Светское государство. Ответы на вопросы urokiatheisma denga

Новый год коллектив лаборатории отмечал по традиции на квартире главного инженера Клокова.
Экономист    Зайкии прибыл последним. В лаборатории он работал недавно, традиций не знал и поэтому застыл, озадаченный странным зрелищем.
Сотрудники нетерпеливо топтались в прихожей, ожидая своей очереди, чтобы встать на весы, Хозяин квартиры пристально вглядывался в показания стрелки и сообщал их своей супруге, которая стояла рядом и отмечала на грифельной доске:
Супруненко — 87,5 Кобысская —102,3 Повозкин — 78,0 Возианов         — 99,9
Графа называлась «С каким весом товарищ пришел». В следующей, пустовавшей пока, значилось: «С каким весом товарищ ушел».
—  Эт-то  еще зачем?— тревожно    спросил    Зай-кин  у  стоящего   последним плановика Зацепина.
—  А чтоб видно было, сколько,      значит,     товарищ    наел.    Чтоб    знать, кого   в  другой  раз  приглашать.
«Эка коварно задумано,— опешил Зайкин.— И вроде бы смехом, а по сути-то иезуитство. Что ж делать-то? Я ж сегодня специально не обедал».
Из гостиной тянуло ароматами праздничного стола, издевательски уставленного всевозможными яствами. Сквозь приоткрытую дверь просматривались блюда с закусками. Призывно и загадочно мерцали бутылки различной конфигурации.
Зайкин   приближался   к весам.           «Возмутиться нельзя, скажут, юмора не понимает. А какой тут, к черту, юмор! Что делать?»
Решение пришло неожиданно. Под вешалкой лежали трехкилограммовые гантели. «В самый раз»,— подумал Зайкин. Мозг экономиста выдал программу: «Напитки — 0,5 кг, закусь... В два с половиной кило надо уложиться». И он сунул гантель под пиджак.
«Зайкин — 75,0»,— отметила на доске хозяйка.
...Застолье разворачивалось по всем правилам русского гостеприимства: Выездное караоке, Аренда и Прокат . Сознание своей неуязвимости привело Зайкина в исключительно праздничное расположение духа. Он вовремя положил гантель на место и сейчас с нескрываемой -иронией наблюдал за "легкомысленными сослуживцами, налегавшими на еду. Сам он уже съел две гусиные ножки, опробовал все закуски, большую часть напитков и, едва сдерживая ехидную ухмылку, злорадно потчевал дам, которые, впрочем, не заставляли себя упрашивать.
Он понимал, что очень важно с самого начала зарекомендовать себя в глазах нового руководства человеком скромным и умеренным. И вот сегодня ему выпало испытание, из которого он вышел так остроумно.
...С трудом поднимаясь из-за стола и .тяжело дыша, сослуживцы становились на весы.
—  Семьдесят          пять двести!  —  ахнула  хозяйка,     когда    очередь   дошла до Зайкина.— Всего двести        граммов? — И она   с   изумлением    окинула     взглядом     фигуру гостя.
...Приближалось 8 Марта. До Зайкина дошли слухи, что вся лаборатория опять собирается на квартире у Клокова. Однако его почему-то никто не приглашал.
Недоумение Зайкина рассеял плановик Зацепин:
—  А    ты    думал    как? Перво-наперво,     ты     хозяйку обидел: делал вид, что ешь, а сам, выходит, ни  к чему  и  не притронулся.  Супруга  у   Клокова   самолюбивая.    Кроме того,     он     усомнился     в твоих деловых качествах. У    Клокова   принцип   такой — кто  не ест, тот  не работник.   Так   что,   Зайкин,   хоть   ты     и    экономист,  а   человек  недальновидный:      сокращение штатов     предстоит!      На одну треть!

А. Веретенников

 

 

Яндекс.Метрика Индекс цитирования