Содержание

Главмузей не раз уже обращал внимание на нерациональное использование прекрасных образцов русского производства 18-го века, а также и 19-го века, остающихся в фонде Помгола, которые могли бы пойти как материал дл продажи за границу и которые дали бы больше, чем если бы они были обращены в сплав. Служебная записка Главмузея в Центральную комиссию Помгола об экспертизе ценностей Гохрана и продаже их за границей. 1 июля 1922 г.

СССР

«На мой взгляд, мы еще недостаточно воспитываем уважение к героическому прошлому, зачастую не думая о сохранении памятников. В Москве была снята и не восстановлена Триумфальная арка 1812 года, был разрушен храм Христа Спасителя, построенный на деньги, собранные по всей стране в честь победы над Наполеоном. Я бы мог продолжать перечень жертв варварского отношения к памяти прошлого. Примеров таких, к сожалению, много.»

Выступление Юрия Гагарина на VIII пленуме ЦК ВЛКСМ о работе Белорусской республиканской и Ивановской областной комсомольских организаций по воспитанию молодежи на революционных, боевых, трудовых традициях советского народа, вечернее заседание 27 декабря 1965 года. Текст хранится в Российском Государственном архиве социально-политической истории, фонд № 1, опись 2, часть 2, единица хранения 471.

И в Москве, и в провинциальных русских городах алгоритм действий «преобразователей» был примерно одинаков. Если не знать, что вершили всё это наши соотечественники, создаётся полное впечатление, что страна переживала вражеское нашествие, и целью завоевателей было полное искоренение всех святынь покорённой страны и даже напоминаний о них. Начинали «преобразователи» с закрытия всех церквей города, кроме какой-нибудь окраинной, маленькой, кладбищенской. Запрещали колокольный звон – улицы и площади оглашали теперь бравурные марши и речи вождей из репродукторов. На следующем этапе взрывали главный городской собор, чтобы заменить его символом новой эпохи – Домом Советов (аналог московского Дворца Советов). Потом наступал черёд десятков других храмов и монастырей – непременно на их месте нужно было строить храмы просвещения и культуры, школы и рабочие клубы. Десятки школ в центре Москвы построены на месте снесённых храмов. Дворец культуры завода имени Сталина воздвигается именно на месте взорванного Симонова монастыря; рабочие ходят на субботники по разборке руин с лозунгом «Построим на месте очага мракобесия очаг пролетарской культуры!» Если церковное здание сохранялось, его стремились изуродовать до неузнаваемости, чтобы храм оно уже не напоминало – снимали кресты, сносили колокольни и главы, сбивали декор, отламывали апсиды. В крайнем случае, если некогда было возиться, церковь «изолировали»: отгораживали от улицы новой постройкой или сверху донизу занавешивали лозунгами. Уничтожены были и почти все мемориальные памятники – царям, благотворителям, воинам. Старинные названия улиц, площадей, городов в массовом порядке заменялись новыми, советскими. …Параллель с иноземным завоеванием, конечно, условна. Но то, что к власти в стране пришли люди, желавшие построить в ней принципиально иную цивилизацию, готовые пожертвовать оказавшейся в их власти страной для строительства «нового мира» - сомнений в этом нет. Достаточно просто перечитать документы 1920-1930-х годов о превращении Москвы в столицу мирового коммунизма и «центр мировой пролетарской революции».

16 января 1930 года Михаил Пришвин записывает в дневнике: «Сколько лучших сил было истрачено за 12 лет борьбы по охране исторических памятников, и вдруг одолел враг, и всё полетело: по всей стране идёт теперь уничтожение культурных ценностей, памятников и живых организованных личностей». В мае того же года в Центральных государственных реставрационных мастерских констатируют «постоянную нехватку средств и людей на фиксацию при массовом разрушении памятников». Хронология всероссийского погрома исторического наследия выглядит примерно так. После вспышки первых послереволюционных лет, уничтожившей тысячи помещичьих усадеб, наступает некоторое затишье. Затем знамя вандализма поднимает Москва. В середине 1920-х годов в ней начинают обсуждать, а в 1927-м – претворять в жизнь планы массовых сносов памятников. Чтобы под ногами не мешались реставраторы со списками охраняемых государственных зданий, Президиум Моссовета 15 октября 1926 года постановляет: «Предложить всем отделам Московского Совета препятствовать изысканию новых памятников старины». Столичную эстафету принимает провинция: переломным специалисты считают 1928 год, когда областные, районные и городские власти начинают засыпать московские инстанции ходатайствами о закрытии и сносе церквей, монастырей и соборов. В городах и сёлах из них и их убранства планируют добывать стройматериалы, колониальную бронзу и медь, золото и серебро (не отобранные в 1912-1922 годах во время реквизиции церковных ценностей под предлогом сбора средств на борьбу с голодом) и т.п. В течение каких-нибудь пяти лет десятки российских городов лишаются тысяч архитектурных памятников. В Центральных государственных реставрационных мастерских не успевают разбирать заявки на снос десятков храмов: из Суздаля и Кашина, Ростова и Кинешмы, Мурома и Соликамска, Переславля и Великого Устюга, Калязина, Урьева-Польского, Ярославля, Владимира, Костромы… Реставраторы скрепя сердце дают санкцию на разборку «позднее», менее ценных храмов, надеясь, что этот компромисс позволит уберечь более древние. Где-то этот компромисс сработал, где-то зверь, заглотив палец, откусывал потом и руку. Ещё через несколько лет мнения реставраторов перестают спрашивать, и погром отечественной старины продолжается до самой войны, несколько затихая после 1935 года. Вторая волна вандализма накатывает на Россию в конце 1950-х – начале 1960-х годов, во время хрущёвской антицерковной кампании. По всей стране, в том числе и в Москве, вновь гремят взрывы, закрываются открытые было при «позднем Сталине» церкви. Реставраторов в те годы упрекают с трибуны партийного съезда в растрате народных средств на никому не нужную старину. Не будем пересказывать подробностей общеизвестного: подъёма патриотического общественного движения в середине 1960-х годов, создания Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, организации туристических маршрутов, в том числе и «Золотого кольца», принятия (с опозданием на 60-90 лет по сравнению с европейскими государствами) Закона СССР об охране памятников в 1977 году, массовой реставрации уцелевших памятников в 1970-1980-е годы. Отметим, что в те же годы реконструкция центров крупных городов сопровождается уничтожением уже не отдельных памятников, как в 1930-е годы, а исторической среды в массовом масштабе. Новая волна общеизвестного движения конца 1980-х гасит этот пожар, но ненадолго – начинаются новые времена.

Константин Михайлов. «Россия, которую мы разрушили».

Такое не снилось даже инквизиторам

Косово

Международные “миротворческие” силы (КFOR) начали интервенцию в Югославии 13 июня 1999 г. от Рождества Христова. Эти силы состояли из элитных войск НАТО, гражданского управления ООН и, как это положено для информационной поддержки агрессии, различных гуманитарных, правозащитных “неправительственных” организаций.

В результате активной «гуманитарной» и «правозащитной» деятельности только за первые два месяца оккупации (июль-август 1999г. от Р.Х.) более 180000 сербов были изгнаны из Косово и Метохии, потеряв навсегда свои дома. Тысячи сербских домов разграблены и сожжены. Албанские террористы при попустительстве секулярной Европы за этот период убили сотни мирных жителей и разрушили десятки храмов.

Если об уничтожении талибами статуй Будды в пустынном районе Афганистана неделями громогласно оповещали мир все ведущие западные СМИ (шла информационная подготовка к американскому вторжению в Афганистан), то о том, что в центре Европы гибнет памятник мирового значения - храм Богоматери Левишки в Призрене, никто и знать не хотел.

Таблицы уничтоженных храмов:

  • Распятое Косово. Православие.ру
  • Храмы Сербии. Полит.ру
Карта-схема «Уничтоженные храмы и монастыри Косова и Метохии

Для просмотра этого содержимого требуется Adobe Flash Plugin.

Россия

Государство, кроме прочего, плохой хозяин. И трудно возразить Патриарху Кириллу, заметившему: «Вот и сегодня, когда мы иногда слышим, что не нужно Церкви возвращать храмы и монастыри, что Церковь их не сохранит, - невольно хочется спросить: а почему же государство не сохранило?». Но и плохо, и хорошо, однако и большевики, и их, во многом, отрицатели - современные государственники это имущество именно «хранили». Чужое имущество. Его нужно вернуть. Без разговоров. Без криков. Да и без покаяния, этого никто не требует. «Грех ограбления» Александр Гимельштейн

«Видный политик Юрий Болдырев, один из основателей оппозиционной партии «Яблоко», в конце 1990-х был заместителем председателя Счетной палаты. Несколько лет он расследовал ситуацию в Эрмитаже. Его доклад, работа над которым закончилась в 2001 году, содержал в себе уничтожающую критику: в нем утверждалось, что на учет не было поставлено более 220 000 предметов. Следователи попросили показать 50 экспонатов - музей смог предъявить только три. Страховки и доказательства аутентичности отсутствовали. Реставрация поручалась фиктивной компании, которая занималась приписками. Выводы Болдырева были скандальными: управление музеем велось так, что это создавало возможности для беспрепятственной коррупции и даже воровства.» Сохранность экспонатов российских музеев вызывает вопросы («Los Angeles Times», США)

«Комиссия по сохранности культурных ценностей установила пропажу десятков тысяч ценных экспонатов из российских музеев. Прошлогодняя шумиха вокруг краж из Эрмитажа может оказаться лишь «первой ласточкой» в череде подобных скандалов.» «Правительство предъявило музеям счет» Иван Дмитриев «Российская газета» - Столичный выпуск №4416

Россия из-за экофакторов в 2007 году потеряла 80 памятников культуры

«За последние 10 лет в России утрачено около 2 тысяч памятников культуры. Подобная ситуация складывается во всех субъектах РФ, заявил министр культуры РФ Александр Авдеев, выступая на правительственном часе в Совете Федерации. Главной причиной исчезновения памятников Авдеев назвал бесхозность объектов культуры. «У многих памятников нет пользователей, за них никто не отвечает», - пояснил он. «По состоянию на 1 января этого года на учете Минкультуры состоит более 800 тысяч памятников, из них 25 тысяч федеральных и 62 тысячи региональных», - рассказал министр.» Государственный интернет-канал «Россия»

  • Открытое обращение в связи с письмом представителей музейного сообщества на имя Президента России Д.А. Медведева. председатель Отдела Московского Патриархата по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин, председатель Информационного отдела Московского Патриархата В.Р. Легойда и ответственный секретарь Патриаршего совета по культуре, наместник Сретенского ставропигиального мужского монастыря архимандрит Тихон (Шевкунов).
  • «Откровенно говоря, я не большой поклонник РПЦ. И мне не нравится аппетит, с которым патриархия подбирает под себя земли и памятники. Но для церкви Преображения я вижу только один способ спастись: если РПЦ заберет ее себе и отдаст Попову на реставрацию, то через три года патриарх Кирилл сможет отслужить там молебен.» © Юлия Латынина «Распятая церковь»
  • «Культурный Альянс - важный проект. Я думаю, ради него можно съесть много говна» ©Марат Гельман Культуркампф-распил
«Можно спорить об архитектурных достоинствах Дворца Советов. Конечно, это символ тоталитаризма. Но лично я считаю: если бы его достроили, то никто не жалел бы о снесённом, чтобы расчистить место для Дворца, храме Христа-Спасителя.» (с)А. Вассерман «Скелеты в шкафу истории»
Воскресенская церковь в городе Уржуме была построена в XVI веке. Ее заложили по приказу Ивана Грозного, когда царь с войной шел на Казань. Сейчас там магазины и бар
Агитационный плакат. 1931 г.
Сам признался
  • В Пермской епархии призывают убрать зоопарк с территории кладбища в Перми
 
уничтожение_культуры.txt · Последние изменения: 2016/04/03 15:06 — ycnokoutellb
 
За исключением случаев, когда указано иное, содержимое этой вики предоставляется на условиях следующей лицензии:CC Attribution-Noncommercial 3.0 Unported
Recent changes RSS feed Donate Powered by PHP Valid XHTML 1.0 Valid CSS Driven by DokuWiki