Светское государство. Ответы на вопросы urokiatheisma denga

Первоматерия бескачественна и бесформенна, ибо в ней существуют все формы сразу и потому — ни одной. В этом смысле единственное ее положительное свойство — это не быть... Фома АКВИНСКИЙ


В чем же могут заключаться эти логические требования (метапринципы), которые позволят разгадать «чудесный строй законов бытия, Явлений всех сокрытое начало» (А. К. Толстой)?
Быть может, понять, почему мир таков, удастся лишь задав вопрос еще более высокого логического уровня (метаметауровня): а почему он вообще существует? Единственно непротиворечивый ответ на него будет, вероятно, заключаться в том, что мир в каком-то смысле не существует — эквивалентен ничто. Ведь если сказать, что икс возник из игрека, то придется отвечать, откуда взялся тот, и так — без конца.
Это старинная идея, что  все произошло
ex mxilo (из ничего). Постепенно она освобождалась от религиозного содержания. В древнеиндийских ведах говорилось: «Поистине не-сущим было вначале все это. Поэтому и спрашивают: «Чем было это несущее?». «Мир есть совершеннейший из всего, что может быть сотворено из ничего»,— пророчествовал в V в. блаженный Августин. Кант писал, что если сложить все1 логические основания Вселенной, то результат будет нулевым — «Мир в целом сам го себе есть ничто...»
Сейчас эта гипотеза активно обсуждается уже в понятиях имеющихся физических теорий, хотя установившихся представлений здесь пока нет. Возможны различные формулировки.         Например        академик АН ЭССР Г. И. Наан выражает ее так: «Ничто не может породить нечто, но оно может породить нечто и антинечто». Интересно, что отсюда сразу вытекает принцип симметрии зарядов, а ведь еще недавно, когда П. Дирак предсказал существование позитрона, и он вскоре был действительно обнаружен, это стало настоящей сенсацией.
Важно, что закон сохранения энергии не * запрещает появление всего из ничего — это не требует энергетических затрат. Дело в том, что полная масса замкнутой вселенной равна нулю: из суммы составляющих ее масс вычитается масса, соответствующая энергии всех гравитационных связей — они компенсируют друг друга. Получаются как бы 'вселенные-невидимки: для тех, кто внутри них — они есть, а для тех, кто снаружи — их нет.
Такое общее требование уже ограничивает вид возможных физических законов. Они должны быть такими, чтобы позволить развитие всего из ничего. Но этого, видимо, недостаточно, чтобы однозначно определить их. Можно думать, что те особенности окружающего мира, которые никак не следуют из теории — и столь привычны, что кажутся не требующими обоснования — подскажут, в каком направлении можно искать дополнительные метапринципы.
Одной такой удивительной чертой является способность материи иерархически opraнизовываться — частицы, ядра, атомы, молекулы, тела... А ведь это достигается очень тонкими соотношениями. Например, все архитектурное богатство молекул есть следствие слабого побочного эффекта от электрических взаимодействий в атомах, а наличие целой таблицы Менделеева — та^ой же подарок от сил, действующих между кварками*. ")
Другая достопримечательность вселенной — «принцип массового производства» (Джордж Томсон). Так, электронов много, и все они одинаковы, то есть порождается ограниченное число сущностей, но каждой — в большом количестве. Все разнообразие вещей получается их комбинированием. При этом более мелкие блоки соединяются короткодействующими, но сильными связями, более крупные — дальнодействующими, но слабыми, тем самым напоминая текст: буквы в словах сцеплены жестко, слова в предложении — свободней, предложения между собой — еще свободней.
Эта унифицированность, упорядоченность, иерархичность в природе были почувствованы еще древними и отражены ими в понятии логоса — «Вначале было слово... Все через него начало быть...» Космос — это воплощенный логос и потому — не хаос. Более полно эти черты проявились в органическом мире. Но ведь, скажем, иерархические структуры постоянно встречаются в совсем другой области — теории информационных процессов и управляющих систем. Судя по всему, есть общесистемные законы, которым подчиняется и сама природа. Эта неясная пока орга-низменность физического мира могла бы, вероятно, определять структуру физических законов. Например, направляя процесс нарушения исходной симметрии, то есть делая его не совсем случайным — «скатывая шарик с горки в нужную сторону».  Но тогда «текстовые» свойства вселенной являются уже не итогом непостижимой флуктуации, а выражением системных закономерностей. Поэтому сами эти свойства могут служить эвристиками для нахождения принципов организации вселенной в целом. Не исключено, что они подведут к тому эйнштейновскому «полностью гармоничному описанию бытия», тому Главному уравнению («Уравнению Великого Ничто»), из которого уже единственным образом будут выводиться не только физические законы, но и значения входящих в них констант.
Роль случайности все равно останется большой. Так, для зарождения жизни требовалась планета с редчайшим сочетанием параметров, и она нашлась случайно. Но общая «музыкальность» мира, ставшая необходимой предпосылкой появления разума, думается, все же закономерна.
Наверное, здесь же кроется разгадка простоты и познаваемости природы; становится понятным также, почему эстетическое чувство, улавливающее системную гармонию природы, помогает открывать ее законы. Эту гармонию всегда исследовало искусство, которое по-своему знало то, что науке еще предстоит понять.
Итак, если допустить, что одни и те же системные законы определили сначала физическую реальность, а затем — на новом уровне — жизнь, то наше пребывание в этом мире получает более естественную причину, чем это подразумевает антропный принцип, а наше единство с природой становится еще более глубоким.
А может быть, универсум постепенно самоорганизуется, с каждым последующим циклом делаясь все более содержательным. Достигнутое в прошлом не теряется, а становится исходным для нового усложнения, отражается в начальных условиях — «генах» вселенной. Такое самоусовершенствование путем запоминания и передачи информации было бы похожим на биологическую эволюцию.
Все это пока неизвестно, но — ив этом заключается зрелость научной мысли конца второго тысячелетия — метавопросы поставлены. «О тайне мира — пусть хотя бы лепет...» — как сказал Гете.
«Химия и жизнь», 1988, № 12.

 

-------------------------

Организация магазина, офиса или склада немыслима без стеллажей. Причем требования к прочности и устойчивости стеллажей должны быть предельно высокими. Фирма Юрис ЛТД производит металлические стеллажи http://youris.com.ua/ruchnaja-zagruzka-polochnye-stellazhi/universalnyj-polochnyj-stellazh.html, полочные стеллажи, архивные стеллажи, складские стеллажи  в Киеве. Заказать их можно на сайте компании.

aD