Светское государство. Ответы на вопросы urokiatheisma denga

Казалось бы, что нового можно сказать о том, что давно прошло?   В научный обиход вовлекаются малоизвестные или вовсе неизвестные ранее документы, а в известных новые времена высвечивают обстоятельства, оставшиеся незамеченными или истолкованными превратно. Считалось, например, что основоположником учения о химических элементах был Бойль, но при более внимательном анализе оказывается, что он вообще отрицал существование таковых в природе!
Но, разумеется, наиболее существенным в истории науки представляется не то, кто именно первым сказал «Э!», а закономерности и конкретные пути поисков научной истины. И новая книга значительно обогащает наши знания об этом процессе.
Ниже публикуются два фрагмента из сочинений Бойля и Берцелиуса, впервые напечатанных на русском языке в книге «Становление химии как науки».

РОБЕРТ БОЙЛ О ГИПОТЕЗАХ (1657 Г.)
Все, что необходимо для хорошей гипотезы, суть:
1.  Чтобы   она   была понятной (intelligible).
2.  Чтобы она не принимала и не предполагала ничего невозможного,  непонятного, абсурдного или явно ложного.
3.  Чтобы   она   была согласована сама с собой.
4.  Чтобы   она   была пригодной  и  достаточной для  объяснения  явлений, особенно главных.
5.  Чтобы  она   была, по крайней мере, согласот вана  с  остальными  явлениями,   особенно   с   теми, к которым она относится, и   не   противоречила   бы любым  другим  явлениям природы   или   очевидным физическим истинам.
Условиями и свойствами (qualityes) превосходной гипотезы являются следующие:
1.  Чтобы она не была необоснованной     (precarious), но имела  бы достаточные основания в природе   самой   вещи   или,   по крайней мере, была хорошо   представлена   некоторыми     вспомогательными доказательствами.
2.  Чтобы   она   была простейшей из всех хороших гипотез, которые мы в состоянии  построить  и, по  меньшей  мере,   не  содержала бы в себе ничего лишнего или неуместного.
3.  Чтобы   она   была единственной     гипотезой, которая может объяснить данные явления,  или, по
крайней мере, чтобы она объясняла их так же хорошо.
4. Чтобы она давала возможность искусному натуралисту предсказывать будущие явления по тому, согласуются они с нею или не согласуются, и особенно исход таких экспериментов, которые специально предназначены для рассмотрения этой гипотезы, а также [предсказывать] вещи, которые должны или не должны быть ее следствием.


ИЕНС ЯКОБ БЕРЦЕЛИУС О ТЕОРИЯХ (1819 Г.)
Каждая теория есть не что иное, как способ понять внутреннюю сущность явлений. Она допустима и достаточна лишь до тех пор, пока способна объяснять уже известные факты. Она, однако, может быть неправильной, хотя в определенный период развития науки объясняет факты так же хорошо, как и истинная теория. С увеличением числа экспериментов открываются факты, которые уже не могут быть объяснены на основании существующей теории, тогда возникает необходимость в поиске нового объяснения, применимого к новым фактам, и так, по-видимому, из века в век будут изменяться научные представления о природе явлений и, возможно, истинные причины никогда не будут найдены. Но даже если мы сами не сможем нашими работами достигнуть создания новой тео-
рии, то и тогда мы должны к этому стремиться.
При той неопределенности (1'incertitude), которая неразрывно связана с чисто теоретическими спекуляциями, зачастую оказывается, что явлению можно в равной мере дать два различных объяснения; тогда необходмо изучить оба эти объяснения, и, если даже наша неопределенность при этом возрастет, это не должно уменьшить наших усилий в поиске истины, поскольку настоящий ученый прежде всего стремится узнать, что, по его мнению, правдоподобно, и не отдает предпочтения воззрениям, не подтвержденным вескими доказательствами.
Науки всегда требуют, чтобы теория приводила наши представления в определенный порядок, без чего было бы слишком трудно охватить все частности. Мы выбираем ту теорию, которая объясняет все известные факты. Если она общепризнана, то для науки часто очень полезно показать, что явлениям можно дать и другое объяснение. Но из этого не следует, что первое объяснение следует считать ошибочным, и всегда предосудительны те нововведения, в которых уже принятые раньше способы объяснения явлений заменяются иными, правильность которых, однако, не основывается на большой достоверности. Поэтому необходимо прежде всего доказать, что ранее принятое представление неправильно и его необходимо заменить другим.

Химия и жизнь 1983 №09

 Хотите научиться общаться с девушками серьезно? В Москве http://www.tlc7.ru/pickup_trening вам помогут.

 

aD