательств - это было известно всегда и всем людям. Христианство вносит другое - а именно прощение, то, что Бог дает возможность начать с чистого листа тем, кто уже согрешил, уже поломал свою и чужую жизнь.
     
      Сергей Худиев
     
      Потому что христианская антропология холистична, она рассматривает человека целиком, не как совокупность его проявлений в мире. В этом смысл слова “целомудрие”: человек мудро сохраняет свою целостность. А значит, для него деяния неотъемлемы от их последствий: если я куда-то иду, то затем, чтобы прийти; если я пью – то затем, чтобы утолить жажду; если я читаю книжку – то чтобы развлечься, узнать что-то новенькое, а желательно – и то и другое; если я занимаюсь любовью – то затем, чтобы у меня была семья. Бегство от последствий – грех против целомудрия, потому что это трусость. Наплевательство на последствия – грех против целомудрия, потому что это глупость. Чего хочет человек, который ищет “дружеского” секса? Тепла без ответственности. Поиграли и разошлись. Он хочет в настоящем удовольствия, которое никак не аукнется в будущем (все равно аукается, правда). Чего хочет человек, который живет по сути дела в браке, но браком это не называет?
      Обратимости последствий, открытого черного хода, в который можно будет ускользнуть, если станет плохо. Как сказал мне один молодой человек, объясняя свой страх перед венчанием – “а если лет через пять она будет совсем не той женщиной, на которой я женился?”. То есть, это все та же боязнь будущего и все тот же грех против целомудрия, который обязательно аукнется в будущем. Это могут быть очень отсроченные последствия, но они будут, потому что трусость – слабость, которая разъедает душу медленно, но верно.
     
      Ольга Брилева
     
     
      Люди женятся и выходят замуж в молодом возрасте, когда трудно сделать квалифицированный выбор. Почему Церковь плохо относится к пробным бракам, к тому, что люди получают возможность проверить друг друга? С причастием проще - если тебе религия действительно не подходит, ты можешь уйти. А вот с браком все далеко не так просто. Да и развод не одобряется...
     
      Уйти от Причастия - уйти от Христа. В момент Причащения мы делаемся со Христом единой плотью - вот, почему отношения Христа и Церкви богословы постоянно уподобляют браку. А брак, в свою очередь, уподобляют Церкви: жене глава муж, как Церкви - Христос.
      Понимаете, если бы Христос ходил и выбирал: вот этот достоин быть в Моей церкви, а этот нет... А этот пусть побудет немного, а дальше посмотрим... Или если бы Апостолы, глядя на Крест, прикидывали: что-то оно там дальше будет, в этой Церкви, походим еще к римлянам, попробуем побольше узнать об их богах, сравнить, а там уж и выбрать... Дикая ситуация, правда? Непредставимо, невозможно. А о браке мы рассуждаем именно так.
     
      Ольга Брилева
     
      Дополнение от Сергея Худиева
     
      Неужели Вас бы устроило, чтобы Вас "взяли на пробу", вкусно-невкусно, поносить, как ботинки - не жмут ли, потом либо выбросили, либо оставили еще на какое-то время - до появления более подходящего "предмета"?
     
      Сергей Худиев
     
     
      Но ведь подавлять инстинкты – это неестественно и вредно для здоровья...
     
      А что такое инстинкты? Биологи придумали этот термин, чтобы обозначить им некий механизм, действие которого им самим неясно. То, как птицы из поколения в поколение находят дорогу на юг, то, как пчелы, не зная геометрии, строят соты в виде правильных шестиугольников, смахивает на компьютерную программу, заложенную в некий автомат. Есть мнение, что и наше подсознание хрaнит такого рода программы, и есть грандиозный соблазн объяснять действием этих программ любой свой чих, перекладывая ответственность с себя на природу. Если мы блудим - то это инстинкт размножения, а если мы трусим - инстинкт самосохранения, а если в "борьбе за выживание" топчем ближнего своего - то это "инстинкт выживания" или еще чего-то.
      Человек, движимый по жизни одними только этими программами, представлял бы собою зрелище весьма печальное. Однако сплошь и рядом мы видим, что никто не стремится предстать таким человеком и объяснить инстинктом то, что ему ставят в заслугу. Ни один человек, похваленный за милосердие или великодушие, не отвечает: да за что меня хвалить, это же инстинкт сохранения вида велел мне помочь ближнему. Зато об инстинктах быстро вспоминают, когда оправдывают жестокость, блуд или алчность. По-моему, это свидетельствует как раз о том, что взывать к инстинктам - лукавство.
     
      Ольга Брилева
     
     
      Разве женщина не имеет право на удовольствие? Это же несправедливо: мужчина получает удовлетворение практически с любой партнершей, а женщина, неудачно вышедшая замуж, может вообще ни разу в жизни его не испытать.
     
      Бог нас любит, и, чтобы нам жизнь была приятней, Он сотворил так, что некоторые телесные отправления для нас сопряжены с некоторым удовольствием. В современном мире принято возводить это удовольствие в ранг идола. Множество книг и журналов сегодня повествуют о том, какими средствами можно достичь пресловутого оргазма так, как будто оный оргазм есть сердцевина не только брака, но и вообще всей жизни. Но прежде чем ужасаться тому, что четверть женщин никогда в жизни не испытывали удовлетворения, имеет смысл подумать, скажем, о том, что одна пятая населения планеты никогда в жизни не ела досыта - только что-то "Космополитен" об этом не пишет.
      Христианство не лишает человека права на сексуальное удовлетворение, оно лишает человека права на поиск этого удовлетворения недозволенными методами, в частности - на стороне. Собственно, это относится и ко многим другим разнообразным удовольствиям. Христианин обязан, например, отказать себе в удовольствии, которое превыше всего ценил товарищ Сталин - "раздавить врага и выпить стакан хорошего вина". Если женщина в браке не может испытать удовлетворения - это плохо, но измена - это неизмеримо хуже.
     
      Ольга Брилева
     
      Дополнение от Михаила Логачева:
     
      В качестве ответа процитирую статью Клайва Льюиса "Право на счастье":
      "В конце концов, - сказала Клэр, - есть же у них право на счастье". Толковали мы о том, что случилось недавно по соседству. Мистер М. бросил жену и ребенка, чтобы жениться на миссис Н., которая тоже развелась, чтобы выйти замуж за него. Никто не сомневался, что мистер М. и миссис Н. очень влюблены друг в друга, Если это не пройдет и если они не заболеют, разумно предположить, что они будут счастливы.
      А я пошел домой, размышляя о праве на счастье.[…]
      Слова, произнесенные Клэр, - благородного происхождения. Они дороги всем цивилизованным людям, в особенности - американцам, которые и сформулировали [в "Декларации независимости", 1776 г. – М. Л.], что одно из прав человека - "право добиваться счастья". И тут-то мы подходим к самой сути.
      Что имели в виду авторы этих прекрасных строк?
      Ясно, во всяком случае, чего они в виду не имели. Они не считали, что нужно добиваться счастья любыми средствами, включая убийство, кражу, предательство и клевету. На этом основании не может быть построено ни одно общество.[…]
      И тут я с Клэр не согласен. Я не считаю, что люди имеют ничем не ограниченное право на счастье.
      Конечно, говоря о счастье, Клэр подразумевает счастье любовное - и потому, что она женщина, и по другой причине. Я в жизни не слышал, чтобы она применила этот принцип к чему-нибудь еще. Взгляды у нее довольно левые, и она пришла бы в ужас, если бы ей сказали, что, в конце концов, безжалостный капиталист имеет право на счастье, которое для него - в деньгах. Кроме того, она не терпит пьяниц и ни разу не подумала, что для них счастье – в выпивке. […]
      На самом деле она просто повторяет то, что уже лет сорок твердит западный мир. Когда я был очень молод, все прогрессивные люди говорили как один: "К чему это ханжество? Надо смотреть на половую потребность, как на все наши прочие потребности". По простоте своей я им верил, но понял потом, что они имеют в виду совсем другое. Они имеют в виду, что к вышеупомянутой потребности надо относиться так, как мы ни к одной потребности не относимся. Цивилизованный человек всегда считал, что свои инстинкты и желания надо сдерживать. Если вы никогда не будете сдерживать инстинкта самосохранения, вас сочтут трусом. Если вы не будете сдерживать тяготения к наживе, вас сочтут жадным. Даже сну нельзя подчиняться, если вы - часовой. Но любая жестокость и любое предательство оправданны, если речь идет о влюбленности и страсти. Все это похоже на систему нравственности, согласно которой красть нельзя, но абрикосы красть можно.
      […]Итак, наши любовные порывы - в особом положении. Они оправдывают все то, что при других обстоятельствах назвали бы безжалостным, нечестным и несправедливым.
      Я не считаю, что это верно[…]
      Признавая "право на счастье" (в этой области), перед которым ничто все обычные нормы поведения, мы думаем не о том, что бывает на самом деле, а о том, что нам мерещится, когда мы влюблены. Беды - вполне реальны, а счастье, ради которого их терпят и творят, снова и снова оказывается призрачным. Все, кроме мистера М. и миссис Н. видят, что через год-другой у мистера М. будут те же основания покинуть новую жену. Он снова поймет, что на карту поставлено все. Он снова влюбится, и жалость к себе вытеснит жалость к женщине.
      Скажу еще о двух вещах.
      Первое: общество, в котором неверность не считается злом, в конечном счете бьет по женщинам. Что бы ни утверждали песенки и шутки, выдуманные мужчинами, женщина гораздо моногамнее нас. Там, где господствует свальный грех, ей много хуже, чем нам. Кроме того, она больше нас нуждается в домашнем счастье. То, чем она обычно держит мужчину - ее красота, - убывает год от года, а с нами все иначе, потому что женщинам, честно говоря, безразлична наша внешность. Словом, в беспощадной войне за любовь женщине хуже дважды: и ставка у нее выше, и проигрыш вероятней. […]
      Второе: я не думаю, что на этом мы остановимся. Если мы хоть где-то возведем в абсолют "право на счастье", рано или поздно принцип этот заполнит все. Мы движемся к обществу, в котором признают законным всякое человеческое желание. А тогда, даже если техника и поможет нам сколько-то еще продержаться, цивилизацию нашу можно считать мертвой, и (я даже не вправе сказать "к несчастью") она исчезнет с лица земли
     
     
      Почему, согласно христианской вере, удовлетворение сексуальных потребностей возможно только в рамках брака?
     
      Понимаете, "удовлетворение сексуальных потребностей" возможно, извините за грубость, и в гордом одиночестве. Если я все-таки хочу каких-то отношений с другими людьми, то тут возникают уже серьезные моральные проблемы - другой человек это не устройство для удовлетворения моих потребностей, он сам по себе личность, драгоценная в очах Бога. "Вне брака" предполагает отношения типа "использовать - выбросить". В самом деле, если человек не вступает в брак, он самого начала предполагает временность отношений, оставляет дверь открытой, чтобы смыться как только, так сразу... Т.е. я тебя безумно люблю, но не настолько безумно, чтобы связаться с тобой на всю оставшуюся жизнь. Понятно, что это вслух не проговаривается, но речь-то идет именно об этом. Блуд-то тем и ужасен, что это не любовь, а использование. У меня есть потребность, а тут подвернулось подходящее и доступное тело...
      Мне как-то попался молодежный журнал, где "сексуальный партнер" именовался, в порядке смеха и шуток, "вибратором". Так вот, блуд - это отношение к другому человеку как к "вибратору" или к "кукле" для "удовлетворения сексуальных потребностей". Даже вполне секулярные гуманисты понимают, что это несовместимо с достоинством человека - ни моим, ни другого.
     
      Сергей Худиев
     
      Когда мы говорим о христианской нравственности в сфере брака, семьи и половых отношений, всегда нужно помнить, что эти нравственные нормы даны христианам, детям Божьим – то есть тем, кому Господь дает не только заповеди, но и силу, чтобы их исполнить. Если мы этого не поймем, то мы вообще в христианской жизни ничего не поняли. Господь Сам очень ясно сказал, что Его требования невозможно исполнить без Его помощи ("Человекам это невозможно, но не Богу, ибо все возможно Богу", Мк 10:27).
      Но почему Бог установил такие нормы для семейной жизни? Потому что Он любит семьи и ненавидит развод. Семья – единственный институт современности, возникший до грехопадения человека (см. Быт 2:18-25). Именно в семье человек узнает, что такое любовь. Именно в семье самоотверженная преданность другому является нормой, а не исключением. Если бы не семья, современные люди и не догадывались бы, что истинное значение слова "любовь" – это жертва своими интересами ради истинного блага другого. Всему этому человек учится в семье. Те, кто выросли не в семьях, а в детских учреждениях, нередко испытывают большие трудности во взаимоотношениях с людьми, потому что не могли на практике учиться любви.
      К сожалению, современная семья крайне непрочна, современный брак чреват разводом, и сама такая возможность уже подрывает любовь в семье. Многие дети панически боятся того, что их родители разведутся – ведь ребенку нужны и папа, и мама, и не по отдельности, а вместе. Об этом страхе дети обычно не говорят вслух, но разрушительные последствия такого страха от этого лишь растут. Страх – неуверенность- боязнь быть покинутым – низкая самооценка – эмоциональная неустойчивость – бунтарство в подростковом возрасте – рост подростковой и молодежной преступности… Вот цепь печальных последствий нынешнего кризиса семьи.
      Вот почему Бог ненавидит развод и устанавливает для Своих детей строгие нормы семейной нравственности. Нетрудно видеть, что все заповеди в сфере пола в конечном счете направлены на укрепление и защиту семьи.
     
      Михаил Логачев
     
     
      А если человек на это согласен? Ведь ему же решать, что умаляет его достоинство, а что нет.
     
      Тут три вещи можно сказать:
      1.Если человек согласен, например, потреблять наркотики, это не значит, что я должен ему их продавать.
      2.Если человек ценит себя настолько низко, это не дает мне право ценить его столь же низко.
      3.Если я всерьез считаю, что Христос - мой Господь, я должен последовать ему - а не себе или кому-то еще в вопросе, что умаляет богоданное человеческое достоинство, а что нет. В общем, любовь не делает ближнему своему зла, даже если ближний (ближняя) в таком расстроенном состоянии находится, что на это зло согласен.
     
      Сергей Худиев
     
     
      Правда ли, что секс существует только для продолжения рода?
     
      Нет, не только.
      Писание указывает некоторые еще цели супружеской близости:
      1.Утешение:
      Источник твой да будет благословен; и утешайся женою юности твоей, любезною ланью и прекрасною серною: груди ее да упоявают тебя во всякое время, любовью ее услаждайся постоянно. (Притчи 5:18,19)
      Бог создал секс; Бог сделал так, что это приятно; это - Его благой дар, которым мы призваны с благодарностью принять. Библия содержит одну из наиболее ярких эротических поэм в мировой литературе - "Песнь Песней".
      2.Проявление взаимной принадлежности супругов:
      Муж оказывай жене должное благорасположение; подобно и жена мужу. Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена. (1-е Коринфянам 7:3,4)
      При этом ап.Павел проявляет здравый реализм. Не все люди призваны к безбрачию; если их сексуальность не найдет удовлетворения в браке, то может получиться совсем нехорошо
      Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а [потом] опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим. (1-е Коринфянам 7:5)
      Апостол запрещает супругам уклоняться от близости (разве что по взаимному согласию и на ограниченный срок), так как если человек будет лишен близости в браке, сатана тут же подсуетится и направит его сексуальность на какие-нибудь скверные пути - чему есть немало печальных примеров. Некоторых людей Бог призывает отказаться от брака, чтобы полностью посвятить себя служению, но это - особое Божие призвание, которое вовсе не является обязательным для всех.
      Ибо желаю, чтобы все люди были, как и я; но каждый имеет свое дарование от Бога, один так, другой иначе. (1-е Коринфянам 7:7)
     
      Сергей Худиев
     
     
      А что христиане говорят о противозачаточных средствах?
     
      Относительно противозачаточных средств (отмечу неабортивных) среди христиан есть разные мнения - Католическая Церковь их решительно осуждает, протестанты считают вполне допустимыми, Православная Церковь (в "Основах социальной концепции") дипломатично так высказывается, что это, мол, не приветствуется, но жесткого запрета нет.
     
      Сергей Худиев
     
     
      Использование противозачаточных средств свидетельствует о том, что человек желает сам быть господином своей жизни, не смотрит на детей как на Господне благословение и утешение, а смотрит на них, как на обузу, которой желательно бы не заводить. В основном это так - хотя могут быть заболевания, при которых женщине просто опасно беременеть и рожать – но здесь уже никто не может осуждать использование ПЗС. Католическая Церковь прославила Джанну Беретту Молла, которая родила ребенка, пожертвовав своей жизнью, хотя могла бы сделать аборт и спастись, но выбор «я или ребенок, умереть или убить» поистине страшен, и тому, кто не готов к мученичеству, конечно, лучше прибегать к противозачаточным средствам, чем стоять перед таким выбором. Его не осудят, хотя любой христианин прославит в этом случае супругов, живущих в воздержании
      И еще один момент. Считается, что противозачаточные средства раскрепощают женщину, упрощают ее сексуальную жизнь – хотя скорее они упрощают сексуальную жизнь мужчины: в его распоряжении всегда, когда он хочет, находится неплодная женщина, с которой можно заняться сексом. Он больше не обязан считаться с ее потребностями – физиологическими в данном случае – не обязан воздерживаться в определенные периоды месяца, смиряясь перед той тайной, которую Бог создал в теле женщины, он может спать с ней, когда хочет – и это ведет снова к тому, что женщину рассматривают как объект вожделения, а не как человека с разумной душой.
     
      Ольга Брилева
     
     
      Разве всякий добрачный секс приводит к обману и брошенной женщине?
     
      Не всякий добрачный секс приводит к тому, что женщину (или мужчину, раз на то пошло) бросают, но всякий добрачный секс есть обман. Мне кажется (может быть, я ошибаюсь), что в системе, где нравственного абсолюта нет, обман не является чем-то однозначно предосудительным – если он мелкий и ко взаимному удовольствию, то почему бы нет? Тем не менее, добрачный секс есть обман. Во-первых, это обман природы, потому что в ней секс тесно связан с размножением. Тот, кто собирается ловить оргазм, но не хочет при этом размножаться, подобен римлянину, который наедается, чтобы насладиться вкусом, а потом идет на двор и блюет, чтобы освободить желудок для новой порции. Во-вторых, если ты готов размножаться, причем ответственно – то что тебе мешает называть это тем, чем оно есть – браком? Что за стремление усидеть одним седалищем на двух стульях, вкусить одновременно и радость свободы, и радость обязанности?
      Дальше. Женщины – за исключением счастливиц, находящихся в меньшинстве – лучше всего рожают между 18 и 28 годами. У “пожилых первородок” (после 30) проблем на порядок больше, чем у молодых. Занимаясь добрачным и внебрачным сексом с тем, кто не собирается заключать брак, женщина теряет время, нужное ей на поиски настоящего партнера, отца ее детей. И этого времени ей никто не возместит. Мужчине гораздо проще – он может жениться и в 40, достигнув пика своих физических и интеллектуальных возможностей – а до того времени погулять. Его фертильность с годами делается пониже, но не так принципиально, как у женщины. Таким образом “равные” партнеры на самом деле не равны: один ворует у другого возможности.
     
      Ольга Брилева
     
     
      Пусть женщина предалась со своим избранником изнеженности нравов без всяких разговоров о любви и детях, а так, как садятся играть партию в шахматы; стороны предохранились, удовольствие получено, последствий вообще никаких. Кому от этого плохо?
     
      Дело в том, что эта ситуация так, как ее описали Вы – будучи вырвана из жизненного контекста – возможна с трудом. Я ее видела только в фильме “Дневник красных туфелек”, где мужчина и женщина, совершенно незнакомые и принципиально не желающие открывать друг другу своих имен, встречались каждую неделю в гостинице, занимались сексом к обоюдному удовольствию и возвращались домой в свои холодные постели. Еще я встречала это в женском романе про, хе-хе, Вавилон. Там женщина просто приходила в храм Ашотрет, раздевалась и ложилась, не зная, кто к ней придет, и мужчина входил в темную комнату, не зная, кто его ждет на кровати-алтаре.
      Правда, и роман, и фильм имели одинаковую развязку: они в конце концов начинали встречаться и женились. Все-таки нутро сопротивляется такому положению дел.
      Но в жизни все иначе – мужчина и женщина связаны еще какими-то отношениями помимо постельных. Так вот, эти отношения страдают в 99 случаях из 100. Быть “просто друзьями” после того как в постели вы были одно – в этом есть нечто противное существу.
     
      Ольга Брилева
     
     
      Говорить, что добрачный секс плох для всех из-за того, что пострадали некоторые – разве это не глупо?
     
      Никто не живет в вакууме, каждый из нас есть звено в цепочке чьих-то отношений, а поскольку этих цепочек много и они взаимно переплетаются, правильнее сказать – каждый кольцо в кольчуге. Поступок одного часто определяет поступок другого. А совершил свой поступок именно потому, что аналогичное сошло с рук Б. и В. Миллионы дураков проигрываются в казино до трусов именно потому, что слышали (и видели) одного, который выиграл. Миллионы наркоманов пробуют впервые именно потому, что знают кого-то, кто “в любой момент может соскочить” и вдохновляются его примером.
      И христианство не дает нам забыть, что жизнь – единое целое.
     
      Ольга Брилева
     
     
      Меня очень беспокоят слова христиан о том, что нужно отвергнуть всякую земную любовь ради небесной. Ведь мир - это открытая книга Бога, ведь опыт самопознания нам зачем-то дан, так неужели уже самые первые, основные инстинкты жизни нам лгут.
     
      Я бы сказала так: они нам недоговаривают. Самая первая любовь, которую мы познаем - это любовь к матери, "любовь-нужда": мать может (если захочет) без нас обойтись, а мы без нее - нет. Потом мы возрастаем в другой любви - все больше приучаемся отдавать, а не брать. И совершенная любовь - это любовь к тому, кто не может, даже если очень захочет, предоставить тебе никакого ответного блага, тебе не нужны даже его положительные эмоции в твою сторону. Любовь, совершенно свободная от потребности быть любимым, чистая самоотдача. На земле это огромная редкость.
     
      Ольга Брилева