Светское государство. Ответы на вопросы urokiatheisma denga

Если убрать богоборческую ноту в советском искусстве, то надо признать что она часто пропагандировало христианский взгляд на ценности. И хоть крестик золотой для крещения http://vzolote.com.ua/215263-krestiki тогда "был не в моде", но христианские корни пробивались сквозь официоз. Об этом следующая статья, обличающая про-двинутое западное искусство.

-------------

Передо мной лежит оттиск статьи Иоко Накамуры, президента японской картинной галереи «Гэккосо», где в прошлом году состоялась выставка произведений русской и советской живописи. Тысячи японцев ежедневно выстраивались с утра у входа в эти залы. Их вело не просто любопытство, не только интерес к творчеству русских художников и желание познакомиться с их шедеврами,— люди шли на встречу с искусством.
Не так давно госпожа Иоко Накамура была в Советском Союзе. Во время встречи и бесед с советскими художниками она говорила о том огромном впечатлении, которое произвела в ее стране эта выставка, об эмоциональном и интеллектуальном воздействии картин на умы и сердца японских зрителей.
А я думал о том, насколько сильна во всем мире тяга людей к настоящему искусству. Вспоминал длинные очереди в Третьяковскую галерею и Музей изобразительных 'искусств, стремление едва ли не каждого советского человека увидеть «Джоконду» и шедевры Дрезденской галереи, сокровища древнеегипетского искусства и творения Мике-ланджело. Дважды по желанию зрителей в Центральном выставочном зале показывали экспозицию произведений членов Академии художеств СССР, ее посетило в прошлом году около миллиона человек.
Одновременно мне припомнились пустые залы музеев модернистского искусства в Западной Германии и в США, во Франции и Италии. На стенах там развешаны абсурдные картины, изображающие бессмысленные цветовые пятна, линии, геометрические фигуры; произведения, напоминающие бред и кошмарные сны, рожденные больным воображением; сюрреалистические полотна на отвлеченные мистические и религиозные темы. Мне говорили, что за целый день там можно увидеть двух-трех зрителей, и то из числа любопытствующих туристов. А по соседству, в галереях, где находятся произведения классической живописи, всегда многолюдно. К любимым полотнам люди возвращаются снова и снова, как к любимым книгам, черпая в них вдохновение, познавая мир.
Во все времена художники видели свою задачу в том, чтобы утверждать высокие, гуманистические идеалы, обращались к светлому разуму и благородным чувствам людей. Великие мастера показывали сложность и красоту жизни, размышляли о серьезных социальных и нравственных проблемах, о взаимоотношениях человека и общества. Недаром Н. Чернышевский назвал искусство «учебником жизни».
Произведения передвижников, например, обладали огромной силой эстетического воздействия и нашли отклик в сердцах демократически настроенных современников. Вот уже целое, столетие полотна И. Крамского, И. Репина, В. Перова, А. Саврасова и еще многих других из этой славной когорты неизменно вызывают восхищение своей правдой и мастерством, своим гражданским пафосом.
Лучшие произведения советских живописцев, скульпторов, графиков, работы Н. Андреева и И. Вроде кого, в которых впервые прозвучала тема социалистической революции, полотна А. Герасимова, С. Герасимова, Б. Иогансона, монументальные холсты А. Дейнёки, скульптуры Е. Вучетича, развивая традиции русского искусства, обогатили его новыми художественными достижениями. В этих произведениях воплощены образы передовых советских людей — строителей коммунизма, творцов самого справедливого общества на земле.
В картинах наших лучших мастеров зрители черпают вдохновение, получая радость, заряд творческой энергии и бодрости, которые дает общение с прекрасным.
Но передовое советское искусство не устраивает буржуазных идеологов, потому что служит воспитанию коммунистических идеалоз, развитию социалистического общества.
Некоторое время назад западная печать и радио, захлебываясь от панегириков, оповестили весь мир о наших так называемых «авангардистах», выставки которых состоялись в Измайловском парке Москвы и на ВДНХ. Что же привлекло внимание этих «ценителей» искусства, на что были направлены их восторженные славословия?
Абстрактные поделки, притом не самые изощренные, далеко отставшие от того, что есть в этом роде на Западе. Созданы они Д. Плавин-ским и Э, Штейнбергом, А. Мастерковой и А. Тяпушкиным. Здесь же были представлены примитивы В. Яковлева, сюрреалистические символы В. Немухина, мистические сюжеты Э. Дробкицкой и П. Беленка, И, наконец, мещанское злословие и брюзжание О. Рабина, выставившего, например, такое свое очередное творение, как «Рубашка» — на фоне разваливающихся деревянных построек изображение грязного женского белья, в которое вписана грудь. Пьяная кукла среди деревенской улицы, дохлая курица у скособоченной избы — вот темы этого идейного вдохновителя, неназванного вожака отечественных «авангардистов».
Естественно, что подобные вещицы — клад для наших недоброжелателей, которые тут же объявили передовым искусством эти антиэстетические, малохудожественные поделки, выполненные в основном людьми, не .имеющими специального образования или недоучившимися. . Да, такая живопись вполне устраивает наших идейных противников. Вместо светлых идеалов, героики социалистических будней, глубокого, всестороннего осмысления жизни — мрачная мистика, злорадные, мни-мозначительные обобщения, безысходность, убогость духа.
Империалистические монополии тратят миллионы долларов на поддержание формалистических направлений и на пропаганду их во всем мире. При этом искусство реалистическое, обращенное к народу, не только -не поощряется, но и подвергается гонению. Известный американский художник Рокуэлл Кент, знакомый советскому зрителю по ряду выставок в нашей стране, рассказывал: «В 1907 году я написал первую картину. Она называлась «Труженик моря». С тех пор я постоянно живу интересами своего народа и стараюсь показать его труд, его борьбу, надежду. Но выставить свои картины, дать увидеть их тем, кого они изображают, в США невозможно».
Что же требуется в таком случае от художника? Вот, например, свидетельство немецкого искусствоведа Хорста Енера, который пишет, что в ФРГ «цены на произведения искусства устанавливаются предпринимателями, от них зависит назначение стипендий, они финансируют поездки студентов за границу и за все это требуют от искусства по меньшей мере нейтралитета. Ни забастовки рабочих, ни ремилитаризация Германии, ни тем более угроза атомной войны -не должны выбираться в качестве тем для произведений искусства».
Все это идет вразрез с одним из основных аргументов формалистического «авангарда» — тезисом о пресловутой свободе творчества, о независимости художника от социальных, политических движений своего времени. Вот уже семьдесят лет апологеты формализма твердят о свободе, о надпартийности художника и продолжают каждым своим произведением демонстрировать именно несвободу от буржуазного покупателя, от вкусов и требований капиталистического общества. Как тут не вспомнить мудрые ленинские слова, сказанные семь десятилетий назад, о том, что «абсолютная свобода есть буржуазная или анархическая фраза (ибо, как миросозерцание, анархизм есть вывернутая наизнанку буржуазность)». После этих слов в статье «Партийная организация и партийная литература» шли знаменитые слова: «Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя».
Последующие годы дали множество доказательств мнимой независимости художника в странах капитала. О какой свободе можно говорить, если гениальные фрески Диего Риверы на стенах американского Музея современного искусства были уничтожены только потому, что не понравились заказчику: там были изображены правдивые сцены народной жизни.
Так выглядит истинная «свобода» художника в буржуазном обществе. Она преподносится как неограниченная свобода самовыражения, впрочем, при одном «небольшом» условии: художник не должен вторгаться в реальную народную жизнь, изображать подлинные контрасты и противоречия капиталистической действительности. Таким образом сводится на нет сама природа искусства — познание и изображение жизни, активное воздействие художественными образами на людей, борющихся за переустройство мира на новой, гуманистической основе.
А в остальном, если из искусства вычесть собственно искусство, художник может свободно «самовыражаться». Вот уже несколько десятилетий формалисты не перестают удивлять человечество различными хитроумными «измами»: кубизм, футуризм, абстракционизм, экзистенциализм, орфизм, ташизм, супрематизм, неопластицизм, дадаизм, абсурдизм, поп-арт, ол-арт, боди-арт, «мобили» и прочее и прочее.

 

 

Яндекс.Метрика Индекс цитирования