Справка

Инквизиция (лат. Inquisition) - в древне-римском уголовном процессе, который был исключительно обвинительный, так называлось собирание доказательств. В случае надобности обвинитель, в предварительной стадии процесса, получал от претора официальные полномочия и снабжался открытым листом (litterae), в силу которого мог добывать нужные ему доказательства, даже принудительными мерами. Известный исторически пример такой Inquisitio - обширное исследование, которое Цицерон произвел в Сицилии, прежде чем выступил с обвинением Верреса перед судом. Когда во времена империи обвинительный процесс уступил место следственному, под И. стали подразумевать должностной розыск, а затем специальное судилище, созданное римско-католической церковью для преследования еретиков. Энциклопедия Брокгауза и Эфрона

Инквизиция, как отдельная структура, получила распространение на юге Европы: в Испании, Португалии, в меньшей степени Италии ,Франции и Германии. Поэтому она не может быть названа типичной для всего христианства. Конечно, и в других христианских странах бывали преследования иноверцев. Но, в таком случае, инквизицию можно назвать типичным изобретением человечества, потому что преследования и казни людей за их убеждения были в разные времена в разных государствах, имеющих разные религии. Например, в языческой Римской империи существовали длительные гонения на христиан. Их отдавали на растерзание диким зверям в Колизее, распинали, вырезали и устраивали из них живые факелы.
Массовые гонения на христиан были также в Персии, (зороастризм), в Японии (буддизм и синтоизм), в Китае (буддизм и даосизм), в СССР (атеизм), в исламских странах и т.д.

Цели инквизиторов

Многие люди представляют инквизиторов как маниакально жестоких упырей, одержимых жаждой мучить и сжигать невинных людей. На самом деле, если бы это было так, то не было бы судов, которые порой длились годами и даже иногда десятками лет.
Основная цель инквизиции была в исследовании человека на предмет: еретик он или нет, и в попытках склонить его к покаянию. Например, от Джордано Бруно покаяния ждали целых 8 лет. Как признается сам Льоренте (который, напомним, принадлежит к противникам инквизиции):

«Никогда не доводили дела до аутодафе не попробовав в течение долгого времени обратить его ( обвиняемого ) и привести к единению с католической Церковью всеми средствами, которые могла внушить опытность в этом деле. Обеспечив надежность его тюремного заключения, позволяли и даже в некотором роде побуждали его родных , друзей , соотечественников , духовных лиц и всех людей , известных своим образованием, посещать его в тюрьме и беседовать с ним . Сам епископ или инквизитор приходили к обвиняемому и убеждали его вернуться в лоно Церкви . Хотя он выражал в своем упорстве самое сильное желание быть поскорее сожженным ( что случалось часто , потому что эти люди считали себя мучениками и выказывали свойственную им твердость ) , инквизитор на это никогда не соглашался ; наоборот , он удваивал доброту и кротость , удалял все , что осужденному могло внушать ужас , и старался уверить его , что обратившись , он избегнет смерти , лишь бы только он снова не впал в ересь , что и бывало в действительности…» (2)

Из истории известно немало примеров, когда человек избегал наказания, если приносил покаяние. Это касалось даже закоренелых еретиков. Например, Раймонд Четвертый, бывший главой альбигойцев, принес покаяние и получил свободу.

Для просмотра этого содержимого требуется Adobe Flash Plugin.
Для просмотра этого содержимого требуется Adobe Flash Plugin.

Самые распространенные формы наказания

Если быть точным, то не сама церковь сжигала людей, а светские власти. Хотя, конечно, передавая им подсудимых, инквизиторы знали, что их ждет. И более того, некоторые священнослужители даже старались подвести богословское обоснование для сжигания еретиков. Однако сожжение на костре было не самым распространенным наказанием у инквизиции, вопреки укоренившимся мифам.

Наказания осужденных были разнообразны:

  • жертва свечи для алтаря и участие в крестном ходе,
  • денежный штраф,
  • телесное наказание,
  • выставление у позорного столба,
  • клеймование,
  • наказание заключением,
  • конфискация имущества,
  • изгнание,
  • передача преступника в руки светской власти, ведущую часто к смертной казни.

Самыми распространенными приговорами инквизиции были изгнание и конфискация имущества. 1) Пытки, по выводам историков, применялись примерно в 2 процентах случаев.

Количество жертв инквизиции

Чтобы воочию убедиться, на что способна человеческая фантазия, достаточно набрать в поисковике Интернета Rambler словосочетание «инквизиция сожгла миллионы». И мы увидим как обычные люди жонглируют цифрами в миллионы и даже десятки миллионов людей.
На самом деле никаких исторических источников, подтверждающих эту точку зрения нет. Установить точное количество жертв инквизиции за всю историю уже не предоставляется возможным. Оценки исследователей имеют существенные расхождения, но они не превышают нескольких десятков тысяч людей за все время существования инквизиции во всей Европе.

Здесь уместно привести результаты исследований с обеих сторон:

  1. По заказу папы Иоанна Павла 2, комиссия ученых (Gustav Henningsen, Jaime Contreras) провела исследование инквизиционных архивов.
    Согласно результатам этих исследований, с 1540 по 1700 год испанская инквизиция преследовала по обвинению в ереси 44 тысячи человек. И лишь 2 процента от этих людей были приговорены к смертной казни. (44,674 процессов: 826 сожженных лично и 778 сожженных в изображении) Другая часть приговаривалась к заключению или публичному покаянию. Пытки использовались, но только в незначительном числе случаев – тогда когда у инквизиторов были основания не доверять обвиняемому.2)
  2. Наиболее известные антиинквизиционные данные привел Хуан Антонио Льоренте в книге «История испанской инквизиции» для Испании в 1540-1700 годах. По его расчетам, получается примерно 31 700 человек, сожженных в Испании, без учета её колоний. Приговорено к другим видам наказания - 291 450. Как видно даже Льоренте, который сам служил секретарем в инквизиции, но потом порвал с ней, признавал, что подавляющее количество приговоров не вело к казни.3)

Учитывая, что испанская инквизиция была самой свирепой (скажем, Римская инквизиция была гораздо мягче), то в любом случае, по видимому, количество жертв инквизиции находилась в пределах десятков тысяч человек за все время своего существования. Конечно эти тысячи реальных людей - жертвы инквизиции, и не стоит ее в этом оправдывать. Но все-таки это далеко не миллионы. Для сравнения только по официальным данным , только в 1937-1938 годах в СССР было расстреляно 681 692 человека.

Другие исследования:

  • В. Монтер подсчитал 1000 казней в 1530–1630 гг. и 250 - в 1630–1730 гг. W. Monter, Frontiers of Heresy: The Spanish Inquisition from the Basque Lands to Sicily, Cambridge 2003, p. 53
  • Г. Кеймен оценивает число казненных примерно 2,000 человек во всей Испании до 1530 года. H. Kamen, Inkwizycja Hiszpańska, Warszawa 2005, p. 62; and H. Rawlings, The Spanish Inquisition, Blackwell Publishing 2004, p. 15
Vorträge zur Justizforschung: Geschichte und Theorie, Tom 2 Autorzy Dieter Simon

Катары и возникновение инквизиции

«Посвящаю его великому делу охраны природной среды от антисистем» - Так заканчивается главный труд известного историка Льва Гумилева «Этногенез и биосфера Земли».
Что по мнению советского историка, атеиста по убеждениям, являлось антисистемой: зловещая инквизиция, меч ислама или изуверские языческие культы? Нет, ни первое, ни второе, и даже ни третье.
Антисистемой с точки зрения Гумилева является взгляд на мир, как на порождение зла. Именно этого взгляда придерживались жертвы первой инквизиции - катары.
Катары (они же альбигойцы) были средневековыми наследниками древнего дуализма. Гностические идеи первых веков христианской эры, породили манихейство в Персии, которое затем дало толчок павликианству в Византии, которое в свою очередь породило богумильство у болгар и, наконец, которое докатилось до Западной Европы в виде катаризма.
Гностики первых веков нашей веры противостояли молодой тогда религии - христианству, считая этот мир порождением Сатаны, а не творением Бога любви. Бог Ветхого Завета и был тем самым дьяволом с точки зрения катаров, а пророки и патриархи ― соответственно его слуги. Из этого постулата рождаются не менее чудовищные следствия: Если вся материя - это зло, то путь спасения ― это ненависть ко всему земному. Получился трагический парадокс: казалось бы ненавидящие зло катары, на самом деле становятся проводниками этого зла…

2 Были ли катары христианами.

Действительно катары называли себя добрыми христианами, и само их учение основывалось на своеобразном толковании Евангелия. Но их нельзя назвать христианами, потому что Христианство ― это вера в Богочеловека, а Христос катаров - это дух, который родился, рос и воскрес только видимым образом. По их мнению, Бог не мог соединиться со «скверной» - человеческой плотью. Это в корне противоречит тому, что пишут апостолы о рождении и воскресении Христа: «И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца.» (Иоан.1:14) «а если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша.» (1Кор.15:14) Верят в Христа многие люди: для атеистов ― Он нищий еврейский проповедник, для буддистов - бодхисатва , для оккультистов от уфологии ― посланник Космоса, для свидетелей Иеговы ― Архангел Михаил. Они все верят в Христа, но эта вера не делает их христианами, потому что христиане ― это те, для которых Христос - «во всем Бог, и во всем человек»

«Катары ― не христиане,происхождение их нельзя искать в религиозной жизни Средневекового Запада…существо догмы катаров чуждо христианству» (Лев Карсавин)

«…отличительной чертой религиозного настроения этой эпохи было то , что самая горячая ненависть к Риму была основана на веровании, которое едва ли можно было назвать христианским» (Чарльз Ли)

Про-катарский исследователь делает признание: «Если они женились, им напоминали, что это опасно для их души и чревато еще несколькими воплощениями. Им советовали отказываться от плотских наслаждений, — поскольку они порождают зло, — если они на это способны.» Нелли Р. «Катары. Святые еретики»

3. Возникновение конфликта

Катаризм относился крайне враждебно к католической церкви с самого своего рождения. Можно сказать, что он рос в противостоянии с ней, питаясь энергией негативного поля, постоянно возбуждаемого катарскими проповедниками.
Так сложилось, благодаря давней традиции антиклерикальной пропаганды, что все противники Средневековой католической церкви, автоматически становились в глазах современных атеистов борцами за просвещение, прогресс и «мир во всем мире». Джордано Бруно прощаются оскорбительные эпитеты в адрес ученых и увлечение оккультизмом, Томасу Мюнцеру - планы по уничтожению людей, таборитам - грабительские походы в соседние государства. Соответственно, и катарам прощается их ненависть к миру и человеческой природе, хотя антиклерикалы яростно атакуют христианство именно по этой же приписываемой ему ненависти.
Анализируя причины необыкновенного успеха ереси среди католиков , исследователи выделяют следующие основные причины:

  • aскетичный образ жизни совершенных, вызывавший сочувствие на фоне греховной жизни части католического духовенства.
  • высокая активность проповедников катаризма, распространявшей антиклерикальные идеи в обществе..
  • естественный политический союз с гибеллинами, враждебно настроенными против Папы Римского.

Первой причине зачастую придается слишком много веса для демонстрации нравственного превосходства катаров над католиками, а значит, якобы, и справедливости их борьбы. Однако этот тезис не стыкуется с тем, что введение католиками нищенствующих монашеских орденов совсем не спасло положения, а также с тем, что сами катары прекрасно уживались с греховным поведением своих адептов и роскошью своих покровителей, которые были знатными и богатыми людьми. По видимому, этим людям катары не сильно докучали проповедями об отступлении от евангельских принципов нестяжания. А те платили им взаимностью, укрывая в тяжелые времена в своих неприступных замках.
Поэтому правильнее будет сказать, что учение катаров упало на благодатную, уже подготовленную почву, а нравственный образ жизни совершенных был ими прекрасно использован в своей пропаганде.
Если сравнить катаров по методам антиклерикальной пропаганды, то наиболее близки к ним современные воинствующие атеисты: та же ненависть к священникам, та же доходчивая для простого народа антихристианская критика, то же лицемерие.
Катары занимались активной пропагандой своих взглядов по всей Европе, на улицах и в домах, на площадях и в церквях. В зависимости от обстоятельств и личности потенциальной жертвы, различалась и методика. Если позволяли настроения в обществе ― то они организовывали публичные диспуты и проповеди с громогласными проклятиями в адрес церковников, предвосхищая успех большевиков на той же ниве. Лишним доказательством именно антихристианской (а не только антиклерикальной) ненависти альбигойцев было то, что они активно пользовались самыми низкопробными и пошлыми методами. Они сочиняли похабные памфлеты в адрес святых , рисовали Богородицу некрасивой одноглазой женщиной, плевали на иконы, распевали непристойные богохульные песенки и все ради того, чтобы на низменном уровне внушить людям отвращение к традиционному христианству.
Катары насмехались даже над Христом, говоря о том, что Тело Христово , будь оно даже величиной с гору давно было бы уже съедено, и что у обычного тела есть члены, а в евхаристической чаше их не видно. Как пишет Лев Карсавин «Именно вульгарные, хлесткие аргументы распространялись легче и быстрее всего»
Если где-то позиции католиков были сильны, то катары распространяли свое учение в тайных местах или посредством, казалось бы, случайных бесед, содержащих насмешки над католической верой и, таким образом, постепенно вносили в сознание простых людей свои ядовитые идеи. Для того чтобы не спугнуть потенциальную жертву, катары нередко представлялись им добропорядочными католиками, которые просто не могут терпеть грехи священников. Они уверяли невежественных суеверных людей что посланы Самим Христом и сулили прощение грехов тем, кто будет им помогать и распространять их листовки. Нередко они разыгрывали перед присутствующими целый спектакль, в котором один из них играл роль католика, конечно же, проигрывавшего спор катару. В этом проявилась еще одна черта катаров – их лицемерие. Оно, кстати, помогало некоторым катарам избегать наказания, отрекаясь от ереси, и потом вновь возвращаясь к ней.
Необходимо понять, что нравственно чистый образ жизни был уделом совсем немногих еретиков и поэтому надо отделять фанатизм совершенных от рядовых credentes, и тем более от сочувствующей толпы.

«мы должны отли­чать изворотливость и даже приспособленчество рядовых альбигойцев от непреклонного принятия мученичества их духовными наставниками, «совершенными», каждый год пополнявшими списки жертв Симона де Монфора, а за­тем инквизиции в течение большей части XIII столетия»(Н. Осокин).

4.Кровавая развязка

Хотя отправной точкой крестового похода принято считать убийство катарами папского легата Пьера де Кастельно, наверное, все-таки правильнее сказать, что первыми вынули меч войны католики. Однако ошибкой было бы считать что если бы они этого не сделали, то столкновения удалось бы избежать.

«Если бы мы могли оценить всю силу родственных связей, совместной жизни и деятельности, значение для низших классов и самой коммуны создаваемых катарами экономических организация, нам стало бы вполне понятным, как сплелась ересь с жизнью общества, как глубоко ушли ее корни в народную жизнь. Узы, связывавшие ее с народною жизнью, развязать было невозможно, их можно было только разрубить»(Лев Карсавин)

Между католицизмом и катаризмом были не просто разногласия - они стояли на диаметрально разных мировоззренческих позициях. Тот факт что катары не предпринимали массовых гонений на контролируемых ими территориях (хотя нападения на священников и церкви были) объясняется не «миролюбивостью», а их разобщенностью и нахождением в стадии роста. На момент начала крестового похода, область человеческих умов охваченных ересью представляла собой не единое целое, а пеструю солянку в которой «варились» катары из различных сект, вальденсы, патарены и просто сочувствующие католики. Возможно именно поэтому (а не из-за лютой кровожадности) у Арно-Амори при осаде Безье и вырвались слова, которые разнеслись впоследствии по всей антиклерикальной литературе: «Убивайте всех, Господь узнает своих»
Начавшаяся война не избежала совершения жестокостей. Но совершались они с обеих сторон.
В итоге католицизм восторжествовал и ересь была уничтожена, хотя отдельные реминисценции сохранялись еще довольно долгое время. Большинство исследователей, несмотря на сочувствие катарам, склоняется к тому, что историческая правда была на стороне католиков. Один из самых известных историков Чарльз Ли, в целом осуждающий инквизицию, в случае с катарами отдает предпочтение ей:

«Хотя мы и можем критиковать меры, использовавшиеся для искоренения катарской ереси и жалеть тех, кто пострадал за веру, мы не можем не согласиться, что борьба за католицизм была, в этом случае, борьбой за прогресс и цивилизацию. Если бы катарская вера стала доминирующей, или если бы ей было позволено существовать на равных условиях с католицизмом, ее влияние бы не замедлило обернуться катастрофой… Если бы катаризм одержал победу и сохранился бы в своей первоначальной чистоте, он неизбежно погиб бы под давлением собственных основных заблуждений , и, кроме того, он породил бы жреческое сословие, не менее привилегированное, чем католическое духовенство, и на нем не замедлило бы отразиться развращающее действие человеческого честолюбия, этого неиссякаемого источника всякой неправды и всякого гнета»

«Восторжествовать еретики не должны были еще и по­тому, что история была против них, их слишком смелые убеждения мало соответствовали эпохе, далеко не все из них выражали собою поступательный шаг цивилизации, так как большая часть еретиков уклонялась с чисто хрис­тианского пути.» (Н.Осокин)

Мораль

События давно минувших дней лишний раз показывают христианам каких чудовищ разума могут рождать наши грехи и равнодушие в сердцах наблюдающих за нами немощных людей. В 1917 году нам уже был преподан локальный кровавый урок, отведенный до этого от средневековых католиков мечом крестоносцев. И не стоит успокаивать себя тем, что сейчас не время фанатиков. Фанатики пожинали плоды рожденные равнодушными. Не фанатиков предостерегает в Апокалипсисе Христос: «о, если бы ты был холоден, или горяч!Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих. Ибо ты говоришь: «я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды»; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг».(Откр.3:15-17)
А значит за то, чтобы этот мир не стал воплощением мрачных кошмаров дуалистического мышления, ответственны прежде всего христиане. Тем более ,что у нас есть союзники — «люди с мышлением системы», видящие в мире не порождение злого гения или неразумного хаоса, а дар, нуждающийся не только в сохранении, но и улучшении для блага самого человека.

Читать:

Инквизиция и ученые

Инквизиция благополучно уживалась с учеными в эпоху развития университетов и науки. Многие выдающиеся умы эпохи прекрасно дожили до старости и умерли в своей постели, ни разу не общаясь с инквизицией. Тем более, совсем немногие кончили свою жизнь на костре.
Если быть еще более точным, то самым знаменитым мучеником инквизиции является Джордано Бруно, имя которого, надо полагать за неимением других имен, атеисты затаскали до неприличия. Однако наука тут была ни при чем, по той простой причине, что Джордано Бруно не был ученым. Точнее сказать Бруно был таким же ученым, как и Павел Глоба. Он был сожжен вовсе не за занятия наукой , а за оккультизм, ересь и публичные богохульства. В доносе венецианскому инквизитору магнат Джованни Мочениго

«Я, Джованни Мочениго, сын светлейшего Марко Антонио, доношу по долгу совести и по приказанию духовника о том, что много раз слышал от Джордано Бруно Ноланца, когда беседовал с ним в своём доме, что, когда католики говорят, будто хлеб пресуществляется в тело, то это — великая нелепость; что он… не видит различия лиц в божестве, и это означало бы несовершенство Бога; что мир вечен и существуют бесконечные миры… что Христос совершал мнимые чудеса и был магом, как и апостолы, и что у него самого хватило бы духа сделать то же самое и даже гораздо больше, чем они; что Христос умирал не по доброй воле и, насколько мог, старался избежать смерти; что возмездия за грехи не существует; что души, сотворённые природой, переходят из одного живого существа в другое; что, подобно тому, как рождаются в разврате животные, таким же образом рождаются и люди. Он рассказывал о своём намерении стать основателем новой секты под названием «новая философия». Он говорил, что дева не могла родить и что наша католическая вера преисполнена кощунствами против величия божия; что надо прекратить богословские препирательства и отнять доходы у монахов, ибо они позорят мир; что все они — ослы; что все наши мнения являются учением ослов; что у нас нет доказательств, имеет ли наша вера заслуги перед богом; что для добродетельной жизни совершенно достаточно не делать другим того, чего не желаешь себе самому…»

Более того, именно Бруно мы должны быть отчасти «благодарны» тем, что инквизиция, в конце концов, осудила теорию Коперника (через 73 (!) года после смерти самого польского ученого). Очень уж красиво он увязал ее с разнообразным оккультизмом. Не окажись у Коперника таких «проповедников», как Бруно, цензурный запрет на него не был бы наложен.
Сам Коперник никогда никак от инквизиции не страдал. Был еще Галилео Галилей. Но он также после покаяния прожил спокойно под надзором инквизиторов на своей вилле Арчетри.

Для просмотра этого содержимого требуется Adobe Flash Plugin.
Для просмотра этого содержимого требуется Adobe Flash Plugin.

1) см пункт 4.
2) Ужасы инквизиции преувеличены
3) Х.А.Льоренте. История испанской инквизиции
 
инквизиция.txt · Последние изменения: 2016/03/10 15:29 — ycnokoutellb
 
За исключением случаев, когда указано иное, содержимое этой вики предоставляется на условиях следующей лицензии:CC Attribution-Noncommercial 3.0 Unported
Recent changes RSS feed Donate Powered by PHP Valid XHTML 1.0 Valid CSS Driven by DokuWiki .