главная ~ атеизм ~ новости ~ статьи ~ чаво ~ полемика ~ форум ~ юмор
справочник антиатеиста ~ уголок атеиста ~ литература ~ скачать ~ проекты

Ученые-креационисты отвечают своим критикам.
Дуэйн Гиш

Все высказывания, приведенные в этой главе, принадлежат эволюционистам, за исключением неэволюционистов Дентоиа, Хойла и Ван Вилена и креационистов Честертона и Джоба. Позиция Хьюстона Смита неизвестна.


Слово — им!

    «Я думаю, что когда-нибудь дарвинистский миф будет считаться величайшим обманом в истории науки»[1].

Серен Ловтруп

    «...но если характеристика, данная Майром синтетической теории, точна, то эта теория как общее предположение мертва, хоть она и прекрасно согласуется с догмой учебников»[2].

Стивен Джей Гоулд

    «Дебаты были столь пылкими, что один дарвинист признался, что подумывает заняться более честным бизнесом: торговлей подержанными автомобилями»[3].

Шэрон Бегли

    «Во многих случаях многие из нас выбирают отступление. Но за синтетическую теорию мы держимся, и не едва касаясь, как хочет Т.Г.Гексли, а мертвой хваткой, не желая отпускать ее, не желая рассматривать альтернативы»[4].

Е.О.Уилей

    «... вопреки общепринятому мнению биологов-эволюционистов, именно антиэволюционисты, а не эволюционисты всегда строже относились к фактам и ратовали за более четкое следование эмпирическим фактам»[5].

Майкл Дентон

    «Если биологию до Дарвина развивали люди, верившие в Творца и Его план, то после Дарвина ее развитием занимались люди, почти что верившие в божественность Дарвина»[6].

Колин Паттерсон

    «Дарвинизм как научная религия завоевал умы людей... Преобразованная, но вполне дарвинистская по своей сути теория сама стала догмой, с религиозным рвением проповедуемой своими последователями, в ее истинности сомневаются лишь немногие несчастные, не слишком разбирающиеся в науке»[7].

Марджори Грин

    «...нет выхода из коренного противоречия между эволюцией и креационизмом. Это две непримиримые точки зрения»[8].

Ричард Льювонтин

    «Гуманизм — это вера в то, что человек сам вершит свою судьбу. Это конструктивная философия, атеистическая религия, образ жизни»[9].

Автор цитаты в источнике не указан

    «Я использую слово "гуманист", подразумевая человека, который считает людей таким же явлением природы, как животные или растения, и уверен, что их тела, умы и души не сверхъестественны и не сотворены, а являются продуктом эволюции, и что они не находятся под контролем или управлением какого-то сверхъестественного существа, но должны полагаться лишь на свои собственные силы».

Джулиан Хаксли

    «Наша теория эволюции превратилась в теорию... которую нельзя опровергнуть никакими результатами опытов. К ней можно приспособить любой результат. Таким образом, эта теория лежит "за пределами эмпирической науки", но это не значит, что она ложна. Никто не может придумать, как ее опровергнуть. Идеи, даже никак не обоснованные или основанные всего на нескольких лабораторных экспериментах, проведенных в предельно упрощенных условиях, получили большее распространение, чем они того заслуживают. Они стали частью догмы эволюции, и большинство из нас приняли ее как часть нашего воспитания»[11].

Пол Эрлих и А.К.Бирч

    «Я предположил, что неодарвинистская теория эволюции основана на аксиоме: все наследуемые виды приспособления рождаются из случайных мутаций, и приспособление — результат естественного отбора. Отсюда следует несколько выводов, важных для эволюции и биологии вообще.

    Во-первых, аксиоматичная природа неодарвинистской теории позволяет взглянуть на дебаты эволюционистов и креационистов с новой точки зрения. Эволюционисты часто просили креационистов экспериментально доказать то, что виды были сотворены сразу такими, каковы они сейчас. Креационисты часто просили эволюционистов показать, как случайное изменение в организме может улучшить способность его адаптации, или объяснить, почему естественный отбор "почтил" специальными приспособлениями одни виды, а не другие, или почему в результате естественного отбора не исчезли рудиментарные органы. Теперь мы вынуждены признать, что требования обеих сторон несправедливы. Если неодарвинизм — аксиома, то Креационисты не могут требовать доказать эту аксиому; эволюционисты же не могут отвергать сотворение потому, что нет прямых его доказательств»[12].

К.Леон Харрис

    «Теория эволюции — позвоночник биологии; таким образом, биология оказывается в особом положении науки, основанной на недоказанной теории, — так наука это или вера? Получается, что вера в теорию эволюции аналогична вере в сотворение мира: верующие в обе эти концепции считают их абсолютной истиной, хотя никто до настоящего времени не смог доказать ни одной из них»[13].

Л.Xappucoн Мэттьюз

    «Гиллеспи считает эти дебаты столкновением двух мировоззрений: креационизма и позитивизма... Креационизм против позитивизма — это не религия против науки, а один научный взгляд против другого... Позитивист, как утверждает Гиллеспи, "ограничивает научное знание", которое он считает единственной ценной формой познания, сводя его к законам природы и процессам, в которые вовлечены "второстепенные или исключительно естественные причины..." Креационисты же верят, что понимание природы может приоткрыть миру, как работает Божественный разум. "Креационист, говорит Гиллеспи, рассматривает мир и все в нем как отражение прямого или непрямого воздействия Божества. Их наука неотделима от их теологии".

    Они находят проявления Бога в Его трудах (природе). Но их орудие — наука. Они ратуют за "познаваемость" и упорядоченность законов»[14].

Стивен Джей Гоулд
(Здесь Гоулд говорит о креационистах, живших до Дарвина, — настоящих «ученых-креационистах», по его мнению).

    «Теория диалектического материализма гласит, что материя — высшая реальность, сомневаться в истинности которой невозможно. Эволюция — это более, чем полезная биологическая концепция: это природный закон, контролирующий природу всех явлений»[15].

    «Добжанский считал и говорил, что применение биологической эволюции выходит за границы биологии, касаясь сфер философии, социологии и даже социальной политики. Место биологической эволюции в человеческой мысли, полагает Добжанский, лучше всего отражает часто цитируемый отрывок из Пьера Тейяра де Шардена: "(Эволюция) — это общий постулат, перед которым должны склониться все теории, все гипотезы должны ему соответствовать, чтобы считаться разумными и истинными. Эволюция — свет, освещающий все факты, траектория, которой должны следовать все линии, — вот что такое эволюция"»[16].

Франсиско Айала

    «Дарвинизм, опираясь на рациональные идеи, отверг саму идею Бога как Творца всех организмов... мы можем полностью считать несостоятельной любую идею сверхъестественного управления, осуществляемого каким-то высшим разумом, ответственным за процесс эволюции»[17].

Джулиан Хаксли

    «Религия — это по сути своей отношение к миру в целом. Таким образом, эволюция, например, может оказаться мощным принципом координации надежд и верований человека, каким когда-то был Бог»[18].

Джулиан Хаксли и Джеков Бронобски

    «Неожиданно учение об эволюции заполонило все школы. Культура правящего класса одержала верх, и традиционные религиозные ценности, единственное, чем могли руководствоваться в жизни крестьяне и их семьи, были у них отобраны»[19].

Ричард Льювонтин

    «Позвольте мне объявить, к какому выводу я пришел: закон Христа нельзя примирить с законом эволюции — по крайней мере, в том виде, в каком закон эволюции существует сегодня. Нет, эти два закона находятся в противоборстве друг с другом, и закон Христа никогда не победит, пока закон эволюции не будет уничтожен»[20].

Сэр Артур Кейт

    «Христианство боролось, борется и будет бороться с наукой до победного конца, до полного поражения эволюции, потому что эволюция раз и навсегда разрушает саму причину, по которой предположительно было необходимо земное воплощение Иисуса. Уничтожьте Адама с Евой и первородный грех, и во прахе вы найдете жалкие останки Сына Божиего. Если Иисус не был Искупителем, погибшим за наши грехи, если эволюция доказывает это, то христианство не имеет смысла»[21].

Дж.Ричард Бозарт

    «[Естественный] отбор — самый слепой и жестокий путь образования новых видов, все более и более сложных и утонченных организмов... Борьба за существование и уничтожение слабейших — страшный процесс, против которого восстает вся современная этика. Идеальное общество — общество без отбора, в котором слабые защищены, что является прямой противоположностью так называемого закона природы. Я удивлен, как христианин может защищать "процесс, который должен был бы "запустить" Бог, чтобы эволюция стала возможной"»[22].

Жак Моно

    «Я убежден, что борьба за будущее человечества должна вестись в классах учителями, правильно понимающими свою роль как поборников новой веры, — религии человечества, которая признает и уважает то, что теологи называют божественностью, в каждом человеке. Эти учителя должны быть так же бескорыстно преданы делу, как самые усердные проповедники-фундаменталисты, потому что им предстоит стать миссионерами другого рода, обращая учащихся в систему гуманистических ценностей с высоты кафедры, какой бы предмет они ни преподавали и независимо от уровня образования — от дошкольного подготовительного центра до крупного государственного университета. Классная комната должна стать ареной борьбы старого и нового: разлагающегося тела христианства, с его невзгодами и отрицательными сторонами, и новой верой в гуманизм... Без сомнения, это будет долгая, яростная, болезненная борьба, полная горя и слез, но гуманизм победит. Он должен победить, чтобы выжило человечество»<[23].

Джон Данфи

    «Одна из причин пренебрежения образования к вере — это учение об эволюции; переход самого Дарвина от ортодоксии к агностицизму симптоматичен. Мартин Лингс, вероятно, прав, говоря, что "многие случаи утраты религиозной веры связаны с теорией эволюции более, чем с чем-либо иным"» («Studies in Comparative Religion», зима 1970)[24].

Хьюстон Смит

    «Как может быть истинной эволюция? Неужели все мы вышли из одной клетки? Мог ли орган, подобный глазу, развиться случайно? Эти вопросы задают до сих пор.

    Вновь и вновь в классных комнатах и лабораториях Земли подвергается сомнению теория эволюции Дарвина.

    В этом нет ничего нового. Атаки на Чарльза Дарвина не прекращаются с 1859 г.

    Среди наиболее пылких критиков Дарвина выделяются "креационисты". Это верующие фундаменталисты-догматики, утверждающие, что теория эволюции не более чем "сказка о животных", по словам одного верующего., Креационисты не одиноки; журнал "Нэйче" сообщает, что почти половина взрослого населения Соединенных Штатов верит, будто мы — прямые потомки Адама и Евы.

    Модель Дарвина подвергалась и научным проверкам на прочность. Критики указывают на ряд загадок эволюции, которые теория, по их словам, не объясняет.

    Как могли не связанные между собой территориально животные, живущие в разных областях, случайно приобрести одинаковый облик?

    Как мог панцирь черепахи развиться из мягких тканей при том, что не найдено никаких жизнеспособных промежуточных форм рептилий?

    Как могли развиться у панды мощный череп, особые половые органы и "большой палец", отличные от органов других медведей?»[25]

Джон Глайдман

    «По-другому второй закон можно сформулировать так: "Вселенная постоянно становится все более беспорядочной!" Рассматривая второй закон с такой точки зрения, мы видим, что это сказано о нас. Нам приходится усердно трудиться, чтобы навести в комнате порядок, но в беспорядок она приходит сама, и куда быстрее и проще. Даже если мы не будем туда заходить, она станет грязной и пыльной. Как трудно содержать в порядке дом, технику, даже наши собственные тела; как быстро все приходит в упадок. Даже если вообще ничего не делать, все будет приходить в упадок, ломаться, изнашиваться само собой — вот что означает второй закон»[26].

Айзек Азимов

    «Автор считает, что второй закон склоняет его к мысли о существовании Творца, Который несет ответственность за будущую судьбу человека и Вселенной»[27].

Гордон Дж.Ван Виден

    «Претензии химической эволюции необоснованны. Нас хотят убедить в том, что биохимические компоненты, биохимические реакции и механизмы, энергетический метаболизм и накапливание, специфическая полимеризация, коды, механизмы транскрипции и трансляции и т.д. появились в пробиотических водах, обладая всеми функциями, которыми они обладают в составе живых организмов, еще до того, как эти организмы появились. Химическая эволюция сама себя исчерпала. Во многих случаях она представляет собой лабораторный синтез, не имеющий никакого отношения к абиотическому органико-химическому синтезу, проходившему в определенных пробиотических условиях. Нет смысла продолжать исследования и добавлять к списку новые биохимикаты. Давайте предположим, что в доисторических водах уже содержался весь материал для предполагаемой "химической эволюции". Как и в какой форме могла возникнуть жизнь из этой разрозненной смеси? Если существует ответ на этот вопрос, его нужно найти, чтобы дальнейшее развитие химической эволюции имело смысл, иначе она превратится в бесконечную серию лабораторных экспериментов, не связанных с центральной проблемой. Результаты многих экспериментов и выводы из них были приняты слишком некритически, потому что мы всегда готовы охотно принять выводы, подтверждающие наши предположения...

    Все нынешние подходы к решению проблемы происхождения жизни либо неправильны, либо ведут в тупик. Следовательно, наука находится в кризисе... Необходимо искать новые, разнообразные подходы к решению проблемы происхождения жизни»[28].

Джон Кеозиан

    «Более 30 лет экспериментирования в области химической и молекулярной эволюции, связанного с происхождением жизни, привели скорее к лучшему пониманию масштабов проблемы возникновения жизни на Земле, чем к ее разрешению. В настоящее время все дискуссии о важнейших теориях и опытах в этой области заканчиваются либо застоем, либо признанием в невежестве»[29].

Клаус Доз

    «...длиннейший геном, который мог бы образоваться с 95% вероятностью за 109 лет, состоял бы всего из 49 аминокислотных остатков. Это слишком мало для кодирования живой системы, так что эволюция высших форм жизни так бы и не началась. Геологических свидетельств существования "теплого маленького пруда" нет. Можно сделать вывод, что вера в ныне принятые схемы спонтанного биогенеза противоречит здравому смыслу»[30].

Хьюберт П.Йоки

    «Я не знаю, сколько времени должно пройти, чтобы астрономы наконец признали: здесь, на Земле, структура ни одного из многих тысяч биополимеров, от которых зависит существование жизни, не могла образоваться в ходе естественных процессов. Астрономам трудновато будет это понять, потому что биодоги станут уверять их в обратном, а биологов будет убеждать в этом кто-нибудь еще. Эти "кто-нибудь" — группа людей, которые открыто провозглашают свою веру в математические чудеса. Они верят, что в природе, вне законов физики, существует закон, который вершит чудеса (в этом ему помогает биология). Забавная ситуация, особенно если вспомнить, что эта наука долгое время занималась логическим объяснением библейских чудес.

    А теперь представьте себе 1050 слепых, которые собирают кубики Рубика, пытаясь случайно одновременно собрать их. Тогда вы поймете, каковы шансы случайного возникновения хотя бы одного из многих биополимеров, от которых зависит существование жизни. Заявление о том, что не только биополимеры, но и программа функционирования живой клетки могла случайно возникнуть в доисторическом органическом "супе" здесь, на Земле, — очевидная ерунда высшего порядка. Жизнь, должно быть, просто космический феномен»[31].

Сэр Фред Хойл

    «Честный человек, вооруженный всем доступным нам сейчас знанием, мог бы лишь констатировать, что, в определенном смысле, происхождение жизни сейчас кажется нам почти чудом, — столько условий должно быть удовлетворено для его осуществления»[32].

Франсис Крик

    «Понятно, что если для начала жизни понадобилась не одна, а две или более клеток, любой вывод, касающийся связей молекул или видов, кажется спорным просто потому, что мы не знаем, сравниваем ли мы ветви одного дерева или похожие ветви разных деревьев. Если мы считаем, что начало жизни положило большее количество "индивидуумов", чем одинокие Urzelle, мы вынуждены отказаться от мнения, что сходство автоматически предполагает родство... Основной вывод, на который мы попросили бы обратить внимание, заключается в том, что многие из генов, получаемых дупликацией, присутствовали на Земле при зарождении жизни. Ведь если бы их не было уже тогда, мы должны были бы задаться вопросом, произошли ли данные гены в результате дупликации и откуда они вообще взялись с самого начала как основа развития видов»[33].

Кристиан Швабе и Грегори Уорр

    «Сходные свойства порядков млекопитающих продолжают озадачивать ученых, хотя данные сравнительной анатомии и аминокислотных цепочек потенциально позволяют обосновать эту взаимозависимость... При качественном сравнении молекулярного древа и морфологического древа между ними было обнаружено лишь очень небольшое соответствие. Более того: между кладограммами, составленными по каждому из четырех протеинов, соответствие вообще отсутствовало. Так как кладограммы, составленные по этим протеинам, не совпадают, мы должны решить, насколько можно доверять результатам анализов такого рода»[34].

А.Р.Уисс, Дж.М.Новачек, М.К. МакКенна

    «Хотя никто не может убедительно объяснить, каким образом беспорядочные эволюционные процессы могли привести к образованию таких организованных различий, идея синхронности сроков эволюции представлена в литературе так, как если бы это было эмпирическое открытие. Влияние эволюции столь сильно, что идея, более похожая на принцип средневековой астрологии, чем на серьезную теорию XX века, смогла стать реальностью для биологов-эволюционистов»[35].

Майкл Дентон

    «В любом случае ни один истинный эволюционист, будь он сторонником постепенных изменений или прерывистого равновесия, не пользуется окаменелостями в качестве свидетельства в пользу теории эволюции и против сотворения мира»[36].

Марк Ридли

    «Последнее слово о достоверности и ходе теории эволюции должен сказать палеонтолог»[37].

Гэбин де Бир

    «Натуралистам следует помнить, что процесс эволюции можно восстановить только по ископаемым останкам. Знание палеонтологии, таким образом, обязательно; только палеонтология может дать свидетельства об эволюции и открыть ее причины и механизм... Вот почему мы постоянно обращаемся к палеонтологии, единственной истинной науке эволюции»[38].

Пьер Поль Гроссе

    «Окаменелости дают нам возможность выбирать между эволюционистской и креационной моделями происхождения Земли и жизни на ней»[39].

Б.Ф-Гленистер и Б.Дж.Витчке

    «...Очень важны следующие факты. Когда появляется новый класс или порядок, следует быстрое, взрывное (в терминах геологического времени) разветвление, так что практически все известные порядки или семейства появились внезапно и без каких-либо заметных переходных форм.

    ...Более того, внутри медленно развивавшихся видов — таких, как известная цепочка лошадей, решающие шаги резки, без переходов...» [40]

Р.Б.Гольдшмидт

    «Недавно ученые типа Элдреджа и Гоулда начали акцентировать почти полное отсутствие достаточно документированных переходов между видами (ключевой аргумент креационистов). К сожалению, биологические процессы разрабатываемой ими модели длительного равновесия еще не совсем ясны, и антиэволюционисты могут эффективно использовать и используют эти проблемы для опровержения аргументов своих противников»[41].

М.Р.Джонсон

    «Недостающие звенья в цепочках останков беспокоили Дарвина. Он был уверен, что когда-нибудь они будут обнаружены, но этого до сих пор не произошло и, кажется, никогда не произойдет»[42].

Э.Р. Лич

    «К сожалению, среди ископаемых останков вряд ли можно отыскать промежуточные стадии (недавний шум, поднятый Хаксли вокруг археоптерикса, не в счет).

    Данные Андерсона и Эвенсена не подтверждают мнение Элдреджа и Гоулда о том, что популяции переходных форм были очень малы. Можно спросить также, быстрее ли идет эволюция в малых популяциях. Ведь в малых популяциях общий уровень мутации ниже и, следовательно, эволюция протекает медленнее (например, см. Maynard Smith, Am. Nat. 110, 331:1976)»[43].

Марк Ридли

    «Несмотря на обнадеживающие обещания палеонтологии, имеющей средства для того, чтобы "увидеть" эволюцию, именно эта наука доставила эволюционистам немало хлопот — достаточно вспомнить о "пробелах" в данных раскопок. Эволюция требует присутствия промежуточных форм между видами, а палеонтологи их не находят»[44].

Дейвид Б.Киттс

    «Можно добавить много свидетельств в пользу теории эволюции — биологических, биогеографических и палеонтологических, но я все-таки думаю, что, если быть непредвзятым, ископаемые останки растений свидетельствуют в пользу сотворения мира»[45].

Э.Дж.Х.Корнер

    «Окаменелости мало чем могут помочь нам, когда речь заходит о прямых свидетельствах того, как шло разветвление видов. Каждый тип появляется в окаменелостях уже в таком виде, какой он сейчас, и остается таким впоследствии; ни один тип не связан с другим через промежуточные типы останков. Факты свидетельствуют, что ни один класс беспозвоночных не может быть связан с другим серией промежуточных форм»[46].

Дж.В.Валентайн

    «Все три подразделения позвоночных рыб появляются в окаменелостях примерно в одно и то же время. Они уже значительно отличаются друг от друга по строению и покрыты чешуей. Как они возникли? Как возникла чешуя? И почему нет и следа переходных, промежуточных форм?»[47]

Джеральд Т.Тодд

    «...но, каково бы ни было официальное мнение на этот счет, двоякодышащие рыбы, как и все другие известные мне основные группы рыб, происходят из ничего...

    ...Я часто думал, как не хотелось бы мне защищать органическую эволюцию перед судом»<[48].

Эррол Уайт

    «Там, где усерднее всего ищут информацию о переходных формах, ее труднее всего найти. У нас нет останков переходных форм между рыбой rhipidistian и ранними амфибиями или между примитивными насекомоядными и летучими мышами; лишь один-единственньш вид, Archaeopteryx lithographica, представляет собой связующее звено между динозаврами и птицами. С другой стороны, тысячи тысяч останков определенных родов рыб, амфибий и рептилий найдены на каждом континенте.

    Возможно, не следует удивляться тому, что палеонтологи, изучающие позвоночных, не поддерживают преобладающее в науке мнение о медленном, прогрессивном пути эволюции, но предпочитают вырабатывать теории, содержащие идеи скачка, ортогенеза и другие виталистические гипотезы. Большая часть свидетельств, которые предоставляют нам окаменелости, не соответствует строго градуалистической интерпретации, как считают Элдредж и Гоулд (1972), Гоулд и Элдредж (1977), Гоулд (1985) и Стэнли (1979, 1982)»[49].

Р.Л. Кэррол

    «Теория о том, что птицы образовались из динозавров, вошла в моду и вышла из нее уже в XIX веке, а теперь она вновь распространилась, и ученые, ставшие ее приверженцами, представляют себе очень подвижных динозавров, быстрых, как современные птицы, и даже в перьях... К сожалению, "птичья" теория слишком часто требует подтасовок, чтобы внушать доверие... Теория, связывающая динозавров с птицами, — приятная фантазия, которая нравится некоторым ученым, потому что дает им прямой пропуск в прошлое, о кото)эом иначе они могли бы только мечтать. Но если мы не обнаружим более убедительных свидетельств, надо отвергнуть эту теорию и поискать более подходящую»[50].

Ларри Д.Мартин

    «На более высоком уровне эволюционных переходов между основными типами морфологии всегда существовали проблемы с градуализмом, хоть он и оставался "официальной" позицией большинства западных эволюционистов. Гладкие переходы между Bauplane почти невозможно конструировать, даже в ходе надуманного эксперимента; и тем более нет никаких свидетельств их существования в ископаемых останках (курьезные мозаики вроде археоптерикса не в счет)»[51].

С.Дж.Гоулд и Найлз Элдредж

    «Предельная скудость переходных форм — секрет палеонтологии... История большинства ископаемых видов отличается двумя особенностями, не согласующимися с теорией градуализма:

    1. Стазис. Большая часть видов не претерпевала никаких направленных изменений за время своего земного существования. Они появляются в окаменелостях такими, какими заканчивают свою историю; морфологические изменения обычно ограничены и не имеют конкретного направления.

    2. Внезапное появление. В любой отдельной области виды не развиваются постепенно в результате постоянной трансформации их предков; они возникают сразу «полностью оформленными».

Стивен Дж. Гоулд

    «Конечно, в цепи окаменелостей много пробелов, причем переходные формы между многими известными нам группами почти всегда неизвестны. ..

    В окаменелостях млекопитающих рептилий пробелы на низшем таксономическом уровне, видов и родов, практически универсальны. Нет ни одного случая, когда возможно было бы проследить переход от вида к виду, от одного рода к другому.

    Очевидные сроки морфологических изменений в основных цепочках рептилий, подобных млекопитающим, различны. Неожиданное появление новых групп более высокого развития, новых семейств и даже порядков сразу после массового уничтожения, со всеми чертами, более или менее выработанными, требует очень быстрой эволюции»[53].

Т.С.Кемп

    «Итак, со времен Дарвина прошло около 120 лет, и наши знания об окаменелостях значительно увеличились. У нас теперь есть останки миллиона ископаемых видов, но ситуация не слишком изменилась. Данные об эволюции поразительно противоречивы и, по иронии судьбы, мы располагаем еще меньшим колич<гством примеров эволюционных переходов, чем располагали наши коллеги во времена Дарвина. Я имею в виду, что некоторые примеры эволюционных изменений, во времена Дарвина считавшиеся классическими, такие как эволюция лошади в Северной Америке, пришлось отвергнуть или переосмыслить в результате притока более точной информации — то, что раньше, когда нам было доступно сравнительно небольшое количество данных, казалось милой и простой последовательностью, теперь оказалось процессом более сложным и менее последовательным. Так что проблемы Дарвина разрешены не были...»[54]

Дейвид Рауп

    «Интересно, что почти все эволюционные истории, которые я учил студентом, от Ostrea/Gryphea Трумэна до Zapbre-ntis delanouei Kapрутера, теперь отвергнуты. Мой личный опыт более чем двадцатилетнего поиска эволюционных связей между мезозойскими брахиоподами тоже привел к полному разочарованию»[55].

Дерек В.Эджер

    «Некоторые палеонтологи, как коллега Йохансона Оуэн Лавджой, считают, что так называемый вальгусовый угол колена, — важное указание на хождение на двух ногах, потому что благодаря такому сгибу нога приобретает более прямое положение по отношению к центру тяжести тела, что придает больше равновесия и дает больше времени для маха вперед свободной ногой во время ходьбы.

    Джек Прост из Университета Иллинойс в Чикаго Сёркл, придерживается противоположного взгляда; он считает, что такой угол — свидетельство способности карабкаться вверх; дополнительным свидетельством этого служит тот факт, что среди обезьян наибольший вальгусовый угол имеют орангутаны, великолепно лазающие по деревьям и обладающие таким же углом сгиба колена, что и человек... Больше похожее на человеческое колено "Люси" могло быть приспособлением для лазанья по деревьям»[56].

Джереми Черфас

    «...австралопитеки из Олдувая и Стеркфонтейна, Кромдрая и Макапансгата, которые стали известны нам в последние несколько десятилетий, сейчас не считаются больше прогрессивной ступенью эволюции, направленной к хождению человека на двух ногах, или входящими в группу, более близкую к людям, чем к африканским обезьянам, и уж, конечно, не числятся среди прямых родственников человека»[57].

Чарлз Окснард

    «Хотя обычно считается, что некоторые австралопитеки обладают человекоподобными формами, новая возможность, предложенная в этой книге, — ответвление, не связанное ни с людьми, ни с африканскими обезьянами, — получила мощную поддержку. Многими было признано, что по строению австралопитеки не близки человеку, что время от времени они жили на деревьях и что позднейшие представители этого вида сосуществовали с ранними представителями рода Homo»[58].

Чарлз Окснард
(Окснард говорит здесь о последних исследованиях Australopithecus afarensis — «Люси» Доналда Йохансона).

    «...например, ни одни ученый не мог логично опровергнуть предположение о том, что человек, не участвуя ни в каком деянии божественного творения, развился из обезьяноподобного существа за очень краткий промежуток времени — с геологической точки зрения — не оставив никаких следов трансформации»[59].

Лорд Цукерман

    «Креационисты притязают на то, чтобы их закон расширил свободу учителей, позволив им использовать в своих курсах противоречивый материал. Но ни в одном штате не существует законов, запрещающих преподавать "науку о сотворении мира". Ее могли преподавать раньше и могут преподавать сейчас»[60].

С.Дж.Гоулд

    «Если мы не будем бдительными, недавняя победа эволюционистов в Верховном суде тоже может ни к чему не привести. Нынешнее решение на процессе в Луизиане было слабее, чем предшествующий ему пересмотр судьей Уидьямом Овертоном подобного закона в Арканзасе. Однако решение Верховного Суда ни в коей мере не поставило "вне закона" преподавание "науки о сотворении мира" в классах публичных школ. В этом решении сказано лишь, что требование уделить этому специфическому предмету столько же часов, сколько уделено теории эволюции, противоречит конституции Луизианы. "Креационизм" до сих пор может преподаваться в школе, если учителя и администрация полагают, что это нужно. Многие учителя и администраторы высказались в пользу такого подхода. И действительно, "Креационизм" сейчас преподается в составе курса естественных наук по всей стране»[61].

Майкл Циммерман

    «Не стоит мешать преподавателям-биологам использовать Креационизм в качестве альтернативы теории эволюции: в самом деле, в настоящее время идея сотворения — единственная альтернатива эволюции. Об этом стоит не просто упомянуть вскользь — сравнение двух версий было бы чудесным упражнением в логике и рассуждении. Наша первостепенная цель как преподавателей — научить студентов мыслить, а такое сравнение, касающееся интересующей всех волнующей проблемы, более, чем какое-либо другое, подходит для этой цели...

    Можно сказать, что сотворение и эволюция — полные противоположности, дополняющие друг друга. В этом смысле сотворение — альтернатива эволюции в любом специфическом аспекте, судебный процесс против креационизма защищает эволюцию, и наоборот»[62].

Р.Д.Александер

    «...поиск знаний о физической Вселенной и населяющих ее живых организмах должен проводиться в условиях интеллектуальной свободы, без религиозных, политических или идеологических ограничений.

    ...Свобода совести и идейной принадлежности требует, чтобы ученые могли свободно вести исследования там, куда ведет их идея... без политической цензуры и без боязни прийти к выводам, которые подорвут их авторитет. Тех, кто бросает вызов общепринятым теориям, надо защищать от реакции»<[63].

Национальная академия наук

    «Мир не объяснит себя... абсурдно, когда эволюционист жалуется, что немыслимо, чтобы предполагаемый немыслимый Бог создал все из ничего, а затем сам утверждает, что более разумна версия: ничто само преобразовалось во все»[64].

Г.Честертон

    «И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, — у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы. морские. Кто во всем этом не узнает, что рука Господа сотворила cиe?» (Иов 12:7-9).

1 Soren Lovtrup, Darwinism: The Refutation of a Myth, Croom Helm, New York, 1987, p. 422.

2 S.J.Gould, Paleobiology 6(1):120 (1980).

3 Sharon Begley, «Science Contra Darwin», News-week, April 8, 1985, p. 80.

4 E.O.Wiley, Systematic Zoology 24(2):270 (1975).

5 Michael Denton, Evolution: A Theory in Crisis, Burnett Books, London, 1985, pp. 353, 354.

6 Colin Patterson, цитируется по: Brian Leith, The Listener, 8 October 1981, p. 392.

7 Marjorie Gren, Encounter, November 1959, p. 48.

8 Richard Lewontin, in Scientists Confront Creationism, L.R.Godfrey, Ed., W.W.Norton and Co., New York, 1983, p. XXVI.

9 «What Is Humanism?», Humanist Community of San Jose, San Jose, California, 95106.

10 Julian Huxley, цитируется по «What Is Humanism?» — см. выше.

11 Paul Ehrlich and L.C.Birch, Nature 214:352 (1967).

12 C.L.Harris, Perspectives in Biology and Medicine, Winter 1975, pp. 179-184.

13 L. H. Matthews, во введении к The Origin of Species, Charles Darwin, J.M.Dent and Sons, Ltd., London, 1971, p. X.

<14 S.J.Gould, Nature 285:343 (1980).

15 J.E.O'Rourke, Journal of Science 276:51 (1976).

16 Francisco Ayala, Journal of Heredity, 68:3-10 (1977).

17 Julian Huxley, in Issues in Evolution, Sol Tax, Ed., University of Chicago Press, Chicago, 1960, p. 45.

18 Julian Huxley and Jacob Bronowski, Growth of Ideas, Prentice-Hall, Inc., Englewood Cliffs, 1986, p. 99.

19 Richard Lewontin, in Scientists Confront Creationism, Laurie Godfrey, Ed., W.W.Norton & Co., New York, 1983, p. XXV.

20 Arthur Keith, Evolution and Ethics, Putnam, New York, 1947, p. 15.

21 G.R.Bozarth, The American Atheist, September 1978, p. 30.

22 Jacque Monod, «Secret of Life», Transcript of a television interview with Laurie John on the Australian Broadcasting Co., June 10, 1976.

23 John Dunphy, The Humanist, Jan./Feb. 1983, p. 26.

24 Huston Smith, Christian Century, July 7-14, 1982, p. 755.

25 John Gliedman, Science Digest Special, Sept./Oct. 1980, pp. 55-57.

26 Isaac Asimov, Smithsonian Institute Journal, June 1970, p. 6.

27 G.J.Van Wylen, Thermodynamics, John Wiley and Sons, New York, 1959, p. 169.

28 John Keosian, Origin of Life, 1978:569-574.

29 Klaus Dose, Interdisciplinary Science Reviews 13(4):348 (1988).

30 H.P.Yockey, Journal of Theoretical Biology 67:377 (1977).

31 Sir Fred Hoyle, New Scientist, 19 November, 1981, pp. 526-527.

32 Francis Crick, Life Itself, Simon and Schuster, New York, 1981, p. 88.

33 Christian Schwabe and Gregory Warr, Perspectives in Biology and Medicine 27(3):468, 474 (1984).

34 A.R.Wyss, M.J.Novacek, and М-C.McKenna, Molecular Biological Evolution, 4(2):99 (1987).

35 Michael Denton, Ref. 5, p. 306.

36 Mark Ridley, New Scientist 90:830 (1981).

37 Gavin de Beer, Science 143:1311 (1964).

38 Pierre-Paul Grasse, Evolution of Living Organisms, Academic Press, New York, 1977, p. 4.

39 B-F.Glenister and B-J.Witzke, in Did the Devil Make Darwin Do It?, D.B.Wilson, Ed., Iowa State University Press, Ames, 1983, p. 58.

40 R.B.Goldschmidt, American Scientist, 40:97 (1952).

41 M.R.Johnson, South African Jounal of Science, 78:267 (1982).

42 E.R. Leach, Nature 293:19 (1981).

43 Mark Ridley, Nature 286:444 (1980).

44 D.B-Kitts, Evolution 28:467 (1974).

45 E.J.H.Corner, in Contemporary Botanical Thought, A.M.MacLeod and L.S.Cobley, Eds., Quadrangle Books, Chicago, 1961, p. 97.

46 J.W.Valentine, in What Darwin Began, L.R.Godfrey, Ed., Allyn and Bacon, Inc., Boston, 1985, p. 263.

47 G.T.Todd, American Zoologist 20(4):757 (1980).

48 Errol White, Proceedings of the Linnaean Society of London 177:8 (1966).

49 R.L.Carroll, Vertebrate Paleontology and Evolution, W.H. Freeman and Co., New York, 1988, p. 4.

50 Larry D.Martin, Sunday World-Herald, Omaha, Nebraska, January 19, 1992, p. 17b. (Доктор Мартин — профессор систематики и экологии Канзасского университета, глава отделения палеонтологии позвоночных в университетском музее естественной истории).

51 S.J.Gould and Niles Eldredge, Paleobiology 3:147 (1977).

S.J.Gould, Natural History, 86:14 (1977).

T.S.Kemp, Mammal-Like Reptiles and the Origin of Mammals, Academic Press, New York, 1982, pp. 3, 319, 327.

54 David Raup, Field Museum of Natural History Bulletin 50(1):25 (1979).

55 D.V.Ager, Proceedings Geological Association, 87:132 (1976).

56 Jeremy Cherfas, New Scientist, January 20, 1983, p. 173.

57 Charles Oxnard, The Order of Man, Yale University Press, New Haven, 1984, p. 332.

58 Charles Oxnard, ibid., pp. Ill и IV of Nota Bene.

59 Solly Zuckerman, Beyond the Ivory Tower, Taplinger Publishing Co., New York, 1970, p. 64.

60 S.J.Gould, New York Times Magazine, July 19, 1987, p. 34.

61 Michael Zimmerman, Bioscieme 17(9):635 (1987).

62 R.D.Alexander, in Evolution Versus Creationism: The Public Education Controversy, J.Peter Zetterberg, Ed., Oryx Press, Phoenix, 1983, p. 91.

63 National Academy of Sciences Resolution, «An Affirmation of Freedom of Inquiry and Expression», April 1976.

64 G. Chesterton, цитируется по: Р. Е. Hodgson in his review of Chesterton: A Seer of Science, by Stanley L.Jaki, National Review, June 5, 1987.