Светское государство. Ответы на вопросы urokiatheisma denga

Научно-техническая революция открывает новые перспективы во всех областях зкгний, существенно влияет на совершенствование любой отрасли практической деятельности людей. Естественно, что не остается в стороне и правовая наука и дело борьбы с правонарушениями.
Влияние НТР может быть особенно заметно в криминалистике. «Старые» науки и научные методы получили сейчас новое звучание.
В предлагаемой читателю статье рассматриваются история и новые методы, в частности анализ почерка http://tests.org.ua/grafology5.php
, применяемые в одном из видов криминалистических исследований — почерковедчесиой экспертизе. Круг вопросов, которыми занимается эта отрасль науки, чрезвычайно широк и приносит пользу не только в сфере борьбы с преступностью, но и во многих других областях социальной жизни людей.
Кандидат юридических наук В. ГЕРАСИМОВ,



В учебном кабинете кафедры криминалистики МГУ на стендах висят образцы почерка двух школьников, взятые последовательно в разных классах от 1-го до 10-ro. Сначала это каракули — рука ребенка медленно осваивает непривычные движения. Потом рисунок букв все больше приближается к стандартным прописям — почерки учащихся почти неотличимы друг от друга. Далее наступает овладение скорописью, и в почерках одноклассников к 7—9-му классу проявляется индивидуальность.
На формирование почерка влияет множество разнообразных факторов: физиологические, психологические, возрастные
и прочие. Поэтому почерк изучается со всех сторон: психологи стремятся использовать его для диагностики психического состояния, графологи определяют характер человека и его наклонности, врачи по почерку определяют физиологические отклонения, а криминалисты устанавливают личность — идентифицируют человека по почерку.
У письменности всегда были две основные задачи — закрепить мысль и передать ее с помощью знаков. Кусок телячьей кожи с письменными знаками становился документом, а документы передавали чьи-либо распоряжения, служили основанием для заключения союзов и объявления войн. Помните «Иду на вы»? По письмам заключались браки и выдавались наследства. Но во все времена главным качеством документа считалось то, что он подписан (написан) определенным лицом. И практически во все времена находились люди, которые в погоне за различными благами подделывали чужой почерк в документах.
Закон Корнелия Сулпы о наказаниях за подделку документов был одним из первых, но далеко не последним карающим актом. Большое количество таких преступлений (в 1569 году подделали даже подпись короля Франции) сильно подорвало доверие к письменным документам и послужило основанием для возникновения судебного сличения почерков. Методы судебного исследования почерка в древние времена практически неизвестны. Но уже в VI веке в кодексе императора Юстиниана упоминалось о судебной экспертизе почерка. Сохранилось и описание судебного процесса 1488 года, по которому князь Ухтомский, архимандрит Чудова монастыря и некто Хомутов были осуждены за подделку дарственной грамоты. В описании четко говорится о судебном сличении почерков, но не упоминается, кто и каким образом его производил.

po4erk1

ИЗ ПИСАРЕЙ  В  ЭКСПЕРТЫ
В XVI—XVIII веках полагали, что в почерке лучше разбирается тот, кто сам много пишет. Поэтому первыми экспертами в судебном исследовании почерка стали каллиграфы — писари и учителя чистописания. В какой-то степени это верно. Длительное общение с письменными документами выработало у этих людей определенные навыки в распознавании почерков, но для них гласным признаком тождества или различия почерка была форма букв — признак, наиболее доступный подражанию. Многочисленные ошибки каллиграфов-экспертов подорвали доверие не только к их искусству, но и к письменным документам вообще. В судах того времени бытовала пословица «Живая речь важнее мертвых букв», и преимущество перед письменными документами получили свидетельские показания,
ХАРАКТЕР   ПО   ПОЧЕРКУ!
В 1622 году в свет вышел трактат Ка-милло Бальди о новом методе исследования почерка. Этот автор и считается «отцом графологии», хотя само наименование появилось позже, в сочинениях аббата Ж. Мишона (1806—1881 годы) — основателя современной графологической школы. Это направление исследования почерка сохранило жизненность до нашего времени, и даже сейчас во многих западных странах кандидата на занятие какого-либо поста могут проверить по почерку у графолога. Возможно, что от этого и пошел обычай писать   заявление   о приеме   на   работу   от руки.
Литература о графологии занимает бессчетные тома. Для проверки пригодности графологических принципов для практических целей в 1940 году профессор С. В. Познышев проводил по заданию Института права АН СССР специальное исследование. По его определению графология— это наука о распознавании характера по почерку. С, В. Познышев не признал за графологией научных основ и тем самым вычеркнул графологию из списка исследований. В то же время известно внимательное отношение к графологии известных писателей и ученых (А. М. Горький, А. В. Луначарский). В разговорах с современными  экспертами-почерковедами нет-нет да и промелькнет отношение к графологии как к серьезной, но незаслуженно забытой науке. Может быть, это и справедливо — было же время, когда кибернетику называли буржуазной лженаукой! А может быть, правы те, кто отрицал за графологией ее научную ценность? Вопрос этот весьма важен для практики и требует разрешения. Если же посмотреть в общих чертах на некоторые стороны проблемы, то, не пытаясь делать категорических выводов, нельзя не отметить, что графологи разработали систему признаков почерка, каждый из которых соответствовал определенному свойству характера испытуемого.

po4erk2

Например, по сочинению Моргенштерна (Санкт-Петербург, 1910 год) сжатость текста и отсутствие полей указывают на скупость, широкие поля — на щедрость, а поля с двух сторон написанного— на щедрость в сочетании с великодушием и любовью к порядку. Тонкие штрихи букв считаются признаками деликатной натуры, а резко оборванный конечный штрих подписи предполагает волю, решительность и даже воинственность. Вот некоторые примеры графологических характеристик известных людей, помещенные в книге Моргенштерна:
А. Ф, Кони — способность заставлять других уверовать в свои мысли, самолюбие, приветливость, мягкость, сердечность.
А. М. Горький — горячее стремление к истине, творчество без теории, чрезмерная чувствительность, способность создавать живые типы.
Ф. М. Достоевский — мировая скорбь, тончайший знаток человеческой души, покорность,
А. Н. Толстой — большой дилетантизм, проницательность...
А. П. Чехов — откровенность, прямодушие, вкус, эстетичность.
И. К. Айвазовский — природная сила ума, редкое трудолюбие и быстрота в работе.
В наше время трудно признать научность за подобными характеристиками хотя бы потому, что неизвестно, составлялись они на основе анализа почерка или по общеизвестным сведениям об этих людях. Старые москвичи, вероятно, помнят, как в саду «Эрмитаж» в 20-х годах сидел на складном стульчике видный русский графолог, автор книги «Почерк и личность» Зуев-Инсаров и «угадывал» по почерку характер клиентов. Слово «угадывал» здесь не случайно. Многие графологи при составлении характеристик личности учитывали не только почерк, но и внешность, манеру общения, данные из биографии клиента. Да и сама форма работы по частному заказу более свойственна гадателю, чем научному работнику.
Некоторые графологи пытались даже на основе анализа почерка предсказывать будущее, что осуждалось многими графологами, так как подрывало авторитет их науки в глазах серьезных исследователей. Тем не менее увлечение графологией было повальным, и даже основоположник научных методов криминалистики Ганс Гросс считал, что следователю или судье, натренированному в графологии, «достаточно взглянуть на подпись под протоколом, чтобы определить, что свидетелю 45—50 лет, что он ремесленник, невысокого роста, честный, смелый, ограниченный и простодушный».
В исследованиях почерка главным направлением было и остается судебное сличение почерков, в в этом вопросе графологи допускали многочисленные ошибки, и в XIX веке на смену графологии пришла приметоо писатель на я методика. Для установления автора рукописи приме-тоописатели исследовали форму букв, выработанное ть почерка, связанность знаков и их элементов, наклон букв и расположение написанного на листе. Это гораздо больше, чем учитывали каллиграфы. Но все же видные представители этого направления Бертильон и Оттоленги считали, что приметоописательный метод не позволяет сделать категорический вывод об авторе рукописи — они гарантировали только большую или меньшую степень вероятности. Это означало, что решение суда не могло основываться только на экспертизе почерка, что даже было отмечено в законах Франции: человека нельзя было приговорить к жестокому или позорящему наказанию, если основным доказательством было заключение экспертов о тождестве почерка. Впрочем, закон успешно обходили, и судебный приговор по обвинению офицера французского генерального штаба Дрейфуса в измене основывался на экспертизе почерка, а среди экспертов был... сам Бертильон, Возможно, что на выводы криминалистов и на решение суда повлияло то, что свидетелем обвинения (и, как впоследствии выяснилось, настоящим виновником) был д'Эстергази — отпрыск одной из самых богатых и влиятельных фамилий в Европе.
В судебном почерковедении были и другие направления, например, графометри-ческое, дополнившее приметоописание огромным количеством измерений. Однако оно мало повлияло на достоверность выводов специалистов.
Современное почерковедение многим обязано старым системам: отбор образцов почерка заимствован из каллиграфии, исследования отдельных частей знаков— из графологии (хотя теперь им придается другое значение). Описанием признаков почерка современное почерковедение обязано приметоописательному почерковедению. Но основное место в современных криминалистических исследованиях почерка занимает учение о письменно-двигательном навыке и динамическом стереотипе. Сами же исследования проводятся при активном использовании достижений технических и естественных наук.

po4erk3

КТО   АВТОР!
Как же работает современный эксперт-почерковед? Первоначально в исследуемой рукописи и образцах для сравнения изучаются общие признаки: выработан-ность почерка, привычка писать просто или с украшениями, наклон, количество связанно написанных знаков, размер букв, манера размещения текста на листе и так далее. Эти признаки в той или иной степени присущи каждой рукописи.
После сравнения общих признаков наступает очередь честных — наиболее ответственная и кропотливая часть работы. Эксперт устанавливает направление движения при написании знаков, точки начала и окончания штрихов, способы соединения деталей букв и букв между собой —буква за буквой, деталь за деталью анализируются сравниваемые рукописи. Все особенности исполнения знаков эксперт выносит на отдельную таблицу — она называется разработкой почерка  и в ней отмечает совпадающие и различающиеся особенности. Далее в работу включается опыт исследователя — опытный эксперт точно знает, какие из отмеченных им признаков встречаются в рукописях чаще и какие реже, и на этой основе выносит суждение о тождестве или различии. Обратите внимание, здесь нет степени вероятности, а только твердое «да» или «нет».
Бывают случаи, когда эксперт не может сделать четкий вывод и оставляет вопрос без решения, но это случается довольно редко и обычно из-за недостаточного объема сравнительного материала (малого объема рукописи) или из-за сильных и намеренных искажений почерка в небольшом письме. Но и в таких случаях законы индивидуальности почерка не теряют своей силы — просто их не удается выявить.

...Бухгалтера совхоза обвинили в крупном хищении денег из кассы. Сначала он признал вину, но к концу срока расследования представил в свое оправдание более 3 тысяч расписок на мелкие суммы от имени 200 человек. Расписки направили на исследование. Сложность работы состояла в том, что ее огромный объем потребовал бы участия большого числа экспертов. Кроме того, необходимы были образцы подписей всех авторов расписок, а их-то у следователя не было: эти лица давно уволились из совхоза и уехали из района. На это и рассчитывал преступник —сроки расследования определены в законе, и если бы его вина не была доказана, то пришлось бы прекратить дело. Тогда эксперты нашли выход. С каждой подписи изготовили диапозитив и одноименные подписи сравнили между собой (в 3 тысячах расписок подписи повторялись много раз). Оказалось, что всо они полностью совпадают по размерам и конфигурации, а это свидетельствует об их подделке: человек не мог и не может расписаться дважды совершенно одинаково. Расхититель понес заслуженное наказание.

ИСКУССТВО  И   ЭКСПЕРТИЗА
В практике судебной экспертизы встречаются исследования почерка, связанные с установлением подлинности художественных ценностей, литературных произведений и картин знаменитых художников. Вот несколько примеров.
Среди коллекционеров было известно частное собрание писем немецких композиторов Баха, Генделя, Шуберта и других. После войны часть этого собрания оказалась в архивах Музея музыкальной культуры имени Глинки в Москве. Письма имели бесспорную историческую и культурную ценность, но опытные сотрудники музея усомнились в их подлинности и обратились к экспертам-почерковедам. Проверка почерка показала, что письма были поддельными. Причем подделыватели не просто скопировали почерк, а подобрали бумагу и состав чернил соответствующего времени и в содержание писем включили описания известных событий из жизни композиторов.
В 1972 году в Литературный музей поступил оригинал письма молодого А. С. Пушкина — четыре страницы небольшого формата со стихотворным текстом—шутливое послание о стихах. Письмо начиналось словами «Любезный друг, ты знаешь, я люблю дурачиться с друзьями...», а заканчивалось датой «22. И. 1818/9/ г.» и размашистой подписью «Александр Пушкин». Письмо это ранее публиковалось в собраниях сочинений поэте, но оригинал не был известен. Почерковеды подтвердили подлинность почерка А. С. Пушкина, и сейчас это письмо хранится в музее (см. фото на стр. 74).

po4erk4

Приходится экспертам участвовать и в криминально-искусствоведческих исследованиях. Например, такой случай. У гражданина Н. было собрание картин известных художников. Имелись веские основания считать, что в его коллекции есть картины, похищенные из музеев и галерей. Проверили коллекцию — все ценные картины оказались авторскими копиями, снабженными дарственными надписями. Но на небольшом этюде И. Левитана рядом с дарственной надписью стояла дата «1912 г.» — на три года позже смерти художника. Эта «досадная» ошибка навела на след. Расследование показало, что «коллекционер» не только скупал похищенные картины, но иногда даже хищение совершалось по его заданию. Экспертиза почерка установила, что дарственные надписи на картины наносил он сам, умело подражая почерку художников.
Бывают и казусы: однажды на экспертизу поступил рукописный текст «Незнакомки» А. Блока. Оригинал этого стихотворения известен и хранится в музее, следовательно, присланная рукопись — подделка. Но, согласно экспертизе, рукопись написана самим А. Блоком — он иногда дарил знакомым стихи, переписанные им самим.
ПОЧЕРК И  ЭВМ

К 1963 году в кибернетике получили развитие методы опознания образов. Электронно-вычислительные машины становились вес совершеннее и делали сотни тысяч операций в секунду, но ввод информации в машину был сравнительно медленным: до сотен знаков в минуту. Для ликвидации диспропорции кибернетики решили «научить» машину читать рукописный текст. Задача заключалась в том, что машина должна была отличать каждую букву и цифру (распознавать их образ) независимо от почерка написавшего их человека. Криминалисты заинтересовались этой работой: логично было предположить, что если машина может отличать одну буквуот другой, то, наверное, она сможет отличать одинаковые буквы, написанные разными лицами.
Первое исследование такого рода было проведено в вычислительном центре Ленинградского университета совместно криминалистами и математиками, и уже в первых экспериментах машина четко решала, кем из двух люден с очень похожими почерками исполнен текст. В настоящее время эти исследования успешно развиваются, и криминалисты в содружестве с инженерами и кибернетиками разработали специальные устройства для кодирования букв, создали высокоточные алгоритмы для анализа почерка.
Начало математизации почерковедческих исследований связано с расчетом вероятности, встречаемости отдельных признаков почерка. Мы уже говорили, что при обычной экспертизе это определяет сам эксперт за счет своего опыта. Но «редко» и «часто» — понятия неопределенные, а нужно было точное знание.
Для этой цели группа ученых изучила десятки тысяч рукописей, и в них были отмечены особенности исполнения каждой буквы. Признаки получили точную математическую оценку, и оказалось, что при совпадении в сравниваемых рукописях 12 признаков средней частоты встречаемости вероятность случайного совпадения составляет 10 (-8), иначе: такое совпадения признаков почерка может встретиться у двоих из ста миллионов людей, владеющих русским языком. Для полной достоверности вероятность случайного совпадения была уменьшена еще в 100 тысяч раз и достигла астрономической величины 10 (-14). Это полностью исключает ошибку и придает заключению экспертов достоверность судебного доказательства.

po4erk5

Именно такая совокупность признаков использовалась во Всесоюзном институте судебных экспертиз (ВНИИСЭ) для обучения ЭВМ признакам почерка. А для «экзамена», то есть идентификации человека по почерку, из двух рукописей выделяли по 155 букв, 30 из них кодировали для машинного исследования, а оставшиеся использовали для проверки. В машинных ответах точность составила 85 процентов в Москве и 72 процента в Ленинграде. Исследование этого же материала обычными методами дало несколько большую точность ответов. И все же, несмотря на высокий процент правильных ответов, ЭВМ еще нельзя использовать для практики судебной экспертизы почерка. Причин здесь несколько: во-первых, кодирование знаков для машин производится во многом вручную и занимает много времени. Во-вторых, ошибка машины из-за технической неисправности может перерасти в фактическую ошибку вывода экспертизы. В-третьих, юристы очень осторожно относятся к введению новых технических средств: в уголовном деле решается судьба человека. Поэтому использование ЭВМ для судебной экспертизы почерка пока проходит стадию лабораторных испытаний, но их успешность позволяет надеяться на положительный исход экспериментов. Задача-тоне простая: надо создать систему, в которой эксперт и машина тесно взаимодействовали бы Друг с другом и на выходе системы получались бы решения об исполнителе рукописных текстов и подписей.
Наиболее объемные и обстоятельные исследования почерка проводятся по традиции в судебной экспертизе, но есть и другие направления исследования рукописей. Например, специфические ошибки при письме у школьников могут указать специалисту на дефекты фонематического слуха, неправильное восприятие определенных звуков. Анализ рукописей людей со странностями поведения нередко способствует раннему распознаванию психических заболеваний — почерк больных позволяет диагностировать болезнь порой не менее точно, чем лабораторные анализы.
В исследовании почерка еще много нерешенных задач, но его комплексное изучение «со всех сторон», представителями различных областей знания, бесспорно, даст новые данные об этом интересном проявлении личности человека. Например, уже сейчас можно с очень высокой степенью вероятности отличить мужской почерк от женского и даже примерно установить возраст исполнителя текста.

aD