Репрессии ученых во время Великой Французской революции

«Академии — общество людей суетных и посредственных» 1791. Марат

Выдержки из статьи доктора исторических наук Александра Викторовича Чудинова «Ученые и Французская революция»:

«Казалось, вот-вот сбудутся надежды на торжество идеалов Просвещения, но действительность вскоре отрезвила даже самых пылких мечтателей. Революция вызвала к активной политической деятельности самые темные, безграмотные слои общества. Среди их представителей встречалось немало талантливых от природы людей, но и им едва ли было под силу по достоинству оценить великие научные открытия выдающихся умов Франции. Зато санкюлоты* с раздражением подмечали, что ученые, занимающиеся непонятными для них вещами (а это злило еще больше), изысканно одеваются, живут в хороших домах, имеют собственные экипажи. Неприязнь к «академикам», подспудно копившаяся в массах при Старом порядке, в годы революции все чаще стала выплескиваться на поверхность. Еще в 1789 г. Байи с огорчением записал в дневнике: «Я должен заметить, что обнаружил в собрании избирателей весьма сильную антипатию к литераторам и академикам». В октябре того же года газета «Меркюр де Франс» сообщала, что не прошло и 12 часов после совершения революции, как на улицах раздались крики: «За­крыть все академии!»
Вообще апрель 1794 г. был черным месяцем для французской науки. 19-го числа гильотина оборвала жизнь Бошара де Сарона, видного астронома, который, занимая до революции высокий пост президента парижского суда, покровительствовал многим молодым ученым, в том числе Лапласу, 22-го числа на эшафот взошел один из последних просветителей, известный ботаник Ламуаньон де Мальзерб. 5 мая Конвент постановил предать откупщиков суду Революционного трибунала, что заведомо обрекало их на смерть. Понимая, что дни Лавуазье сочтены, Фуркруа предпринял последнюю отчаянную попытку спасти его. Он пришел в Комитет общественного спасения и, обратившись к Робеспьеру, просил его сохранить жизнь великому ученому. Робеспьер промолчал, но когда Фуркруа вышел, разразился такими угрозами, что Приер поспешил выскочить за дверь, дабы предупредить химика об опасности, которую тот на себя навлек. 8 мая трибунал вынес подсудимым смертный приговор. Рассказывали, что, произнеся роковые слова, судья взглянул на Лавуазье и добавил: «Республике ученые не нужны». В тот же день осужденных гильотинировали. Узнав о смерти Лавуазье, Лагранж в отчаянии произнес: «Достаточно было всего лишь мгновения, чтобы отрубить эту голову, и не хватит целого столетия, чтобы породить ей подобную».
Люди, составлявшие гордость французской науки, один за другим становились жертвами Террора.»

Лавуазье перед казнью
Источник: «Костер» N3-1966

Репрессии ученых в СССР

«Цензура? Какое ужасное слово! Но для нас не менее ужасные слова: пушка, штык, тюрьма, даже государство. Все это для нас ужасные слова, все это их арсенал, всякой буржуазии, консервативной и либеральной. Но мы считаем священными штыки и пушки, самые тюрьмы и наше государство, как средство к разрушению и уничтожению всего этого. То же самое и с цензурой. Да, мы нисколько не испугались необходимости цензуровать даже изящную литературу, ибо под ее флагом, под ее изящной внешностью может быть внедряем яд еще наивной и темной душе огромной массы, ежедневно готовой пошатнуться и отбросить ведущую ее среди пустыни к земле обетованной руку из–за слишком больших испытаний пути.» (с)А.Луначарский «Свобода книги и революции»

«К середине декабря 1936 г. Главлит подготовил «Сводку №1 о ходе изъятия…» за ноябрь 1936 г. Было проверено 23 800 библиотек, в которых изъято 123.845 книг. В Москве – 52.573, Ленинграде – 14.520, в Горьком – 1.770, Воронеже – 887 книг и т.д. …. Всего за эти годы из библиотек и книготорговых организаций было изъято и уничтожено 24.138.799 экземпляров книг.» М.В.Зеленов. Библиотечные чистки в 1932-1937 гг. в Советской России

РЕПРЕССИИ ЧЛЕНОВ АКАДЕМИИ НАУК. (включая действительных членов, почетных членов и членов-корреспондентов; 103 персоналии)

РЕПРЕССИИ ЧЛЕНОВ АКАДЕМИИ НАУК. (включая ученых, избранных в Академию наук после репрессий; 212 персоналий)

РЕПРЕССИИ ПРОФЕССУРЫ (ПО КНИГАМ ПАМЯТИ) Данные книг памяти: 286 персоналий

РЕПРЕССИРОВАННЫЕ ГЕОЛОГИ (968 персоналий)

Ленинградский физико-технический институт (43 персоналии, в том числе и бывшие сотрудники ЛФТИ, которые на момент ареста были сотрудниками других институтов)

Украинский физико-технический институт (11 персоналий)

Сотрудники АН Беларуси, пострадавшие в период сталинских репрессий. Минск: "Навука i тэхнiка", 1992, 120 с. Биографические данные о 143 репрессированных сотрудников АН Белорусской ССР.

УЧЕНЫЕ, РАССТРЕЛЯННЫЕ В МОСКВЕ (574 персоналий). В список включены профессора, сотрудники научных институтов, руководящий и обслуживающий состав институтов, преподаватели учебных институтов, аспиранты. В том числе:

РЕПРЕССИИ ДИРЕКТОРОВ ИНСТИТУТОВ. Директора институтов, расстрелянные в Москве (45 персоналий)

РЕПРЕССИИ РУКОВОДЯЩЕГО СОСТАВА ИНСТИТУТОВ. Директора, зам. директора, ученые секретари институтов, расстрелянные в Москве (71 персоналия)

РЕПРЕССИИ ПРОФЕССУРЫ. Профессора и доктора наук, расстрелянные в Москве (140 персоналий)

Генетик Вавилов в тюрьме

Репрессии ученых в Кампучии

«Директива бюро Восточной зоны от 5 сентября 1977 го­да, принятая во исполнение решения ЦК полпотовской партии, гласит: «Надо удвоить революционную бдитель­ность в отношении тех, кто служил в старом аппарате вла­сти: техников, учителей, врачей, инженеров. Наша пар­тия решает не использовать их». Это был фактический приговор к смерти. Такой же смысл имела директива не использовать квалифицированных рабочих в промышлен­ности. Некоторые результаты «культурной политики»:

  • из 725 преподавателей высших школ остались еди­ницы;
  • из 2300 преподавателей лицеев — 207;
  • из 21 З11 школьных учителей — 2717;
  • из 487 врачей — 54;
  • из 196 фармацевтов — 15;
  • из 1241 артиста — 121;

убито более двух тысяч спортсменов, участвовавших в международных соревнованиях, и более 300 тренеров и учителей физкультуры » Источник: «Кампучия: жизнь после смерти»/ Сост. Е. Кобелев. - М.: Политиздат, 1985. - 224 с., ил.

«Было разрушено 634 522 здания, из них 5857 школ, а также 796 госпиталей, фельдшерских пунктов и лаборато­рий, 1968 храмов были разрушены или превращены в складские помещения или тюрьмы. Были также уничтоже­ны 108 мечетей. Полпотовцы уничтожили несметное коли­чество сельскохозяйственных инструментов, а также 1 507 416 голов крупного рогатого скота.» (Протокол о преступлениях клики Пол Пота - Иенг Сари - Кхиеу Самфана по отношению к кампучийскому народу в период 1975-1978 годов)

Самой популярной наукой в Кампучии конца 70-ых стала «наука убивать»

Культурная революция в Китае

«Ныне мы ставим себе целью разгромить тех облечённых властью, которые идут по капиталистическому пути, раскритиковать реакционных буржуазных «авторитетов» в науке, раскритиковать идеологию буржуазии и всех других эксплуататорских классов, преобразовать просвещение, преобразовать литературу и искусство, преобразовать все области надстройки, не соответствующие экономическому базису социализма, с тем чтобы способствовать укреплению и развитию социалистического строя.

Обратить внимание на то, чтобы строго отличать буржуазных реакционных учёных-сатрапов и реакционных «авторитетов» от тех, кто придерживается обычных буржуазных взглядов в науке.

Нужно организовать критику как проникших в партию типичных представителей буржуазии, так и типичных реакционных буржуазных «авторитетов» в науке, а в частности критику всевозможных реакционных взглядов в области философии, истории, политэкономии, педагогики, литературы и искусства, литературоведения и искусствоведения, теории естественных наук и т.д.\\
Постановление Центрального Комитета Коммунистической партии Китая о великой пролетарской культурной революции (8 августа 1966 г.)

НАУКА И УЧЕНЫЕ ВО ВРЕМЯ КУЛЬТУРНОЙ РЕВОЛЮЦИИ В КИТАЕ: 1966-1976 Конг Као Доктор социологических наук, научный сотрудник Центра исследований Азии и Тихоокеанского региона Университета Орегона, США,

В двух документах КПК - «Циркуляр 16 мая» и «16 пунктов», - в которых провозглашалась культурная революция, содержались нападки на «буржуазные позиции так называемых «авторитетных ученых» и критика реакционных взглядов на теоретическом фронте естествознания» . В то же время в «16 пунктах» утверждалось, что культурная революция не должна затрагивать науку и технику. В результате весной и летом 1966 г. ученые были относительно избавлены от преследований, а научно-исследовательские центры были временно ограждены от грубых вторжений . Однако «банда четырех», радикальная группа в партии, сформулировала вывод: «Чем больше вы учились, тем более вы реакционны» * Естественно, ученые были отнесены к этой «реакционной» группе. Ее обвиняли в отсутствии веры в партию, нежелании посвятить себя делу социализма, а также в том, что многие ее представители получили образование в западных странах и в «ревизионистском» СССР.
В разгар культурной революции многие ученые и другие представители интеллигенции подвергались нападкам в дацзыбао за отход от политики, производства и от масс, а также за приписываемую им неспособность связать теорию с практикой *. Интеллигентов унижали на публичных собраниях, допрашивали и держали под арестом красные гвардейцы и другие радикальные активисты их дома обыскивались, а собственность конфисковывалась; их ссылали в ньюпенги *, оскорбляли, мучили физически и психологически. Университетские профессора обвинялись в «отравлении юных студенческих умов» во время обучения, а на тех, кто учился за границей, наклеивали ярлык американских или советских шпионов.

Внутри Китайской академии наук (КАН) была создана специальная группа расследования прошлого Чжу Кэчжэна и By Юсуна, двух вице-президентов КАН, которые получили докторские степени и работали в США [25, р. 464]. Чжу и By допрашивали по крайней мере 200 раз о прошлом их официальных учеников и научных последователей [26, р. 500]. Из 170 старших научных сотрудников КАН в Пекине 131 подвергся нападкам; в Шанхае 40% сотрудников Института физиологии растений КАН обвинили в том, что они являются вражескими агентами, на них возложили ответственность за антикоммунистический заговор во время правления националистов. 106 ученых, в том числе 27 старших научных сотрудников, или 0.41% от общего числа научного персонала в КАН, были замучены до смерти [15, р. 337-341; 16, р. 154-156]. Почти никто из членов академических отделений КАН (т.е. ученые, участвовавшие в основных государственных научных программах) не смог избежать преследований, из них по меньшей мере девять человек были замучены до смерти или вынуждены были покончить жизнь самоубийством, включая миколога Дэн Шуквэна, архитектора Лян Сичёна, гражданского инженера Лю Данчжена, биолога Лю Чонли, физика Рао Ютая, математиков Сю Бяолу и Чжэн Цзунсю, металлургов Е Дюпея и Чжоу Рена, метеоролога Чжао Ючжэна и геолога Сай Чайрона. Некоторые члены КАН, например Е Квисам, скончались после культурной революции в результате страданий, пережитых во время политических репрессий

Сай Сайд, физик из Фуданского университета, и ее муж Као Тяньквин из Института биохимии КАН в Шанхае стали членами партии в 1956 г. В октябре 1956 г. у Сай было установлено тяжелое заболевание, тем не менее она находилась под арестом в собственной лаборатории в течение года, а Као в это время был заключен под стражу в своей лаборатории на полтора года - за то, что они получили образование в Америке и Англии

Рядовые ученые если и не становились объектами злобных нападок, то критиковались за продолжение исследований узкоспециальных проблем, за то, что они в своих исследованиях больше руководствуются «подсказками» мировой науки, чем практическими проблемами развития Китая. Позднее более чем 300 тыс. научных работников вместе с другими интеллигентами и специалистами были сосланы на фермы, названные «школой кадров 7 мая» либо их ссылали в сельскую местность, чтобы они прошли «идеологическую революционизацию».

Еще больший ущерб культурная революция нанесла китайской науке уничтожая научные институты, которые существовали с начала XX в.

К 1973 г. в результате катастрофического сокращения под прямой юрисдикцией КАН осталось только 13 институтов из 7016 (в 1965 г.). Фундаментальные исследования были свернуты.

Китайская ассоциация науки и техники и входящие в нее научные общества прекратили свою деятельность: перестали выходить в свет более 100 профессиональных журналов, а международный обмен, который и до культурной революции проходил достаточно сложно, прекратился полностью»

Хунвэйбины («красные охранники», «красногвардейцы») — члены созданных в 1966—1967 годах отрядов студенческой и школьной молодёжи в Китае, одни из наиболее активных участников Культурной революции. Отряды хунвэйбинов были созданы для борьбы с противниками Мао Цзэдуна во время проведения культурной революции. Хунвэйбинские группировки считались автономными и действовавшими в соответствии с собственным пониманием марксизма; в действительности они действовали согласно общим указаниям Мао и некоторых других лидеров партии. «Постановление ЦК КПК о Великой пролетарской культурной революции» от 8 августа 1966 года сообщало:

Отважным застрельщиком выступает большой отряд неизвестных дотоле революционных юношей, девушек и подростков. Они напористы и умны. Путём полного высказывания мнений, полного разоблачения и исчерпывающей критики с помощью «дацзыбао» («газет, написанных большими иероглифами») и широких дискуссий они повели решительное наступление на открытых и скрытых представителей буржуазии. В таком великом революционном движении им, разумеется, трудно избежать тех или иных недостатков. Однако их революционное главное направление неизменно остается правильным. Таково главное течение великой пролетарской культурной революции, таково главное направление, по которому она продолжает двигаться вперёд.

Хунвэйбины подвергали «критике» (то есть унижениям и физическому насилию, как правило, публичным) т. н. «облечённых властью и идущих по капиталистическому пути», «чёрных ревизионистов», «противников Председателя Мао», профессоров и интеллигентов; уничтожали культурные ценности в ходе кампании «Сокрушить четыре пережитка».

Жертвами хунвыйбинов становились даже те, кто просто носил очки

[

Генетика

В 1930-е гг. в рядах генетиков и селекционеров наметился раскол, связанный с энергичной деятельностью Т. Д. Лысенко и И. И. Презента. По инициативе генетиков был проведён ряд дискуссий (наиболее крупные — в 1936 и 1939 г.), направленных на борьбу с подходом Лысенко.

На рубеже 1930—1940-х гг. в ходе так называемого Большого террора большинство сотрудников аппарата ЦК ВКП (б), курировавших генетику, и ряд видных генетиков были арестованы, многие расстреляны или погибли в тюрьмах (в том числе, Н. И. Вавилов). После войны дебаты возобновились с новой силой. Генетики, опираясь на авторитет международного научного сообщества, снова попытались склонить чашу весов в свою сторону, однако с началом холодной войны ситуация значительно изменилась. В 1948 году на августовской сессии ВАСХНИЛ Т. Д. Лысенко, пользуясь поддержкой И. В. Сталина, объявил генетику лженаукой. Лысенко воспользовался некомпетентностью партийного руководства в науке, «пообещав партии» быстрое создание новых высокопродуктивных сортов зерна («ветвистая пшеница») и др. С этого момента начался период гонений на генетику, который получил название лысенковщины и продолжался вплоть до снятия Н. С. Хрущева с поста генерального секретаря ЦК КПСС в 1964 г.

Лично Т. Д. Лысенко и его сторонники получили контроль над институтами отделения биологии АН СССР, ВАСХНИЛ и вузовскими кафедрами. Были изданы новые учебники для школ и вузов, написанные с позиций «Мичуринской биологии». Генетики вынуждены были оставить научную деятельность или радикально изменить профиль работы. Некоторым удалось продолжить исследования по генетике в рамках программ по изучению радиационной и химической опасности за пределами организаций, подконтрольных Т. Д. Лысенко и его сторонникам.

Сходные с лысенковщиной явления наблюдались и в других науках. Наиболее известные кампании прошли в цитологии (в связи с учением О. Б. Лепешинской о живом веществе), физиологии (борьба К. М. Быкова и его сторонников за «наследие» И. П. Павлова) и микробиологии (теории Г. М. Бошьяна).

ген как фантазия идеалистов
Советский воин_N18_25.09.1948

Карикатуры на генетиков

Кибернетика

«Концепция «думающей машины», пропагандируемая кибернетиками, является от начала и до конца ненаучной. … Испытывая страх перед волей и разумом народов, кибернетики тешат себя мыслью о возможности передачи жизненных функций, свойственных человеку, автоматическим приборам. Нельзя ли вместо стоящего у конвейра пролетария, бастующего при снижении заработной платы, голосующего за мир и коммунистов, поставить робота с электронными мозгами? Нельзя ли вместо летчика, отказывающегося уничтожать работающих на рисовых полях женщин, посылать бесчувственное металлическое чудище? В судорожных попытках реализовать свои агрессивные замыслы американский империализм бросает на карту все - бомбы, чумных блох и философствующих невежд. Усилиями последних и сфабрикована кибернетика - лжетеория, предельно враждебная народу и науке.» «Кибернетика - наука мракобесов». 5 апреля 1952 года. «Литературная газета». М. Ярошевский

На снимке: В 1960 году 6 мая впервые был проведен учрежденный X комсомольской конференцией студенческий праздник физиков, который тогда назывался “День Архимеда”. Праздничное шествие возглавили “киберы”, символизирующие поддержку науки кибернетики, которая до этого времени была в СССР под запретом.

Протесты ученых

Удивительно, но находились в те года люди (бывшие атеистами), не боявшиеся бросить вызов властям.

«Вы напрасно верите в мировую пролетарскую революцию. Я не могу без улыбки смотреть на плакаты: «да здравствует мировая социалистическая революция, да здравствует мировой октябрь». Вы сеете по культурному миру не революцию, а с огромным успехом фашизм. До Вашей революции фашизма не было.» И.ПАВЛОВ – В.МОЛОТОВУ*В СОВЕТ НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ СССР

«Товарищи! Великое дело Октябрьской революции подло предано. Страна затоплена потоками крови и грязи. Миллионы невинных людей брошены в тюрьмы, и никто не может знать, когда придет его очередь. Хозяйство развалива­ется. Надвигается голод. Разве вы не видите, товарищи, что сталинская клика совершила фашистский переворот. Социализм остался только на страницах окончательно изолгавшихся газет. В своей бешеной ненависти к на­стоящему социализму Сталин сравнился с Гитлером и Муссолини.» Л.Д.Ландау, М.А.Корец Листовка не позднее 23 апреля 1938 г.


http://www.lisenko-trofim.ru/94/

 
борьба_атеистов_с_инакомыслием.txt · Последние изменения: 2016/04/01 23:49 — ycnokoutellb
 
За исключением случаев, когда указано иное, содержимое этой вики предоставляется на условиях следующей лицензии:CC Attribution-Noncommercial 3.0 Unported
Recent changes RSS feed Donate Powered by PHP Valid XHTML 1.0 Valid CSS Driven by DokuWiki