Светское государство. Ответы на вопросы urokiatheisma denga

Сергеи   ВЛАСОВ

Вы помните, конечно, легенду об Икаре, смастерившем себе крылья и ринувшемся прямо к пылающему солнцу. Икара предупреждали, что это бессмысленно и рискованно, что ни добра, ни прока от такого поступка ждать нечего. Но он все же полетел. Полетел и разбился.
Ну, а если бы Икар существовал на самом деле, много ли пользы было бы от полета, закончившегося так печально? Во всяком случае, он послужил бы хорошим примером. Слабых отпугнул бы. Сильных, уверенных в себе заставил бы взяться за дело, в которое они свято верят, с утроенной энергией.
Александр Федорович Можайский был сильным. Его современники —«икары»— один за другим терпели неудачу. Аэропланы англичан Кейли, Хенсона, французов Пено, братьев дю Тампль, готовые, по замыслу своих создателей, полететь, подобно птицам, терпели аварии, даже не оторвавшись от земли.
Трудно сказать, что принесли эти несостоявшиеся полеты первому русскому авиатору. Польза, несомненно, была: ошибки предшественников учат многому. Но ведь и вред был немалый: неудачи европейских «икаров» вынесли приговор — идея аэроплана изжила себя полностью и не должна возродиться. Большинство инженеров того времени считало: единственный путь развития аэронавтики — это создание аэростатов, летательных аппаратов легче воздуха.
А в это время Можайский продолжал опыты по созданию своего аэроплана. Идея о полете возникла у Можайского в результате наблюдений за полетами парящих птиц. Можайский сконструировал и построил воздушный змей-планер, имеющий форму птицы с распростертыми крыльями, обтянутыми шелковой тканью. На этом планере Можайский совершал бесстрашные полеты.
Впервые в мире человек поднялся в воздух на аппарате тяжелее воздуха. Тройка лошадей тянула телегу, к которой веревкой был привязан парящий над землей человек-птица. Однажды при неудачном приземлении Можайский сломал себе ногу. Далеко не утешением звучали для него слова великого английского физика В. Томсона (лорда Кельвина): «...не имею ни малейшего доверия к каким бы то ни было летательным аппаратам, кроме аэростатов...»
Но первое, что сделал Можайский, едва оправившись после болезни,— приступил к созданию модели аэроплана. Опыты со змеем-планером помогли ему определить размеры несущей поверхности, которая может удержать в воздухе человека. Теперь он поставил перед собой другую задачу: освободиться от веревки, связывающей аппарат с землей. И снова изобретатель обращается к результатам своих наблюдений над птицами. Ведь птица может свободно парить в воздухе лишь после того, как взмахами крыльев сообщит своему телу определенную скорость. И Можайский приходит к выводу, что взмахи крыльев нужно заменить двигателем, способным создать тягу. Для этого он использует воздушный винт.
Можайский отнюдь не был изобретателем-кустарем, оторванным от развития современной авиационной мысли. Он был широко образованным, творчески мыслящим человеком. В своей деятельности использовал всю доступную ему литературу по воздухоплаванию, в том числе и иностранную.
Обширные познания и большой практический опыт позволили Можайскому правильно выбрать схему летательного аппарата. Каких только самых немыслимых форм и конструкций не предлагали тогда зарубежные изобретатели — и даже в виде комфортабельного дома с драконьими крыльями!
Своей схемой аэроплана Можайский впервые доказал необходимость пяти основных его частей: крыла, двигателя, фюзеляжа, шасси и оперения. Именно по этой принципиальной схеме создаются и современные самолеты.
Он же первым сформулировал вывод о том, что вес самолета, величина площади его и скорость полета взаимно связаны определенной зависимостью.
Вскоре Можайский понял, что для создания аэроплана потребуется намного больше сил и времени, чем оставалось у него после службы. Тогда с карьерой морского офицера было покончено. «Я желал быть полезным своему Отечеству и заняться разработкой моего проекта,— писал Можайский одному из друзей,— для чего я оставил место своего служения, отказался от другого, тоже выгодного по содержанию и карьере».
Приехав осенью 1876 года в Петербург, Можайский создает первую модель своего самолета. Успешная демонстрация его «летуньи» в Большом петербургском манеже в присутствии многочисленных любителей забав и зрелищ произвела сенсацию. Вот что писал член морского технического комитета полковник П. Богословский: «Быстрота полета аппарата изумительная, он не боится ни тяжести, ни ветра и способен летать в любом направлении... Опыт доказал, что существовавшие до сего времени препятствия к плаванию в воздухе блистательно побеждены нашим даровитым соотечественником... Аппарат при движении на всех высотах будет постоянно иметь под собою твердую почву и ...плавание на таком аппарате в воздухе менее опасно, чем езда по железным дорогам».
Так впервые Можайский практически доказал возможность полета аппарата тяжелее воздуха.
В конце 1876 года Можайский обратился в военное министерство с просьбой выделить средства на постройку настоящего аэроплана. Комиссия министерства, в состав которой входил и Д. И. Менделеев, разрешила выдать Можайскому 3 тысячи рублей. Но по самым скромным подсчетам изобретателя, на постройку самолета требовалось не меньше 19 тысяч. О такой сумме не могло быть и речи, ведь, по мнению авторитетных специалистов главного инженерного управления, создание летательного аппарата тяжелее воздуха было «бесполезным и нерациональным».
Самолет, впервые в истории человечества оторвавшийся от земли, строился в основном на средства самого изобретателя, который был вынужден закладывать личные вещи, продавать свое имущество. Его украинское поместье в Вороновице пошло с молотка.
Если верить оставшимся документам, то постройка аэроплана началась в 81-м году. Так осторожно приходится говорить о фактах, связанных с этой удивительной страницей мировой авиации потому, что работы по созданию самолета Можайского были засекречены военным министерством и почти все документы этого дела по истечении десятилетнего срока были уничтожены.
Однако достоверно известно, что Можайский спроектировал для своей машины два паровых двигателя облегченной конструкции
мощностью 10 и 20 лошадиных сил и добился их изготовления. Выбор типа двигателя был для Можайского главной проблемой. И паровую машину он предпочел не случайно. Сегодня она кажется нам примитивной, но в то время с ней не мог конкурировать ни один другой двигатель ни по мощности, ни по весу, ни по надежности.
Первый полет аэроплана Можайского состоялся под Петер-бургом вблизи Красного Села, летом 1882 года. Вот сохранившиеся воспоминания очевидца этого события Петра Наумова: «Диковинная птица с огромными крыльями вдруг сильно зашумела, завертелись какие-то, впереди нее кресты, и она сдвинулась с места, побежала по деревянному настилу, а затем оторвалась от земли и поднялась в воздух». Но через несколько секунд самолет резко изменил направление и налетел на высокий забор, повредив крыло и шасси. Механик, управлявший самолетом (фамилию его установить не удалось), получил при этом увечье.
Многие увидели в результате этого полета лишь подтверждение уже устоявшегося мнения: аэроплан никогда не сможет летать. Но Можайский был в первую очередь инженером. Он видел главную причину неудачи в том, что мощность двигателей была явно недостаточной для такого самолета. И Можайский приступил к проектированию более мощного двигателя.
Но средства изобретателя были на исходе — уже продано второе имение, Котельниково в Вологодской губернии, проданы обручальные кольца, часы.
Создание более совершенного аэроплана велось с огромными трудностями и перерывами. Изготовление нового двигателя, организованное Можайским на Обу-ховском заводе в Петербурге, шло очень медленно. Сколько бумаги извел Можайский на бесконечные письма, обращения и докладные записки с просьбой ускорить изготовление! Наконец, большинство деталей к двигателю сделано. До завершения работ оставалось совсем немного, и новый самолет должен вот-вот взлететь. И он обязательно бы взлетел, но судьба распорядилась иначе. Можайский заболел крупозным воспалением легких и 19 марта 1890 года на 66-м году жизни умер.
В свое время имя этого человека было легендарным. Но вот ровно через 20 лет после первого полета в Красном Селе полетели братья Райт, и Можайский был записан в неудачники. Его имя изредка упоминалось, деятельность его не анализировалась, а характеризовалась предельно кратко: «Проводил опыты, которые закончились неудачей».
Сегодня Можайского почитают как выдающегося пионера авиации, создавшего первый в мире аэроплан—прообраз современных лайнеров. Многое сделал этот человек огромного энтузиазма и одержимости, но многого он и не успел. Его дело завершили те, кто шел его дорогой.
Александр Федорович Можайский мог бы с полной уверенностью сказать словами поэта:
О, я недаром в этом мире жил) И сладко мне стремиться из
потемок. Чтоб, взяв меня в ладонь,
ты, дальний мой потомок. Доделал то, что я не довершил.


----------------------

Предпринимателям Твери рекомендуем Оптовая продажа бытовой химии http://tverbaza.ru/katalog-tovarov от ИП Саттарова М.Ю. К вашим услугам большой выбор отечественной и импортной бытовой химии по низким ценам.Адрес и прайс-лист смотрите на сайте.

 

aD