Светское государство. Ответы на вопросы urokiatheisma denga

molecul

В милицию Ивана Спиридоновича доставили завернутого в афишу. Дежурный оторвал глаза от книги и чуть было не прыснул: вот это видок! Но тут же спохватился и, скрипнув ремнями, вполне официально спросил:
—  Как фамилия?
—  Ци-ци-цероночкин...
-  Ограбили?
Цицероночкин как-то неопределенно помотал головой.
«Псих!» — подумал лейтенант и на всякий случай отодвинул чернильницу.
-  Что нарушил?
—  Я лично? Упаси боже! Да я и не возражаю, пусть будет наука-волшебница, или   как  еще  ее...   ангид-д-дриды,— Цицероночкин зябко поежился.— Но при чем тут лично я? Это не опыты... это хулиганство!
—  Давайте   по   порядочку,— перебил дежурный.
Но если рассказывать по порядку, то все началось еще с утра.
—  Пап, а пап! Какая, думаешь, формула у молекулы соли? — загадочно спросил за утренним чаем Вовка.
—  Боже мой, и тут химия! — воскликнул    Иван   Спиридонович   и   в   сердцах шлепнул сына по руке.
Солонка,которую рассматривал в этот момент Вовка, покатилась по столу.
«К ссоре!» — констатировал про себя Цицероночкин-старший и решил идти напропалую.
- И чего вы все заладили: химия, химия! На работу придешь — химия. Телевизор включишь — химия! В интерне зайдешь - там каталог рефератов на referat21.ru http://referat21.ru/refcat.php с рефератами по химии. Еще не известно, есть ли в ней прок. Вот пока дурь одна!..— Иван Спиридонович сердито ткнул пальцем в сторону сына. Вовка прикрыл ладонью дыру на коленке, прожженную накануне кислотой.

—  Зря   ты,   Ваня,— заступилась жена.— Химия  нынче  в  моде. Ты  знаешь, какую я шубку в «Синтетике» видела!
—  Знаем   мы   эти   полумеры...— проворчал Иван Спиридонович, уловив тонкий намек.
- Не полумеры, а полимеры,— насу-пясь, поправил Вовка.
Это был предел. Цицероночкин-старший встал из-за стола.
На лестнице он чуть было не наступил на кота Ваську, с воплем метнувшегося из-под ног. Кот вытаращил из темного угла зеленые фосфорисцирующие глаза.
—  Алхимик! — обругал его Иван Спридонович и вышел на улицу.
До работы оставалось еще добрых полтора часа. У газетной витрины возле почтамта толпились люди. Цицеропочкни привстал на цыпочки и пробежал заголовки: «Химию — в жизнь!», «Заменитель крови», «Пластмассы вместо стали»...
—  Опять химия,— буркнул он, но никто почему-то не поддержал. А поговорить хотелось. Взвинченное настроение требовало сочувствия.
—  Я говорю, опять химия... Уже приелось!   Поговорили — и   хватит.   Нельзя всюду-то — и в суп, и в чай...
На Цицероночкина удивленно посмотрели и посторонились.
—  Вот пишут, какую-то смесь вместо крови... Это что, выходит, и сердце ненастоящее можно приделать? А я лично думаю, пустое это. Конечно, наука, но зря уж на нее так много возлагают!
—  Сразу видно, что вы не химик,— отозвался, наконец,   молодой   человек  в кепке.
- Я химик? Упаси боже! Жил без этой химии и дальше проживу. Вот, к примеру, искусственная кожа, пластмассы разные... А мне их и даром не надо. Да по мне, пропади они пропадом. Хоть сейчас!
И тут случилось невероятное. Очки на носу Ивана Спиридjyовича погнулись, обвисли и растаяли, как стеариновая свечка. Стекла жалобно звякнули об асфальт. Любимые желтые полуботинки как-то странно сморщились и исчезли.
Цицероночкин, заподозрив злую шутку, подслеповато прищурился.
—  Кто это? А ну, не балуйте! А то я вас с вашими вискозами-глюкозами живо отведу куда надо...— и тут же почувствовал,  как голубая  рубашка  вздулась  на спине парусом.
—  Хулиганье! — бросил   он   изумленным читателям газеты и побежал к перекрестку, где всегда в прозрачной будочке сидел милиционер.— А еще химики! Образование получают...— бормотал  он  на ходу.— Черт бы вас побрал вместе с вашей синте...
Цицероночкин резко затормозил. Брюки стали неудержимо сваливаться. Иван Спиридонович подхватил штаны рукой, но было поздно. Встречные испуганно шарахнулись в сторону. Сбоку заулюлюкали мальчишки.
Цицероночкин    ошалело    прикрылся
портфелем и, ласково гладя его по крутым бокам, вдруг умоляюще залепетал:
-  Друг ты мой, пластмассовый!.. Портфель остался в руках.
*    *    *
-  Да, —недоверчиво произнес дежурный по отделу милиции.— Так, значит, все само собой и исчезло? И хорошая одежа была?
—  Почти новая,— кивнул Цицероночкин, глубже заворачиваясь в  афишу.— Брюки немнущиеся...
—  Лавсановые,— заметил   лейтенант,
—  Вы так считаете? Может быть... Отличные брюки, должен вам  сказать,— с еще неосознанной надеждой проговорил Иван Спиридонович и вдруг ощутил на пояснице знакомую тугость ремня. Он об-радованно скинул афишу.
—  Ха-ха! Мои! Вот они!..
Дежурный протер глаза. А Цицероночкин тем временем в самых лестных выражениях торопливо перечислял остальные предметы исчезнувшего туалета. Невесть откуда прилетели рубашка, галстук, желтые полуботинки... Массивные, в коричневой оправе очки шлепнулись на переносицу дежурному и потом, словно передумав, перепорхнули в жилетный карман Цицероночкина.
...После двукратного прикладывания к носу пузырька с нашатырным спиртом лейтенант, наконец, пришел в себя.
—  Химия! — восхищенно        произнес Иван Спиридонович и постучал ногтем по флакону.— Всегда помогает в таких случаях.
*    *    *
Предполагаю, что многие из читателей сочтут описанное выше происшествие чересчур неправдоподобным. Не стану спорить. За что купил, за то и продаю. Но, с другой стороны, ведь признаем же мы, что химия полна чудес?! Своих друзей она щедро одаривает, а с теми, кто к ней равнодушен или более того, не прочь и шутку сыграть... Не зря еще Михайло Ломоносов говорил: «Широко распростирает химия руки свои в дела человеческие».
В том-то и соль!
Кстати, молекула соли обозначется так: NaCl.
Это теперь даже Иван Спиридонович знает.
В. СУББОТИН

 

 

Яндекс.Метрика Индекс цитирования