Светское государство. Ответы на вопросы urokiatheisma denga

Основное наше преимущество в развитии дизайна и эргономики связывалось с плановой экономикой, хотя уже в 1911 году американский писатель Амброз Бирз в «Словаре дьявола» дал следующее определение: «Планировать, гл. переход. Хлопотать по поводу наилучшего метода получения случайного результата». Преимущество плановой экономики — один из мифов нашего общества, определяющих в том числе и многие представления в сфере дизайна и эргономики. Формирование этого мифа, как и любого другого, имеет определенные объективные предпосылки и поэтому его анализ представляет достаточно сложную задачу, которую блестяще выполнил Ф. А. Хайек. Поэтому сегодня в России царствует рыночная экономика и курсы 1с
При всех объективных предпосылках формирование мифа о преимуществах плановой экономики — движение к планированию, доказывает Ф. Хайек, есть результат целенаправленной деятельности, и нас не вынуждает к нему никакая объективная необходимость. В этой связи ученым анализируется вопрос о том, почему в первых рядах сторонников планирования оказалось столько технических специалистов. Прежде всего он обращает внимание на то, что почти каждый из технических идеалов специалистов можно было бы осуществить в сравнительно короткий срок, если сделать его единственной задачей человечества. Именно невозможность осуществления грандиозных замыслов в своей области вызывает бунт специалистов против несовершенства существующего порядка, основанного на частной собственности. «Любая из множества целей, которую можно было бы по отдельности, осуществить в планируемом обществе, порождает пламенных энтузиастов планирования, уверенных, что они смогут убедить руководителей такого общества в важности той или иной конкретной задачи; и несомненно, надежды некоторых из них в конце концов сбудутся, поскольку планируемое общество безусловно будет способствовать реализации определенных целей в большей степени, чем нынешнее» ].
К числу пламенных энтузиастов планирования с полным на то основанием можно отнести дизайнеров и эргономистов нашей страны. Многие из нас с нетерпением ожидали, когда же, наконец, просвещенные руководители остановят свой взор на наших целях как приоритетных для общества. В ожидании, когда власти предержащие снизойдут до всемерной поддержки наших целей, мы во многом в угоду им, среди которых 99% инженеры, всемерно насаждали в дизайне и эргономике технократические подходы. Снова скажут, а иначе и не могло быть, и будут правы, так как планируемое общество по природе своей технократическое. Планирование, показывает Ф. Хайек,— это применение методов инженерного проектирования к целой нации. То, что Ч. П. Сноу назвал «войной двух культур», для нас означало, что на словах мы на стороне искусства и гуманизма, а на деле повсеместно у нас торчали уши технократизма. И даже при таких одеждах дизайна и эргономики в нашей стране они отторгались промышленностью. Даже умные и талантливые директора предприятий и объединений, а их немало в нашей стране, «животом чувствуя» необходимость дизайна и эргономики, зачастую вынуждены были создавать видимость внедрения дизайна и эргономики, а не заниматься реальным их воплощением в функционирование предприятий.

 

 

Яндекс.Метрика Индекс цитирования