Светское государство. Ответы на вопросы urokiatheisma denga

Таинственен мир элементарных микрочастиц. Еще лет сто с небольшим назад для ученых строение атома казалось просты. Однако чем "дальше в лес - тем больше дров". То что вытворяют частицы на опытах  - это просто какое-то научное шоу http://nauko-mania.ru/?page_id=7. Своим поведением они опровергают законы классической физики. Об этом следующая научная статья.

 

 Прежде всего, вспомним некоторые факты из истории познания недр материи.
Более двух тысяч лет назад древнегреческий философ Демокрит впервые высказал догадку о том, что все тела природы построены из непрерывно движущихся неделимых частичек—атомов. Лишь десятки веков спустя эта гипотеза получила экспериментальное подтверждение. В конце прошлого столетия было выяснено, что атомы действительно существуют и служат носителями химических свойств вещества, что они ничтожны по размерам, составляя в своем поперечнике приблизительно одну стомиллионную долю сантиметра, и весят исчезающе мало.
В 1919 году английский физик Резерфорд остроумными опытами раскрыл и внутреннюю структуру атома. Представление Демокрита о неделимости этой частицы не подтвердилось. Стало ясно, что атом состоит из положительного заряженного ядра я отрицательно заряженных электронов, компенсирующих положительный заряд ядра и расположенных на периферии атома.
Удалось измерить и размеры ядер — они оказались приблизительно в сто тысяч раз меньше атомов. Выяснилось также, что масса атома фактически полностью сосредоточена в его ядре.
Наконец, в начале тридцатых годов нашего века нашел разрешение и вопрос о структуре атомных ядер. Они, как оказалось, состоят из нуклонов, то есть положительно заряженных протонов и электрически нейтральных нейтронов. И те и другие примерно в 2000 раз более массивны, чем электроны.
Вот тогда-то и сложилось у физиков понятие «элементарной частицы». Под этим термином они понимали «простейшее», «неразложимое» ни на какие составные части материальное тело. Словом, идея неделимости была перенесена с атомов на элементарные частицы.
Главнейшие из них —«кирпичики» атомов уже названы: электрон, протон и нейтрон.
Был уже известен также позитрон, во всем подобный электрону, но несущий положительный заряд. В ту пору наука знала и фотон (гамма-квант) — частицу, своеобразие которой заключается в том, что она всегда движется со скоростью, равной скорости света (300 000 километров в секунду в пустоте), и не может быть неподвижной (не обладает так называемой «массой покоя»). Упомянем еще о нейтрино. Это почти неуловимая нейтральная частица, относительно которой до сих пор пока неизвестно точно, обладает ли она «массой покоя» или, другими словами, может ли она существовать будучи неподвижной.
Эти частицы были известны в начале тридцатых годов.
С тех пор прошло почти 30 лет. За это время физики-экспериментаторы открыли еще почти два десятка элементарных частиц. Из них мы пока упомянем лишь о трех видах пи-мезонов — положительно и отрицательно заряженных частицах с массой, приблизительно в 300 раз большей, чем у электрона, и о двух видах мю-мезонов — положительно и отрицательно заряженных частицах с массой, равной примерно двумстам электронным.
ПРОБЛЕМА НЕДЕЛИМОСТИ
Далеко не все элементарные частицы устойчивы. Например, нейтрон, когда он не находится в ядре атома, довольно быстро распадается на протон, электрон и нейтрино. Положительный пи-мезон распадается на положительный мю-мезон и нейтрино. Претерпевают распад и многие другие частицы.
Эти факты настораживают — как же все-таки понимать термин «элементарная частица»? Если одни частицы превращаются в другие, то какие из них считать неделимыми? Может быть, к примеру, пи-мезоны на самом деле — сложные частицы и состоят из мю-мезонов и нейтрино? Или так считать нельзя?
Дальнейшее изучение свойств элементарных частиц привело к выводу, что все они взаимосвязаны и могут взаимодействовать друг с другом более или менее непосредственно. Это обстоятельство приводит, в частности, к тому, что при столкновении каких-либо двух элементарных частиц может «родиться» (возникнуть) третья новая частица. Так при столкновении двух протонов, из которых хотя бы один обладает достаточно большой энергией, могут рождаться или положительно заряженные или нейтральные пи-мезоны.
Физики изучили много процессов, в которых при столкновении двух элементарных частиц возникали третьи. Важно при этом подчеркнуть, что возможны и такие явления, когда при столкновении двух устойчивых, то есть не распадающихся элементарных частиц, рождаются другие устойчивые элементарные частицы. Примером здесь служит столкновение электрона и позитрона, в результате чего рождаются фотоны, а электрон и позитрон исчезают. Возможен, наконец, и обратный процесс, когда фотон в определенных условиях рождает пару частиц: электрон и позитрон.
Приведенные примеры еще больше усложняют наши представления об элементарных частицах.
КИРПИЧИ  И  ГВОЗДИ
„Будем сравнивать, хоть это и грубо, элементарные частицы со всевозможными строительными материалами — кирпичами, бревнами, гвоздями и т. д.,— из которых строятся наши здания.
Представьте себе на минуту, что мы бросаем один кирпич в другой. После их столкновения естественно увидеть разлетающиеся в разные стороны осколки.
Неправда ли, было бы весьма странно, если бы после столкновения оба кирпича исчезали, а вместо них зрители увидели бы разлетающиеся бревна или гвозди? А ведь приблизительно так обстоит дело с элементарными частицами. Почему же? Чем объяснить столь удивительное их поведение?
Над этим вопросом работают сейчас многие десятки крупнейших физиков. Именно он сейчас встал на повестку дня — точно так же, как в свое время возникали и решались проблемы строения атома и атомного ядра.
Что же сегодня известно об элементарных частицах и что еще предстоит узнать?
ПЕРВАЯ РУКОВОДЯЩАЯ ИДЕЯ
Штурмуя проблему элементарных частиц, ученые базируются на многих достижениях теоретической физики, среди которых не-
маловажное место занимают выводы теории относительности Эйнштейна.
Одно из основных положений этой теории — утверждение о том, что никакое тело не может двигаться быстрее света. Это влечет за собой и другие интересные следствия, в частности зависимость массы тела от скорости его движения относительно наблюдателя. Например, масса тела, покоящегося на Земле, равная для земного наблюдателя одному килограмму, для наблюдателя, движущегося со скоростью 0,87 от скорости света, будет представляться как масса в 2 килограмма.
Есть и еще одно важнейшее следствие теории относительности: закон взаимосвязи массы и энергии. Он гласит: всякое изменение (увеличение или уменьшение) энергии любой системы тел сопровождается соответствующим изменением ее массы. Причем численно изменение массы равно изменению энергии, деленному на квадрат скорости света. Отсюда вывод: увеличивая скорость (значит, и энергию) частицы, мы одновременно увеличиваем и ее массу. Если же конечная скорость частицы близка к скорости света, то увеличение массы может быть очень значительным.
Из перечисленных заключений теории относительности становятся ясными некоторые особенности удивительных явлений, связанных с элементарными частицами.
На основании закона взаимосвязи массы и энергии можно описать, к примеру, процесс превращения фотона в электрон и позитрон. Если бы фотон мог покоиться, то его «масса покоя» равнялась бы нулю. Однако фотон всегда движется со скоростью света. Его «эффективная» масса поэтому равна его энергии, деленной на квадрат скорости света. Для того чтобы произошло превращение фотона в электрон и позитрон, необходимо чтобы «эффективная» масса фотона была, по крайней мере, не меньше, чем сумма масс покоя электрона и позитрона. В этом процессе фотон исчезает, а вместо него появляется пара других частиц.
Аналогичным образом в процессах рождения различных элементарных частиц, например при столкновении протона с протоком, кинетическая энергия налетающего протона должна быть больше, чем масса покоя рождаемой частицы, помноженной на квадрат скорости света. Налетающая частица в этом явлении теряет энергию своего движения, а в качестве «компенсации» за потерю появляется новая частица.
ВТОРАЯ   РУКОВОДЯЩАЯ   ИДЕЯ
В понимании свойств элементарных частиц огромную роль играет, помимо теории относительности, и другая область физического знания — квантовая теория. Она утверждает, например, что любые две элементарные частицы, носящие одно я то же название, полностью тождественны друг другу. Ничего подобного нет в окружающем нас мире больших вещей. Мы не можем изготовить два целиком идентичных предмета. Как бы тщательно не были отделаны, скажем, бильярдные шарики, всегда можно обнаружить между ними разницу — хотя бы в массах. Массы же электронов считаются всегда строго равными друг другу, заряды их также строго одинаковы.
Существенной особенностью микромира является и то обстоятельство, что обмен энергией между различными объектами может происходить лишь строго определенными порциями (квантами). Атом испускает кванты электромагнитной энергии — фотоны, причем энергии фотонов всегда строго определенны или, как говорят, дискретны. Они не могут быть ни немного большими, ни немного меньшими определенной величины.
Любопытна третья особенность микромира. Оказывается, не очень быстро движущиеся элементарные частицы нельзя представлять себе летящими по каким-либо определенным путям — траекториям. В ряде случаев движение совокупности элементарных частиц можно сравнивать с распространением волн. При некоторых условиях совокупность элементарных частиц ведет себя подобно световым волнам. Причем каждая из частиц не теряет своей индивидуальности.
Есть и четвертая существенная особенность микромира: некоторые из элементарных частиц обладают так называемым «спином» или собственным моментом вращения. Такие частицы можно упрощенно уподобить непрерывно вращающимся волчкам. Причем у двух одинаковых частиц, например электронов, скорости вращения (точнее спины) всегда строго одинаковы. Что же касается величины самого спина, то он не может быть ни чуть-чуть больше, ни чуть-чуть меньше определенной величины.
Спин частицы измеряется особой единицей, называемой универсальной постоянной Планка. У всех пи-мезонов спин равен нулю, у электронов, позитронов, протонов и нейтронов — половине, у фотона — единице. Все элементарные частицы делятся на два больших класса — с целым спином (0,1, 2 и т. д.) и полуцелым (1/2. 3/2. 5/2 и т. д.). И свойства элементарных частиц, принадлежащих к этим двум классам, резко различны. Частицы с полуцелым спином называются фермионами (по имени физика Ферми). Частицы же, обладающие целыми спинами, называются бозонами (по фамилии фишка Боэе).
АНТИЧАСТИЦЫ — ФЕРМИОНЫ
Фермионы обладают важной чертой: каждой из таких частиц отвечает отличная от нее «античастица», имеющая ту же массу, тот же спин, но противоположные заряды и магнитный момент.
Электрону в этом смысле соответствует позитрон, протону и нейтрону — антипротон и антинейтрон (но так давно полученные искусственным путем на мощном ускорителе).
Теория античастиц послужила важной вехой развития физики. Попытки истолковать их природу, разумно объяснить их место в микромире связаны с созданием релятивистской квантовой теории — крупнейшего успеха современной научной мысли.
Было предсказано, например, что при соприкосновении частицы с античастицей обе они исчезают, превращаясь в конечном итоге в свет или пи-мезоны. Вещество преобразуется в поле или принимает другую форму. Этот удивительный процесс, который физики называют аннигиляцией, ныне всесторонне исследован экспериментами.
Надо сказать, что названия «частица» и «античастица» весьма условны. Можно было бы, например, условиться какую-нибудь античастицу называть «частицей». В окружающем нас мире атомы построены из протонов, нейтронов и электронов. Позитроны, антипротоны и антинейтроны в природе встречаются, по-видимому, крайне редко. Поэтому именно за протоном, нейтроном и электроном физики закрепили термин «частицы», а за антипротоном, антинейтроном и позитроном — «античастицы».
ОБРАЗ ЭЛЕМЕНТАРНОЙ ЧАСТИЦЫ
Исследуя какой-либо объект, ученые всегда стараются описать его форму, размеры, массу, цвет и т. д. Можно ли что-нибудь подобное сделать по отношению к элементарным частицам?
Вопрос о цвете сразу отпадает: электроны, протоны, нейтроны настолько ничтожны по размерам, что не могут отражать световых волн.
Ну, а что же можно сказать о форме элементарной частицы? Законно ли рассматривать ее как, скажем, шарик с определенным радиусом?
Это простая, казалось бы, проблема является сейчас одной из сложнейших в теоретической физике. Ясного и четкого решения
Почему же?
Давайте подумаем прежде всего, как передается взаимодействие между частями тела.
Возьмите в руку длинный резиновый шнур за один конец так, чтобы другой свободно висел в воздухе. Быстро, рывком, поднимите руку со шнуром. Что произойдет?
Сначала вслед за рукой начинают двигаться ближайшие к ней части шнура. Более отдаленные части и конец шнура остаются неподвижными. В следующее мгновение их начинают подтягивать переместившиеся части и вскоре противоположный конец шнура устремляется вверх.
Как видите, взаимодействие частей упругого тела происходит с запаздыванием. Скорость же распространения такого взаимодействия согласно теории относительности не может превышать скорости света. Это касается всех тел в природе. Даже самый прочный стальной стержень, несмотря на кажущуюся мгновенность передачи взаимодействия, ведет себя подобно резиновому шнуру. Абсолютно твердых тел существовать не может.
Значит, и элементарные частицы — не абсолютно тверды. А раз так, то и их, выходит, можно деформировать словно резиновый шнур или даже разорвать на части. Но тогда вновь возникает проблема неделимости: что же это за элементарная частица, которая может быть разделена?
Правда, подобное сомнение еще не отвергает идею упругости «вещества» элементарной частицы. Можно было бы попытаться увязать и эту идею с экспериментальными фактами. Однако до сих пор такая программа никем из физиков не выполнена. Мешают две основные трудности. Во-первых, слишком уж поспешно было бы отказываться от обычного понимания термина «элементарная частица». В этом случае пришлось бы выдумывать гипотезы о свойствах предполагаемого упругого «вещества» элементарной частицы. А для подобных гипотез в науке сегодня еще нет никаких экспериментальных оснований.
Второе же основное затруднение сводится к необходимости исследовать сложнейшие математические уравнения, решить которые нелегко. Вот почему пока элементарная частица фигурирует в уравнениях физиков всего лишь как математическая точка — как тельце, лишенное размеров, но наделенное определенной массой, зарядом, спином и т. д.
Такой образ делает очевидной «элементарность» частицы в свете тех соображений, о которых мы говорили раньше. Точку-то на части не разорвешь!
Впрочем, это преимущество физики заработали дорогой ценой. Почему?
Возьмем, к примеру, электрон. Он окружен электрическим полем. Если электрон — шарик с некоторым, пускай даже очень малым радиусом, то энергия поля, порождаемого им, как показывают вычисления, вполне определенна и конечна.
А если электрон — точка, лишенная размеров? В этом случае энергия поля его должна быть по теоретическому расчету... бесконечно большой! Это, разумеется, физическая бессмыслица. Мало того. Согласно теории относительности бесконечно большой энергии соответствует бесконечно большая масса. И это — тоже физический абсурд.
Правда, физики научились обходить эту трудность, разумным образом игнорируя бесконечности в своих теоретических исследованиях. И почти все явления, в которых не проявляются бесконечности, допускают вполне хорошее, согласующееся с опытом математическое описание. К представлению об элементарной частице как материальной точке склоняется сейчас большинство физиков-теоретиков.
ПРОТИВ  БЕСКОНЕЧНОСТЕЙ
Как бы хорошо ни удалось физикам обойти «проблему бесконечностей», она как глубинная болезнь скажется, если ее не лечить всерьез. Поэтому физики тратят много сил на поиски «радикального лекарства» от бесконечностей. И принимать элементарные частицы наделенными какими-то размерами — не единственный путь.
Еще в начале тридцатых годов советский физик Д. Д. Иваненко высказал другую идею, которую через 15 лет повторил и развил американец Снайдер. Решение было необычным, даже на первый взгляд парадоксальным.
Давайте квантовать пространство и время,—предложили Иваненко и Снайдер. В самом деле, сейчас физики квантуют буквально все — энергию, орбиты электронов в атомах, спины и т. д. И лишь пространство и время — эти вместилища всех физических явлений — почтительно обходились этой процедурой. А почему бы не попробовать ввести и квант пространства, то есть такой «элементарный» объем, ячейку пространства, меньше которой объемов быть не может? Ведь это значило бы, что и элементарных частиц с меньшими объемами существовать не может. Значит, пропадут и бесконечности!
Все это весьма привлекательно.
Но как понять квант пространства, эту элементарную ячейку объема? Что «внутри» нее? Что «внутри» кванта времени — элементарного интервала времени, меньше которого не может быть временного промежутка? Видимо, там время вообще не течет?
Не спрашивайте слишком настойчиво. Четких ответов на эти вопросы вам не дадут даже сами создатели теории квантования пространства и времени. Идеи еще слишком новы, слишком революционны. Многое в них далеко не ясно.
Тем не менее, такая система взглядов вполне разумна и серьезна. Быть может, решение .«проблемы бесконечностей» будет найдено именно на этом пути.
Впрочем, всеми изложенными соображениями не исчерпываются возможные меры спасения физики от бесконечностей.
Можно еще, скажем, подвергнуть сомнению и глубокому исследованию старое, устоявшееся понятие «координаты», то есть местоположения элементарной частицы. По такому пути пошел последнее время советский физик М. А. Марков. По его идее координату элементарной частицы нельзя измерить с абсолютной точностью. Частица как бы «размазана» по очень малому объему в пространстве. Оказывается и подобный подход может избавить физическую теорию от бесконечностей.
ПОЛЯ  И  ЧАСТИЦЫ
Чрезвычайно важна проблема взаимосвязи элементарных частиц.
По современным воззрениям каждая такая частица окружена полем, источником которого служит она сама. Например, электрически заряженные частицы создают вокруг себя электромагнитные поля. Через их посредство и взаимодействуют все электрические заряды, в частности электроны, позитроны, протоны и т. д.
Как можно представить себе электрическое поле? А вот как.
Электрон (или любая другая заряженная частица) непрерывно испускает кванты электромагнитного поля — фотоны — и так же непрерывно поглощает их. Словом, взаимодействуя, две заряженные частицы обмениваются фотонами. Этот-то обмен и порождает силы взаимодействия.
Протоны и нейтроны создают вокруг себя так называемое ядерное поле, которое сильно отличается от электромагнитного. Радиус действия ядерного поля чрезвычайно мал — не превышает 1/10 000 000 000 000 доли сантиметра. Зато силы, действующие в таком поле, огромны. Они во много раз превышают силы электростатического притяжения или отталкивания.
Квантами ядерного поля, по современным представлениям, служат упоминавшиеся уже пи-мезоны, которые непрерывно испускаются и поглощаются протоном или нейтроном. При взаимодействии же двух нуклонов происходит обмен между ними пи-мезонами.
Детальный анализ показывает, что все элементарные частицы окружены какими-либо полями.
НА ПУТИ К ТЕОРИИ
Мы отмечали уже, что физикам в наши дни известно более двадцати различных элементарных частиц. Не много ли? Ведь каждая из них описывается своим уравнением, обладает собственными специфическими особенностями. Это чересчур большое «хозяйство» угнетающе действует на физиков. Поэтому многие ученые стремятся выработать такую единую систему для описания элементарных частиц, которая привела бы в порядок их свойства — так же, как классифицирует химические свойства элементов периодическая система Менделеева.
В связи с этим ужо давно появляется стремление уменьшить число элементарных частиц, свести его к минимуму.
Пытались, например, рассматривать фотон «составленным» из двух нейтрино, пи-мезоны — из двух мю-мезонов, или даже из пары тяжелых ядерных частиц — протонов, нейтронов, антипротонов и антинейтронов. Первая из этих гипотез потребовала введения новой частицы — нейтрального мю-мезона, что не подтвердилось экспериментом. Вторая же гипотеза до сих пор не отвергнута и в последнее время даже начала развиваться. В каком же направлении?
Прежде чем рассказывать об этом, ответим на вопрос, который уже, вероятно, возник у внимательного читателя: как можно рассматривать пи-мезоны «составленными» из двух мю-мезонов или пары тяжелых частиц, когда сумма масс мю-мезонов и тяжелых ядерных частиц намного превышает массу пи-мезона?
Всем известно, что поднятый над землей камень, падая, совершает работу. И чем выше был поднят камень, тем больше работа падения. Физики говорят: во время падения потенциальная энергия системы «Земля — камень» переходит в кинетическую энергию движения. Причем с удалением камня от Земли потенциальная энергия этой системы растет. Теперь, вспомнив закон взаимосвязи массы и энергии, мы должны признать, что масса системы «Земля — камень» тем больше, чем больше расстояние между этими телами.
То же справедливо и для микромира, для любой системы каким угодно образом притягивающихся частиц. Но если силы тяготения сравнительно невелики и никаким» приборами нельзя обнаружить изменения массы системы «Земля — камень», то ядерные силы огромны, а поэтому масса системы связанных ядерными силами частиц меньше суммы масс отдельно взятых частиц. Разница называется в физике «дефектом масс». Вот почему пи-мезоны, сложенные, согласно упомянутой гипотезе, из тяжелых ядерных частиц, могут быть легче, чем каждая из составляющих их частиц по отдель-
ВЗГЛЯДЫ М. А. МАРКОВА
Развивая эти взгляды, советский физик-теоретик М. А. Марков даже фотон считает «сложенным» из тяжелых частиц— протона, антипротона, нейтрона и антинейтрона. Электрические заряды протона и антипротона противоположны, и поэтому в целом при таком «соединении» получится электрически нейтральная система. Так и должно быть: фотон нейтрален. А как быть с массой? Ведь «масса покоя» у фотона равна нулю.
Расчет показывает, что сильнейшее взаимное притяжение четырех тяжелых частиц может повести к полной компенсации их «масс покоя» дефектами масс.
В прогнозах и планах советского физика-теоретика все частицы, в том числе и такие, как электроны, позитроны, мю-мезоны, можно пытаться «составить» из различных комбинаций нуклонов и антинуклонов.
Кстати сказать, почему все-таки фотон считают «склеенным» из четырех тяжелых частиц, а не из двух или, скажем, шести?
Прежде всего отметим, что и фотон и пи-мезон — бозоны, то есть обладают целыми спинами. Поэтому из трех, из пяти, вообще из нечетного числа фермионов (то есть частиц с полуцелым спином) бозон «склеить» невозможно. Нужно брать четное число фермионов. В пи-мезоне спины фермионов (одного нуклона и одного антинуклона) складываются таким образом, чтобы получился в сумме нуль (ибо именно таков спин пи-мезона). Так же подбираются и заряды нуклонов и антинуклонов, чтобы получить нужный заряд пи-мезона.
Для фотона, у которого спин равен единице, тоже нужно брать четное число фермионов. Но почему же все-таки четыре, а не два или шесть?
Из всех атомных ядер самое «крепкое» —ядро атома гелия, состоящее из четырех нуклонов: двух протонов и двух нейтронов. Оказывается, нуклоны там связаны между собой особенно сильно. Основываясь на этом, можно предположить, что самым устойчивым образованием из нуклонов и антинуклонов будет такая система, в которой имеются четыре частицы.
Наоборот, пи-мезоны, которые согласно теории Маркова состоят из двух частиц — нуклона и антинуклона, являются частицами неустойчивыми, способными самопроизвольно распадаться.
Все фермионы по мысли Маркова в отличие от бозонов должны составляться из нечетного числа нуклонов и антинуклонов.
Возникает и другой вопрос: а что же представляют собой те элементарные частицы, у которых масса больше массы нуклона?
В теории Маркова подобные частицы (их называют гиперона-
ми) представляют собой так называемые возбужденные состояния нуклонов. Можно представить себе, что они являются такими системами, у которых специфическими силами притяжения связаны друг с другом нуклоны и пи-мезоны.
Таким образом в схеме Маркова находят объяснение структуры всех элементарных частиц. «Первоматерией», из которой они построены, служат нуклоны и антинуклоны. Другими словами, число изначальных «кирпичиков мироздания» здесь сводится к минимуму. Правда, программу, предложенную Марковым, к сожалению, до сих пор еще не удалось осуществить из-за больших математических трудностей.
ГИПОТЕЗА   В.  ГАЙЗЕНБЕРГА
В самое последнее время получили широкую известность несколько иные взгляды на проблему элементарных частиц, разрабатываемые сейчас немецким физиком-теоретиком В. Гайзенбергом. Гайзенберг также пытается представить все элементарные частицы, построенными из некой «первоматерии».
В теориях Маркова и Гайзенберга есть много общего. Во всяком случае некоторые первоначальные формы основных уравнений, предлагавшихся Гайзенбергом, могут быть получены как частный случай уравнений Маркова. Однако между обеими теориями имеются и существенные различия в исходных посылках. Роль «первоматерии» в теории Гайзенберга играют не нуклоны и антинуклоны, а некоторые неизвестные до сих пор фермиевские частицы или (как еще говорят сейчас) фермиевское поле. Решения уравнения, описывающего это фермиевское поле, и должны давать, по мысли автора, вес известные сейчас элементарные частицы, в том числе нуклоны и антинуклоны.
Привлекательна в гипотезе Гайзенберга и попытка решить упоминавшуюся нами «проблему бесконечностей », возникающую в современной теории. В том варианте гипотезы, который предлагается сейчас Гайзенбергом, бесконечности отсутствуют.
Оправдаются ли идеи Маркова и Гайзенберга — покажет ближайшее будущее. Пока об этом говорить преждевременно. Среди физиков все ярче проявляется стремление свести число элементарных частиц к минимуму и отыскать ту «первоматерию», из которой построено все существующее.

Инженер   А.  ДМИТРИЕВ

aD