Светское государство. Ответы на вопросы urokiatheisma denga

eda

О здоровье пишут так много, что, похоже, дело серьезное. Спасательные работы основаны на двух принципах — профилактики и лечения. Об искусстве лечения говорить не станем, достижения лечебной медицины у всех на виду. А вот успехи профилактики не столь очевидны; свидетельством тому служит неопределенность многих практических советов. Голодовки — на пользу или во вред? Бег трусцой — он от инфаркта или к инфаркту? Если от инфаркта, то сколько надо бегать — один километр, десять, сто? Надо ли избегать стрессовых ситуаций?
Жизнь задает такие вопросы десятками и на любой из них можно получить взаимоисключающие ответы, причем из уст не только доморощенных эскулапов, но и медиков-профессионалов. Есть ли надежда разобраться в разноголосице? Полагаю, что тут необходимо общее решение — не для Иванова, Петрова, Сидорова, а для единого целого, именуемого видом Homo sapiens.
Современная биология уверенно называет универсальные свойства вида. Среди них — биологическая стабильность и абсолютная приспособленность к существованию в собственной экологической нише. Эти два свойства позволяют разделить все объекты и явления на полезные и вредные для здоровья особей вида Homo sapiens.
Начнем с географической обстановки. Наша экологическая ниша охватывает всю земную сушу за исключением областей вечных снегов и абсолютно безводных пустынь. Столь широкие границы установились задолго до появления машинной цивилизации. На заре рода человеческого его ареал ограничивался небольшой территорией на Ближнем Востоке. Там обнаруживаются останки самых древних наших предков, живших около 40 000 лет тому назад. В последующие 3—5 тысячелетий люди расселились по всем континентам. Отсюда закономерный вывод: природа изначально снабдила человека всем необходимым для существования в любых географических зонах. На земной суше нет такой обстановки, которая в состоянии испортить биологическую организацию человека. И нет такой, которая могла бы улучшить ее.
Как же решаются продовольственные проблемы у созданий, столь легких на подъем? Коль скоро мы можем жить почти всюду, у нас как у вида отсутствует строгая пищевая специализация. Человек способен извлекать необходимые для поддержания жизни вещества из разнообразных растений и Тшвотных, причем необходимый набор обеспечен нам в любой географической зоне; импорт, строго говоря, не требуется.
Наконец, несколько слов о защитных способностях вида Homo sapiens. Наши физические и интеллектуальные возможности в сочетании с общественной формой жизни позволяют нам легко справляться с плотоядными соседями всех рангов, от гнуса до крупных хищников. Иммунная система нейтрализует опасные для нас микроорганизмы. К тому же кое-кто из нас одарен способностью к врачеванию...
Все это позволяет сделать оптимистичный вывод: природа проявила к человеку необыкновенную щедрость. Мы способны противостоять всем мыслимым невзгодам. Но при одном условии — не нарушать нормы жизни, для нас предусмотренной. Что же считать нормой?
Ответ можно получить, обобщая опыт жизни, накопленный за сорок тысяч лет.
Историю человека разумного делят на четыре культурно-исторических периода: поздний палеолит (примерно 40000—12000 лет тому назад), мезолит (12000—10000), неолит (10 000—6 000) и современный (6 000 — до сего дня). Справки об укладе жизни каждого периода позаимствуем из БСЭ. О самом древнем там сказано: «Люди эпохи палеолита пользовались лишь оббитыми каменными орудиями, не знали шлифованных каменных орудий и глиняной посуды. Палеолитические люди занимались охотой и собиранием пищи (растения, моллюски). Рыболовство только начинало возникать, а земледелие и скотоводство не было известно... Люди начали переходить к оседлости; наряду с пещерными стойбищами распространились долговременные -жилища...».
Итак, поначалу люди жили большей частью не под крышей, защищались от капризов погоды несовершенной одеждой из шкур и травяных плетений, питались тем, что, как говорится, бог пошлет. Мясо им посылалось ох как нерегулярно — поимку мамонтов нельзя сравнивать с плановыми поставками из животноводческого комплекса. Птичьи яйца могли украшать каменные столы только весной, фрукты — только осенью. Совершенно исключались посылки с молочными продуктами и сахаром. Короче говоря, для палеолита нормой следует считать пищевой рацион без намека на разнообразие. Из-за отсутствия посуды приходилось питаться всухомятку. О режиме не было и речи — ели, когда была еда.
Обратим взор к среднему каменному веку. «В мезолите широко распространились лук и стрелы... Появляется первое домашнее животное — собака...». Все остальное — без принципиальных отличий. Ситуация коренным образом изменилась в новом каменном веке: «Важнейшая черта неолита — переход от присвоения продуктов природы... к производству жизненно необходимых продуктов... Люди начали возделывать растения, возникло скотоводство». Значит, примерно 10 тысяч лет назад люди начали завоевывать себе автономию и перестали ждать милостей от природы...
Итак, в палеолите и мезолите, на протяжении 300—350 веков, люди вели образ жизни не тот, что позже, в течение последующих 70—90 столетий. Какой же из них следует считать нормой? Ответ напрашивается сам собой. В продолжении 35 тысяч лет человеческие племена успешно умножались в числе и осваивали всю твердь земную, что называется, голыми руками. Значит, их образ жизни был правильным, иначе у человека не было бы шансов завоевать себе место в биосфере. Переход в неолите к иному образу жизни диктовался отнюдь не биологическими мотивами...
Резюмируем: люди палеолита и мезолита были по необходимости подвижны, умеренны и воздержаны, что гарантировало им физическое здоровье.
Итог эксперимента продолжительностью в 40 000 лет можно рассматривать как общее решение задачи о здоровье: обязательно то, что было повседневностью у людей палеолита; излишне (либо, в лучшем случае, нейтрально) то, что уводит в сторону от суровых будней наших предков. Надо говорить не о полезности, а о безусловной необходимости простой пищи, физического труда и прочих спартанских привычек. Непременное условие нормальной жизни — этр движение при бодрствовании, физические нагрузки, вплоть до изнурительных, встряски жарой и холодом, нерегулярное питание, иногда с голодовками, привычные продукты. Все это и есть нормальный образ жизни. В нашем цивилизованном обществе его надо организовать. Следует овладевать искусством здоровой жизни. А искусство, как известно, требует жертв.Главных жертв три. Первая — вкусная еда. Любые кулинарные ухищрения, вкусные рецепты http://kuharka.com имеют целью стимулировать аппетит. Но разве есть люди, которых природа забыла снабдить сигнальной системой, именуемой «чувством голода»? Из меню надо изгнать все то, что провоцирует нас съесть больше необходимого.
Вторая жертва — транспорт. Возьмите план своего города или села, найдите точку, где находится ваш дом, и очертите вокруг нее окружность радиусом 5 км. Все перемещения в пределах этого круга — только пешком, в любое время года и при любой погоде! У большинства из нас внутри круга окажутся и место работы, и магазины, и дома друзей. В повседневной жизни практически нет надобности в общественном и личном транспорте. Отказавшись от него, мы увеличим время на перемещения на 1—2 часа в сутки, но и это на благо — в нашей жизни, пересыщенной контактами, не так уж плохо побыть какое-то время наедине с собой.
Последняя жертва — оранжерейность жилищ. Мягкие постели, постоянный перегрев, отсутствие нагрузок...
Такие требования выглядят достаточно суровыми. Многим они вообще не под силу, например, больным; только врач и никто другой должен предписывать им образ жизни. Но есть такой период жизни, когда не надо преодолевать психологические и физические барьеры. Это — детство. За редким исключением дети рождаются здоровы-
ми и долго живут беспечально, не страдая от катастрофических поломок организма. К тому же, в детских глазах небольшие лишения вовсе не выглядят жертвами. Мудрая природа не забыла вложить в человека инстинктивное стремление к нормальному образу жизни. Здоровый ребенок хочет бегать до колотья в боку, купаться до посинения, есть на ходу всухомятку.
Родители упорно сражаются с природой — «хватит бегать, ты вспотел», «переобуйся, ты промочил ноги», «быстро домой, пора обедать». Но разве может сформироваться совершенная физиологическая система в ненормальных, искусственных условиях? Ни к чему кулинарные ухищрения, каждый день по новым рецептам. Нет погоды, запретной для прогулок. Не надо защищаться от климатических неурядиц непродуваемой и непромокаемой тканью. Зачем делать из холода страшилище? Согреваться ребенок должен движением, а не кутаньем; толстенное одеяние — только для настоящих морозов. Полноценный организм формируется в детстве,                                                               
И физические нагрузки, и незамысловатая пища, и прогулки в любую погоду — все это для ребенка надобности, а не лишения. Залог того, что и потом, став взрослым, он сможет безбоязненно вести образ жизни, который гарантирует здоровье до естественного конца.

С. М. СЕДЕНКО
"Химия и жизнь" N12-1988

aD