Новости

ИСТОРИИ ИЗ ЖИЗНИ ХИНЦА И КУНЦА

Фолькер БРАУН

ИСТОРИИ ИЗ ЖИЗНИ ХИНЦА И КУНЦА

ПЫШНЫЕ ФРАЗЫ

Кунц спросил у Хинца, почему тот ходит с таким мрачным видом и' не радуется успехам своей страны, хотя он, без сомнений, причастен ко всем ее достижениям.

— Видишь ли, — ответил Хинц.— Я, может быть, и не против всех этих дел, наверняка необходимых, но мне не нравится, что вы обставляете их столь пышными фразами. Если бы мы говорили о том, что делаем, просто, может, я бы даже тебе улыбался.

Но когда случились более серьезные упущения, он спрашивал себя, имеет ли он право в этой кризисной ситуации выражать свое недовольство.

Однажды он так долго размышлял в тишине о каких-то мерах, которые недавно приняли, что это было замечено, и у него настоятельно попросили объяснений. Седовласый человек подумал тогда, что настал момент очнуться, но его губы до того привыкли произносить фразы, полные уверенности, что он не сумел сказать о своем мнении.

На смертном одре он что-то шептал, но что? При всей любви к нему понять было невозможно.

НЕБЛАГОДАРНОСТЬ НАРОДА

Кунц спросил:

—                Почему люди у нас-недовольны? Вместо того чтобы быть благодарными? Когда у них столько всего, о чем они раньше не могли и мечтать? Телевизор, холодильник,   стиральная    машина, художественная ковка цены... и социализм.

—              Дело в том, что они не хотят быть кому-то благодарными за то, что делают сами,— сказал Хинц.

РЕАГИРОВАТЬ НУЖНО ВОВРЕМЯ

Кунц, который по разным причинам считал, что несет ответственность за Хинца, упрекнул того в том, что он слишком часто показывает свое возмущение на людях и от малейшего толчка взрывается, как бутылка с шампанским. В свое оправдание Хинц упомянул о следующих событиях: один видный человек, глубоко убежденный в совершенстве нашего общества, всякий раз спрашивал себя, дают ли незначительные недостатки и упущения, которые он замечает, ему право выступить против этих недостатков и упущений. Подобные размышления всякий раз приводили его к убеждению, что незачем ставить под сомнение существующий порядок из-за той или иной незаладившейся мелочи. Вот если случатся более серьезные упущения, тогда он о них скажет.

ТАМ — НИЧЕГО

Время от времени по большим праздникам Кунц говорил, что он смотрит «в будущее с уверенностью». В этих случаях Хинц имел привычку вставать рядом с Кунцем (если это было возможно) и следить за его взглядом. Но, естественно, в том направлении, куда смотрел Кунц, нельзя было различить ничего, что бы оправдывало такую уверенность. Серые и размытые дали.

— Нечего надеяться на будущее,— восклицал Хинц,— там ничего нет. Нам надо с уверенностью смотреть в настоящее.

ДВА ОБРАЗА ЖИЗНИ

Кунц, читая, выписывал мысли, фотографировал пейзажи, собирал магни-тафонные записи: так у него будет все припасено на тот день, когда ему это может понадобиться. И фамилии людей он тоже записывал на карточках. Хинц раздавал книги, впивался глазами в пейзажи, будто они сейчас исчезнут, и поглощал музыку, как будто ее уже никогда не услышит. Даже с людьми он сразу переходил к главному.

Разве вместе они были на что-то годны? Да, каждый из них создавал другому много проблем.

Перевел С. КОЗИЦКИЙ.

 

Поделитесь статьей с друзьями

Яндекс.Метрика Индекс цитирования