Это старая версия документа!


Не бывает идеальных людей, и императоров тоже. Император Николай Второй был противоречивой личностью, в котором сочетались и положительные и отрицательные стороны. Однако то с каким маникальным упорством большевисткая пропаганда создавала, а либеральная подхватила миф об особой кровавости царя не может не вызывать желания опровергнуть этот бред. То у атеистов царь - кровавый маньяк, то безвольная тряпка.

Мирные инициативы Николая Второго

Большевистский режим, присвоивший себе монополию на мирные инициативы, не мог допустить, чтобы в общественном сознании утвердился образ убитого им Царя, как инициатора всеобщего разоружения. А между тем именно наш император первым, при приближении Мировой войны, заговорил о мирных инициативах.

12/24 августа гр. М. Н. Муравьев пригласил к себе послов иностранных держав (французского посла гр. Монтебелло — на два часа раньше других, чтобы подчеркнуть особое отношение к союзнице). Текст обращения к державам был уже утвержден Государем. «Каков бы ни был исход предполагаемой меры — писал гр. Муравьев в своем всеподданнейшем докладе — уже одно то, что Россия, во всеоружии своей необоримой мощи, выступила первая на защиту вселенского мира, послужит залогом успокоения народов, осязаемо укажет на высокое бескорыстие, величие и человеколюбие Вашего Императорского Величества, и на рубеже истекающего железного века запечатлеет Августейшим Именем Вашим начало грядущего столетия, которое с помощью Божьей да окружит Poccию блеском новой мирной славы». Вот текст этого исторического документа: «Охранение всеобщего мира и возможное сокращение тяготеющих над всеми народами вооружений являются при настоящем положении вещей, целью, к которой должны бы стремиться усилия всех правительств. Взгляд этот вполне отвечает человеколюбивым и великодушным намерениям Его Императорского Величества, Августейшего моего Государя. В убеждении, что столь возвышенная цель соответствует существенным потребностям и законным вожделениям всех держав, Императорское правительство полагает, что настоящее время весьма благоприятно для изыскания, путем международного обсуждения, наиболее действительных средств обеспечить всем народам истинный и прочный мир и, прежде всего, положить предел все увеличивающемуся развитию современных вооружений. В течение последних двадцати лет, миролюбивые стремления особенно твердо укрепились в сознании просвещенных народов. Сохранение мира поставлено было целью международной политики. Во имя мира государства сплотились в могучие союзы. Для лучшего ограждения мира увеличили они в небывалых доселе размерах свои военные силы, и продолжают их развивать, не останавливаясь ни перед какими жертвами. Однако, все эти усилия не могли пока привести к благодетельным последствиям желаемого умиротворения. Все возрастающее бремя финансовых тягостей в корне расшатывает общественное благосостояние. Духовные и физические силы народов, труд и капитал, отвлечены в большей своей части от естественного назначения и расточаются непроизводительно. Сотни миллионов расходуются на приобретение страшных средств истребления, которые, сегодня представляясь последним словом науки, завтра должны потерять всякую цену в виду новых изобре-тений. Просвещение народа и развитие его благосостояния и богатства пресекаются или направляются на ложные пути. Таким образом, по мере того как растут вооружения каждого государства, они менее и менее отвечают предпоставленной правительствами цели. Нарушения экономического строя, вызываемые в значительной степени чрезмерностью вооружений, и постоянная опасность, которая заключается в огромном накоплении боевых средств, обращают вооруженный мир наших дней в подавляющее бремя, которое народы выносят все с большим трудом. Очевидным, поэтому, представляется, что если бы такое положение продолжилось, оно роковым образом привело бы к тому именно бедствию, которого стремятся избегнуть и пред ужасами которого заранее содрогается мысль человека. Положить предел непрерывным вооружениям и изыскать средства предупредить угрожающие всему миру несчастия — таков высший долг для всех государств. Преисполненный этим чувством. Государь Император повелеть мне соизволил обратиться к правительствам государств, представители коих аккредитованы при Высочайшем дворе, с предложением о созвании конференции в видах обсуждения этой важной задачи. С Божьей помощью, конференция эта могла бы стать добрым предзнаменованием для грядущего века. Она сплотила бы в одно могучее целое усилия всех государств, искренно стремящихся к тому, чтобы великая идея всеобщего мира восторжествовала над областью смуты и раздора. В то же время она скрепила бы их согласие совместным признанием начал права и справедливости, на которых зиждется безопасность государств и преуспеяния народов». Нота была опубликована в «Правительственном Вестнике» 16/28 августа и в тот же день была распространена по всему миру.

Необычайное раздражение проявил Император Вильгельм, испещривший гневными и насмешливыми примечаниями все донесения и записки по этому вопросу. «Все это словоизвержение порождено горькой нуждой… До сих пор Европа оплачивала русские вооружения… Гуманитарный yгар довел до этого невероятного шага… Тут какая то чертовщина», писал германский Император 28/16 августа. Все же на следующий день он телеграфировал Госуда-рю, что Его нота «ярко освещает возвышенность и чистоту Его побуждений»… «Однако, добавлял Вильгельм II, на практике это затруднительно… Можно ли, например, представить себе монарха, распускающего полки, освященные веками истории?».

Первые разговоры между союзными министрами имели не очень дружелюбный характер: «Правительственное сообщение 12 августа произвело на французскую армию тяжелое впечатление», объяснял А. Н. Куропаткину новый французский военный министр ген. Шануан (в ту пору — это был самый разгар дела Дрейфуса — военные министры во Франции сменялись весьма часто). «Офицеры французской армии опустили головы… Разоружение после затраченных в течение 27 лет огромных усилий и средств отнимало у них надежду на возвращение Эльзаса и Лотарингии… Расстаться с этой надеждой французы не могут еще и потому, что она объединяет лучшие силы Франции независимо от принадлежности к различным политическим партиям»… «Возникали даже подозрения: не сделан ли этот шаг русским Государем по соглашению с Вильгельмом?».



Император Всероссийский Николай II пробует солдатскую еду

После холодной реакции русское правительство выдвинуло следующую программу: 1) Соглашение о сохранении на известный срок настоящего состава сухопутных и морских вооруженных сил и бюджетов на военные надобности; 2) Запрещение вводить новое огнестрельное оружие и новые взрывчатые вещества; 3) Ограничение употребления разрушительных взрывчатых составов и запрещение пользоваться метательными снарядами с воздушных шаров; 4) Запрещение употреблять в морских войнах подводные миноносные лодки (тогда еще только производились с ними первые опыты); 5) Применение Женевской конвенции 1864 г. к морской войне; 6) Признание нейтральности судов и шлюпок, занимающихся спасением утопающих во время морских боев; 7) Пересмотр деклараций 1874 г. о законах и обычаях войны; 8) Принятие начала применения добрых услуг посредничества и добровольного третейского разбирательства: соглашение о применении этих средств; установление единообразной практики в этом отношении. В этой ноте первоначальная основная идея сокращения и ограничения вооружений уже оставалось только «первым пунктом» наряду с другими предложениями. Русская программа для мирной конференции была таким образом сведена к нескольким положениям, вполне конкретным; через с лишком тридцать лет в Женеве на конференции по разоружению обсуждались те же вопросы и повторялись «зады» русских предложений 1898—99 г.г.

В 1898 году по инициативе Николая II в Гааге собралась первая конференция по ограничению вооружений. Из той программы, которая была выдвинута в ноте 30 декабря, только первый пункт был отвергнут целиком. Были приняты декларации о запрещении 1) разрывных пуль («дум-дум»), 2) метания взрывчатых снарядов с воздушных шаров, 3) употребления снарядов, распространяющих удушливые газы. Утверждены были соглашения о применении Женевской конвенции к морской войне (в нее входил и вопрос о судах-госпиталях), о пересмотре декларации о законах и обычаях войны и о мирном разрешении международных споров путем посредничества и третейского разбирательства. Плодом этой последней конвенции, разработанной русским делегатом проф. Ф. Ф. Мартенсом, явилось учреждение действующего и поныне Гаагского международного суда. Это, однако, было весьма мало по сравнению с первоначальным замыслом Государя. Русское общественное мнение, в течение всего периода от ноты 12 августа до окончания Гаагской конференции, проявляло довольно слабый интерес к этому вопросу. Преобладало, в общем, сочувственное отношение, с примесью скептицизма и некоторой иронии. В кругах интеллигенции были удив-лены этим шагом, резко расходившимся с ходячими представлениями об «империализме» и «милитаризме» русской власти. Старались как-нибудь объяснить ноту 12 августа практическими, мелочными соображениями, говорили об ее «неискренности». А к тому времени, когда конференция собралась — внимание русского общества было настолько поглощено событиями внутренней политики, что работа в Гааге не вызывала уже особого интереса.

Источник: Сергей Ольденбург «Царствование Императора Николая II»

Смертная казнь: За и против. – М.: Юридическая литература, 1989. – С. 71-96

Для просмотра этого содержимого требуется Adobe Flash Plugin.

Кровавое воскреченье

Кровавое воскресение - это трагедия, спровоцированная революционерами. Они просто подставили людей. А для этого выдвинули невыполнимые требования - в частности освободить всех политзаключенных, к коим относились и банальные террористы. Причем согласно петиции, революционеры заранее предупреждали что пойду до конца: «мы умрем здесь, на этой площади,перед твоим дворцом. Нам некуда больше идти и незачем. У нас только два пути: или к свободе и счастью, или в могилу…»

«Кажется, в этот же вечер Гапон сказал знаменательную фразу. При обсуждении плана шествия одним из представителей партии, противником шествия, Гапону был задан следующий вопрос: «А вы верите в то, что вы будете приняты, а не расстреляны?» — «Нет, не верю. Я убежден, что нас расстреляют». — «Так зачем же вы это делаете, зачем подвергаете риску, может быть, тысячи жизней?» — «Во-первых, отступать уже нельзя, а во-вторых, за один завтрашний день, благодаря расстрелу, рабочий народ революционизируется так, как другим путем нет возможности это сделать и в десять лет и затратив десятки тысяч жизней».» И.И. Павлов Из воспоминаний о "Рабочем Союзе" и священнике Гапоне

«— Да так… есть от чего… Представьте себе, что наши требования не удовлетворят… Забастовка объявляется общая… Полиция до сих пор к нам не вмешивалась: я ее успокаивал, — иронически заметил Гапон, — но потом она, конечно, вмешается и крепко вмешается… Мы ей зададим такого жару, какого она отродясь не видывала: всю петербургскую полицию мы обезоружим в течение десяти минут… Ну, значит, появятся казаки, мы и с теми справимся, оружие раздобываем посредством конфискации у полиции и казаков, но его недостаточно… Страсти разгораются. Крик: «на баррикады!» — и 400—500 тысяч могли бы грозно двинуться… но где же взять оружие?.. Против нас солдаты с магазинками… Это, впрочем, не так страшно… Известное психологическое воздействие, и солдаты или часть их могут оказаться на нашей стороне… Но артиллерия!.. Вот где наша главная опасность!.. У нас тоже есть артиллерия — 8 бомб, на всякий случай, я раздобуду… Мне обещали… через неделю будет штук 30… Да что с вами-то?» И.И. Павлов Из воспоминаний о "Рабочем Союзе" и священнике Гапоне

«В заключение я спросил, есть ли у них оружие, на что социал-демократы ответили мне, что у них нет, а соц.-рев. — что у них есть несколько револьверов, из которых, как я понял, они приготовились стрелять в войска, если те будут стрелять в народ…. «Великий момент наступил для нас, — сказал я, — не горюйте, если будут жертвы. Не на полях Манчжурии, а здесь, на улицах Петербурга, пролитая кровь создаст обновление России. Не поминайте меня лихом. Докажите, что рабочие умеют не только организовывать народ, но и умереть за него» Георгий Гапон История моей жизни

«Я предупреждал людей, что те, которые понесут хоругви, могут пасть первыми, когда начнут стрелять, но в ответ на это толпа людей бросилась вперед, оспаривая опасную позицию.» Георгий Гапон История моей жизни

Для просмотра этого содержимого требуется Adobe Flash Plugin.
Для просмотра этого содержимого требуется Adobe Flash Plugin.

Николай Второй - охотник

Обычно атеисты напирают на любовь людей к кошкам: «Ах, кровавый царь убил кошечек, мимими» и приводят следующий список:

Правда и ложь об охоте Императора Николая II

Теперь пора перейти к главному мифу клеветников: к мифу о «тысячах убитых Царём кошках». Вообще в дневниковых записях Государя посвящённых охоте, кошка в качестве трофея встречается крайне редко. За весь 1905 года об убитой кошке говорится один раз: «Гулял с Дмитрием в последний раз, убил кошку». 5

Все остальные тысячи кошек, приводимые в годовых отчётах, были убиты ведомством императорской охоты, но не как не Императором. А ведомство императорской охоты чётко руководствовалось «Правилами об охоте» Российской Империи, принятыми в феврале 1892 г. Статья 19 этих Правил указывала: «Истреблять хищных зверей и птиц, птенцов их и гнезда, а также убивать на полях и в лесах бродячих кошек и собак дозволяется в течение всего года, всякими способами, кроме отравы. Начальникам губерний и областей предоставляется дозволять употребление отравы для истребления хищных зверей в виде общей меры или выдавать на то разрешения отдельным лицам и обществам охотников».

То есть речь шла об отстреле тех диких и бродячих животных, которые были опасны для человека (угроза бешенством и т.д.). Императорская охота занималась отстрелом этих бродячих животных в пределах императорских угодий. Кто сейчас будет осуждать главу государства за существование службы по поимке бездомных котов и собак?

Но кроме этого, слово «кошка» вовсе не всегда обозначала домашнюю кошку. «Юным натуралистам» из разных ЖЖ следовало бы, вместо того, чтобы сокрушаться о «зверски убитых» домашних любимцах, задуматься: а откуда им было взяться да ещё в таком количестве в лесах? Ведь Государь охотился в лесах Беловежской пущи и Петергофа. Откуда там было взяться мурзикам и пушкам? Тем более, что если бы Николай II был бы так одержим стремлением перебить побольше кошек, то ему не надо было их искать так далеко от Петербурга. Там, в имперской столице, на 1914 год только в подвалах Зимнего дворца обитало 600 домашних кошек. Вот, где раздолье! Собственный дворец, пали не хочу! Потом, и у Наследника Цесаревича был любимый кот, и его можно было тоже пристрелить и записать в дневник: «убил кота».

А уж собак у Государя и у членов его Семьи было множество. О них и говорить не приходится.

Нашим доморощенным натуралистами невдомёк, что в лесу Царь мог встретить только дикую хищную кошку, например рысь, или лесную дикую европейскую кошку.

Если все охотничьи личные трофеи Государя за год собрать воедино, то получится весьма скромная среднестатистическая цифра, которая ничуть не превышала годовые успехи германского императора, итальянского короля, или американского президента.

А уж о некоторых деятелей советского периода и говорить не приходиться. Вот как, например, любил охотиться «самый человечный человек» В. И. Ленин. Этот «исполин» по воспоминаниям его жены Н. К. Крупской охотился на зайцев в Шушенском. «Была осень, пора, предшествующая ледоставу. По реке шла шуга – ледяное крошево, готовое вот-вот превратиться в броню. На маленьком островке спасались застигнутые ледоставом зайцы. Владимир Ильич сумел добраться в лодке до островка и прикладом ружья набил столько зайцев, что лодка осела под тяжестью тушек».

«Первые люди Советского государства жили в непосредственной близости друг от друга. И, выходя утром на кухню, мама могла слышать, как Ленин, приятно картавя, спрашивал кухарку: «А вы молочко давали кошечке?» Та отвечала, что давала. И тогда Ленин, собиравшийся уходить, просил: «Ну, смотрите, вы уж, пожалуйста, не забывайте».

Видно, была в характере этого человека немецкая сентиментальность, которая, как известно, нередко соседствует с настоящей жестокостью. Но мама тогда и представить не могла, что, заботясь о кошечке, милейший Владимир Ильич ежедневно подписывал десятки бумаг, дававших добро на уничтожение тысяч ни в чем не повинных людей.»

КИРА АЛЛИЛУЕВА «Племянница Сталина» - М.:Вагриус 2006. стр.27.

http://man-with-dogs.livejournal.com/831603.html?thread=4866163#t4866163

Гагарин одобрял охоту
Редкий некровавый советский лидер не любил охоту
 
кровавым_ли_был_царь_николай.1422873712.txt.gz · Последние изменения: 2015/02/02 13:41 — ycnokoutellb
 
За исключением случаев, когда указано иное, содержимое этой вики предоставляется на условиях следующей лицензии:CC Attribution-Noncommercial 3.0 Unported
Recent changes RSS feed Donate Powered by PHP Valid XHTML 1.0 Valid CSS Driven by DokuWiki .