Рождение в муках неоязычества

Для просмотра этого содержимого требуется Adobe Flash Plugin.

Язычество, которое мы потеряли...

По ходу полемики христиан с атеистами, нередко всплывает тема язычества и его противоборства с христианством. Причем атеисты в основном берут сторону язычников. Происходит это по двум причинам. С одной стороны, для того, чтобы очернить христианскую эпоху надо создать белый фон и, с другой стороны, язычники импонируют атеистам своей «незакомплексованностью, искренностью, мужеством, незадогматизированностью » в противовес «рабской психологии, жестокости, лицемерию» христиан. Причем христианство часто ассоциируют со Средними веками, а язычество с древностью, хотя христиане были уже в древности, а язычники были еще в Средневековье. Данная статья предназначена для развенчания мифа о Великом Языческом прошлом, а не для того, чтобы доказать что все язычники - поголовные извращенцы и кровавые убийцы. И среди язычников были и есть светлые личности, но это не значит, что мы не должны знать и темную сторону истории язычества. Поэтому когда вас начнут стыдить, дескать вот «тогда» все было хорошо, а потом когда пришли христиане, вдруг «все стало плохо», то давайте этим людям ссылку на нашу статью.

Язычницы, которые потеряли одежду…

Для просмотра этого содержимого требуется Adobe Flash Plugin.

Каннибализм

Язычники , пожалуй, единственные люди, которые поедали человеческое мясо не только в катастрофически-голодные времена, но также из кулинарных пристрастий и в ритуальных целях. Сведения о каннибализме язычников мы узнаем сначала от самих языческих историков. Причем нельзя сказать что они были сильно этим шокированы. Более того, Геродот, например, даже как бы оправдывает каннибализм «традициями народа». С точки зрения понимания зла и добра в язычестве нет большой разницы - сжигать умерших или их кушать - тут каждый решает сам:

«Вступил Камбис также и в святилище Кабиров, куда не дозволено входить никому, кроме жреца. Кумиры этих богов после поругания он приказал сжечь. Эти кумиры похожи на изображение Гефеста. Они, как говорят, - сыновья Гефеста. Итак, мне совершенно ясно, что Камбис был великий безумец. Иначе ведь он не стал бы издеваться над чужеземными святынями и обычаями. Если бы предоставить всем народам на свете выбирать самые лучшие из всех обычаи и нравы, то каждый народ, внимательно рассмотрев их, выбрал бы свои собственные. Так, каждый народ убежден, что его собственные обычаи и образ жизни некоторым образом наилучшие. Поэтому как может здравомыслящий человек издеваться над подобными вещами! А что люди действительно такого мнения о своем образе жизни и обычаях, в этом можно убедиться на многих примерах. Вот один из них. Царь Дарий во время своего правления велел призвать эллинов, бывших при нем, и спросил, за какую цену согласны они съесть своих покойных родителей. А те отвечали, что ни за что на свете не сделают этого. Тогда Дарий призвал индийцев, так называемых каллатиев, которые едят тела покойных родителей, и спросил их через толмача, за какую цену они согласятся сжечь на костре своих покойных родителей. А те громко вскричали и просили царя не кощунствовать. Таковы обычаи народов, и, мне кажется, прав Пиндар, когда говорит, что обычай - царь всего.»

Это не единственное откровение отца истории. Вот как он описывает поход персидского царя Камбиса:

«Однако царь, ни о чем не рассуждая, шел все вперед и вперед. Пока воины находили еще съедобную траву и коренья, они питались ими. Когда же пришли в песчаную пустыню, то некоторые воины совершили страшное дело: каждого десятого они по жребию убивали и съедали. Когда Камбис узнал об этом, то в страхе, что воины съедят друг друга, прекратил поход и велел повернуть назад. В Фивы царь прибыл, потеряв большую часть своего войска.»

Надо отметить что персы и окружающие их народы занимались каннибализмом не только из-за жестокого голода, а и так..для забавы

«Получив такое незаслуженное оскорбление от Киаксара, скифы решили разрубить на куски одного из мальчиков, бывших у них в обучении. Затем, выпотрошив, как обычно потрошат дичь, подали на стол Киаксару как охотничью добычу. После этого скифы хотели немедленно бежать в Сарды к Алиатту, сыну Садиатта. Так это и произошло: Киаксар и его гости отведали этого мяса, а скифы отдались под защиту Алиатта. Между тем, лишь только сын Гарпага пришел [во дворец] к Астиагу, тот велел умертвить мальчика и рассечь [труп] на куски. Часть мяса царь приказал поджарить, а часть сварить, и это хорошо приготовленное блюдо держать наготове. Когда же наступило время пира, среди других приглашенных явился и Гарпаг. Прочим гостям и самому Астиагу были поставлены столы с бараниной, Гарпагу же подали мясо его собственного сына (все остальные куски, кроме головы и конечностей - рук и ног. Эти части лежали отдельно в закрытой корзине). Когда Гарпаг, по-видимому, насытился, Астиаг спросил,понравилось ли ему это кушанье. Гарпаг отвечал, что получил от него большое удовольствие. Тогда слуги, на которых было возложено это поручение,принесли закрытую корзину с головой, руками и ногами мальчика и приказали Гарпагу открыть [ее] и взять оттуда все, что пожелает. Гарпаг повиновался и, открыв корзину, увидел останки своего сына. Такое зрелище, однако, не смутило Гарпага, и он не потерял самообладания. Тогда Астиаг спросил, знает ли он, какой дичи он отведал. Гарпаг отвечал, что знает и что все, что ни сделает царь, ему [должно быть] мило. С такими словами он собрал остальные куски мяса и отправился домой.» Геродот «История»

Полибий, надо признать, рассказывая о войне карфагенян с ливийцами, описывает с отвращением каннибализм, к которому прибегали последние , будучи окруженные войсками Гамилькара:

«… люди поедали друг друга; так постигала их достойная кара от божества за нечестивое злодеяние, совершенное над другими. Идти в битву они не осмеливались, предвидя верное поражение и наказание в случае плена; о примирении никто и не напоминал, потому что они сознавали свои преступления. Согласно обещаниям вождей, наемники все ждали помощи от Тунета, а пока терпели всевозможные лишения. После того, как съедены были пленные, которыми, о ужас, питались мятежники, после того, как съедены были рабы, а с Тунета не было никакой помощи, начальникам явно угрожала месть разъяренной бедствиями толпы. Тогда Автарит, Зарза и Спендий порешили передаться неприятелю и вступить в переговоры о мире с Гамилькаром.»

Однако во время Второй пунической войны самому Ганнибалу идея о людоедстве не показалась такой уж отвратительной:
«Предстоявшие трудности много раз обсуждались тогда в совете, и вот один из друзей Ганнибала, по прозванию Единоборец, заявил, что, по его мнению, есть одно только средство пройти в Италию. Ганнибал предложил высказаться; друг его на это отвечал, что необходимо научить воинов питаться человеческим мясом и позаботиться о том, чтобы они заранее освоились с этой пищей. Ганнибал не мог не признать всей пригодности такого смелого предложения, хотя ни сам не мог последовать совету, не мог склонить к тому и друзей.» Полибий «Всеобщая история»

Мало кто отрицает каннибализм среди самой Pro-двинутой цивилизации Центральной Америки - империи ацтеков. Однако многие уверены что дикие индейцы этим не занимались, дескать, таинос - милые создания…не испорченные цивилизацией.

Однако речь, по-видимому, может идти только о масштабах и изощренности. Свидетельства и факты говорят о том, что индейцы поедали друг друга практически везде в Новом Свете. Путешественник Америго Веспуччи так пишет в своих письмах даже о тех племенах, которые отнеслись к белым доброжелательно:

«Они едят мало мяса, за исключением человеческого, ибо ваша светлость должна знать, что они столь бесчеловечны, что превосходят в этом отношении даже зверей, ибо поедают всех врагов, которых убивают или берут в плен, женщины наряду с мужчинами, с такой свирепостью, что даже говорить об этом кажется ужасным. Всякий раз, где бы мы это ни встречали, мне удавалось видеть это зрелище. Они же удивлялись, когда мы говорили, что не едим наших врагов. И здесь ваша светлость может поверить, что у них есть и другие варварские обычаи, передать которые я не в состоянии.»
(Письмо Америго ВЕСПУЧЧИ об открытых недавно в его четырех путешествиях островах, написанное 4 сентября 1504 года к Пьетро Содерини, гонфалоньеру республики Флоренции)

Во время одного из плаваний печальная участь постигла нескольких товарищей Веспуччи. Сначала пропали два человека, отправившиеся в индейскую деревню. Для того чтобы выяснить в чем дело, к берегу поплыл юноша. Поскольку на берегу были только женщины, никто не подозревал чем все закончится. А там разыгралась такая вот сцена (рекомендуется для прочтения защитникам индейцев):

«Когда мы сошли на берег, туземцы послали многих своих женщин говорить с нами. Видя, что они не становятся смелее, мы решили послать к ним одного из наших людей, молодого парня, который мог проявить большую ловкость и убедить их. Мы сели в лодки, а он отправился к женщинам, и, когда подошел к ним, они окружили его, прикасаясь к нему и рассматривая его с большим удивлением. В то время как он был окружен таким образом, мы увидели, как одна женщина сходила с холма. Она несла большой кол в руке и, когда достигла места, где стоял наш человек, подошла сзади него и, подняв кол, нанесла ему такой ужасный удар, что он растянулся замертво на земле. В следующее мгновенье другие женщины схватили его за ноги и потащили на холм, а мужчины побежали и берегу за своими луками и стрелами и стали стрелять в нас. Они повергли наших людей в большой ужас. Лодки были закреплены маленькими якорями, которые находились на земле, и из-за многочисленных стрел, выпущенных туземцами по лодкам, никто не имел смелости оторвать свои руки от оружия. Хотя мы дали четыре выстрела из пушек по ним, они не имели результатов, кроме того, что, услышав выстрелы, туземцы бросились к холму, туда, где женщины уже разрезали человека на куски и поджаривали его на большом огне, который они развели прямо на наших глазах. Держа несколько кусков так, чтобы мы видели, они пожирали их. Мужчины делали знаки, показывая, как они убили двух других наших людей и съели их. Это сильно потрясло нас. Мы видели собственными глазами жестокость, учиненную над мертвым человеком. Для всех нас это было непереносимым оскорблением, и более сорока из нас были полны решимости сойти на землю и отомстить за такую жестокую смерть и за такой зверский и нечеловеческий поступок.»

Для просмотра этого содержимого требуется Adobe Flash Plugin.

Дикие похоронные обряды

Стремясь взрастить отвращение к христианству, антихристиане изобретают все новые и новые безумные обвинения. Дорвались они и до христианского обычая погребения, дескать, «любили христиане жить рядом с трупами». То ли дело - «экологически чистые» языческие обряды с сожжениями и прочими приятными на вкус антихристианина обрядами. На самом деле, языческие обряды погребения весьма разнообразны, причем многие просто поражают своей отвратительностью.

«И есть у эстов обычай, что, когда человек умирает, он лежит в [своем] доме, несожженный, со своими родственниками и друзьями месяц, а иногда и два. А король и другие люди высшего сословия — еще дольше, в зависимости от того, насколько они богаты; иногда они остаются несожженными в течение полугода. И они лежат на земле в своих домах. И все то время, пока тело находится в доме, они должны пить и участвовать в состязаниях, до того дня, когда его сожгут»
ОРОЗИЙ КОРОЛЯ АЛЬФРЕДА

«Покойников там не сжигают и не хоронят в земле лет по десять; кое-кто так поступает, не имея на что оплатить погребение и нужные церемонии; поэтому держат они покойников у себя, в своем доме, и кормят их, как живых»
ЖУРДЕН ДЕ СЕВЕРАК О Великой Татарии

«Далее к востоку обитают кочевые индийские племена, питающиеся сырым мясом. Они называются падеями. Обычаи их, по рассказам, вот какие. Когда кто-нибудь - мужчина или женщина - занедужит, то, если это мужчина, его убивают ближайшие друзья - мужчины же. Ведь, по их словам, недуг, снедающий больного, загубит для них его мясо. А тот уверяет, что вовсе не страдает от недуга. Они же, не внимая его словам, умерщвляют его и затем поедают труп.»
Геродот

читать далее

Кто-нибудь скажет «ну это древние и примитивные язычники так делали…» И будут неправы. Именно в тех странах, которые зачастую выставляются некими истоками духовности, до сих пор распространены такие обряды погребения, которые у европейца могут вызвать только ужас и отвращение: Слабонервным и беременным смотреть не рекомендуется:

  • Священная река Ганг не для слабонервных
  • Тибет

Убийства сородичей

В 52 году до Рождества Христова легионы Цезаря блокировали в Алезии крупное войско галлов под предводительством Верцингеторига. После длительной осады, чтобы сохранить остатки припасов, галлы изгнали всех неспособных воевать (женщин, стариков и детей) из города. Цезарь однако не пропустил нонкомбатантов и те были вынуждены умирать посреди враждующих сторон на «ничейной земле»…

Такие случаи были нередки в воспеваемой атеистами и язычниками «светлой» античности. Еще более шокирующие сведения мы узнаем от Геродота. Во времена царствования персидского царя Дария вавилоняне подняли восстание. «Отец истории» свидетельствует:\\

«Во время похода персидского флота на Самос вавилоняне подняли восстание, прекрасно подготовленное. За время правления мага и заговора семи, в течение всего этого смутного времени, вавилоняне готовились к осаде и делали это, я полагаю, втайне. А когда началось открытое восстание,вавилоняне сделали вот что. Каждый выбрал себе по одной женщине (кроме матери), какую хотел; остальных же всех собрали вместе и задушили. А по одной женщине каждый оставил себе для приготовления пищи. Задушили же своих жен вавилоняне, чтобы не тратить на них пищи.»

Во время покорения греческих городов в Малой Азии персами было совершено тоже немало зверств. Ликийцы потерпев поражение от персов, «были оттеснены в город [Ксанф]. Тогда ликийцы собрали на акрополе жен, детей, имущество и рабов и подожгли акрополь, отдав его в жертву пламени. После этого ксанфии страшными заклятиями обрекли себя на смерть: они бросились на врага и все до единого пали в бою.»
Однако не только во время осад у язычников возникали мысли о массовом убийстве сородичей.Тот же Геродот рассказывает о массовом побоище устроенном пеласгами в мирное время. Пеласги после набега на Афины увели оттуда много женщин, которые родили им детей:\\

«Когда у этих женщин родилось много детей,они стали учить младенцев аттическому языку и обычаям. Дети их не желали даже общаться с детьми пеласгийских женщин, и если мальчик-пеласг бил кого-нибудь из них, то все остальные сбегались на помощь и отстаивали своих. Кроме того, они считали даже, что имеют право на власть над детьми пеласгов и далеко превосходили их силой. Узнав об этом, пеласги стали держать совет. На совете пеласги с тревогой спрашивали себя, что же в таком случае станут делать эти мальчики, когда возмужают, если уж теперь они решились защищать друг друга против детей законных жен и пытаются заставить их подчиняться. Поэтому пеласги решили умертвить сыновей аттических женщин.Так они и сделали, а вместе с детьми умертвили и матерей их.» \\

Воистину, чем больше читаешь античных историков, тем все темнее и темнее становится образ «светлой» античности…

Культ отрезанных голов

Одной из омерзительных особенностей многих нехристианских воинов был культ отрезанных голов. Древние писатели оставили нам немало свидетельств об этом из «Светлой античности». Монах Юлиан рассказывает о мордвинах:

»… это - язычники и настолько жестокие люди, что у них тот человек, кто не убил многих людей, ни за что не считается; и когда кто-либо идет по дороге, то перед ним несут головы всех убитых им людей, и чем больше голов перед кем несут, тем выше он ценится. А из голов человеческих они делают чаши и особенно охотно пьют из них. Тому, кто не убил человека, не позволяют жениться.»
Доминиканец Юлиан о Монголо-Татарии

Питье из черепов поверженных врагов, кстати сказать, являлось «фирменным знаком» степных язычников. Например, Повесть Временных лет рассказывает что печенежский хан Куря сделал чашу из черепа Святослава. Болгарский царь Крум, после разгрома византийского войска, сделал себе чашу из черепа императора Никифора.

«Общий всем варварам обычай состоял в том, что они пили брагу, воду, молоко и вино из черепа неприятеля. Одержав победу, они прибегали к всевозможным жестокостям; головами римлян они окружили лагерь Вара, а центурионы были зарезаны на жертвенниках, воздвигнутых богу войны. …..Аланы отрубали голову убитому неприятелю, а из кожи трупа делали попону для лошади. Будины и гелоны также из кожи побежденных выделывали одежды себе и покрывала для лошадей, а голову сохраняли.»
Ф.-Р. Шатобриан «Общая картина жизни варваров в эпоху Великого переселения народов»

Диодор Сицилийский пишет о практике обезглавливания у кельтов (галлов):

«Убитым врагам они отрубают головы и вешают их на шеи своих коней…» Более того, «Головы наиболее выдающихся из врагов они бальзамируют кедровым маслом и бережно хранят в ларцах, показывая затем гостям…»

Аммиан Марцеллин в своей «Римской истории» пишет о таврах ( древних обитателях Крыма):

«Эти народы добывали милости богов человеческими жертвами и, закалывая пришельцев в жертву Диане, которая у них зовется Орсилохой, прибивали головы убитых на стенах храма как вечные памятники славным деяниям»

В Америке, впоследствии завоеванной конкистадорами, культ голов также был весьма развит. Индейцы мочика носили головы врагов у себя на поясе, Ацтеки и майя после жертвоприношений вывешивали отрубленные головы на колья перед храмом. До сих пор индейцы Хибаро охотятся за головами, которые с помощью особых технологий превращают в уменьшенную копию - тсантса.

Можно еще долго перечислять подобные «подвиги», поэтому закончить хотелось бы фразой одного из участников обсуждения этой темы на военном форуме:

«Легче найти культуру у которой не отсекали голов врагов или … ограничивались только этим, чем перечислить всех кто этим занимался (в том числе все Кавказские народы).» ©ZORA

Высушенная голова - тсантса
Вокруг главного храма Солнца в Теночтитлане испанец Берналь Диас насчитал 136 тысяч черепов

Человеческие жертвоприношения


Жертвоприношения были нормой для языческого мира. © Славянский Языческий Портал Славий.ру

Только Бог знает сколько людей принесли в жертву своим богам кровожадные язычники. Они убивали даже детей, женщин и стариков. Вырывали сердца, пили кровь, ели печень…невозможно без возмущения читать свидетельства сохранившие описания этих зверств сквозь века и тысячелетия:

«Если должны были ему вырвать сердце, его приводили во двор с большой пышностью, в сопровождении народа, вымазанного лазурью, и в его головном уборе. Затем его приводили к круглому возвышению, которое было местом принесения жертв. Жрец и его служители мазали этот камень в голубой цвет и изгоняли демона, очищая храм. Чаки брали несчастного, которого приносили в жертву, с большой поспешностью клали его спиной на этот камень и хватали его за руки и за ноги все четверо, так что его перегибали пополам. Тогда након-палач подходил с каменным ножом и наносил ему с большим искусством и жестокостью рану между ребрами левого бока, ниже соска, и тотчас помогал ножу рукой. Рука схватывала сердце, как яростный тигр, и вырывала его живым. Затем он на блюде подавал его жрецу, который очень быстро шел и мазал лица идолам этой свежей кровью. В других случаях это жертвоприношение совершали на камне наверху лестниц храма и тогда сбрасывали тело уже мертвое, чтобы оно скатилось по ступенькам. Его брали внизу служители и сдирали всю кожу целиком, кроме рук и ног, и жрец, раздевшись догола, окутывался этой кожей. Остальные танцевали с ним, и было это для них делом очень торжественным.»
Диего де Ланда СООБЩЕНИЕ О ДЕЛАХ В ЮКАТАНЕ

«Гнусности и низости их богов соответствовала также жестокость и варварство жертвоприношений того древнего идолопоклонства, так как, помимо обычных жертв, каковыми являлись животные и растения, они приносили в жертву мужчин и женщин любого возраста, взятых в плен на войне, которую одни [племена] вели против других. А у некоторых народов была столь бесчеловечной эта жестокость, что она была хуже, чем у зверей, потому что она доходила до того, что они уже не удовлетворялись принесением в жертву пленных врагов, а [приносили в жертву] <u>своих собственных детей</u> ради тех или других нужд. Способом принесения в жертву мужчин и женщин, юношей и детей было вскрытие им, живым, грудной клетки и извлечение сердца вместе с легкими; их кровью, пока она не остыла, орошали идола, который приказывал совершить такое жертвоприношение, а затем их предсказатели глядели в те самые легкие и сердце, чтобы увидеть, было или не было принято жертвоприношение; и было оно принято или нет, они в знак подношения идолу сжигали дотла сердце и легкие, а индейца, принесенного в жертву, съедали с огромным удовольствием и вкусом, и был у них праздник и ликование, даже если жертвой был их собственный сын.»
ГАРСИЛАСО ДЕ ЛА ВЕГА ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА ИНКОВ

«И было на стенах столь много запекшейся крови, и весь пол был ею залит, и даже на бойнях Касти­лии не было такого зловония, И там были преподнесенные этому идолу пять сердец, принесенных в тот день в жертву. И на вершине этого си [(пирамиды храма)] была другая башенка с помещением, весьма богато отделанная деревом, и был там иной идол - получеловек-полуящерица, весь покрытый драгоценными камнями, а посередине [вдоль туловища] накидка. Они говорили, что тело его на­полнено всеми семенами, что имелись во всей этой земле, и сказали, что это бог производства семян и плодов; но я не помню имени его. И все было залито кровью, как стены, так и алтарь, и было такое зловоние, что мы, не выдержав больше, выскочили наружу. И там находился огромный, колоссаль­ный барабан; когда по нему били, звук от него был такой унылый и слышен оттуда на две легуа и, как они говорили, был похож на звучание инструмента из их преисподни; они сообщили, что кожа на этом барабане с исполинских змей. Тут же находилось и множество других дьяволь­ских вещей - большие и ма­лые трубы, всякие жертвен­ные ножи из камня, множество обгорелых, сморщен­ных сердец индейцев. И всю­ду - кровь и кровь!»
БЕРНАЛЬ ДИАС ДЕЛЬ КАСТИЛЬО ПРАВДИВАЯ ИСТОРИЯ ЗАВОЕВАНИЯ НОВОЙ ИСПАНИИ

читать еще

Современные язычники поддерживают возобновление жертвоприношений

Для просмотра этого содержимого требуется Adobe Flash Plugin.
Для просмотра этого содержимого требуется Adobe Flash Plugin.
Для просмотра этого содержимого требуется Adobe Flash Plugin.

Скальпирование

Среди современных людей широко распространено мнение, что "скальпы снимать научили индейцев именно колонисты". Однако данные археологии, даже если не верить европейцам, говорят о другом.
Предлагаю выдержки из статьи «Скальпирование в Северной Америке и Западной Сибири по данным археологии» (Бодровский А.П., Табарев А.В.Институт археологии и этнографии СО РАН):

«Скальпирование – снятие части кожи вместе с волосами с головы поверженного или плененного противника – одна из наиболее ярких и, одновременно, наиболее загадочных составляющих комплекса боевых традиций в древних и традиционных культурах Старого и Нового Света.
Первые колонисты из Англии, Франции и Испании даже не имели точных слов в своих языках, чтобы описать ритуал, встреченный ими в Америке. \\Словосочетание “the hair-scalp”(«скальп» - англ. – scalp, sculp, дословно – «створка раковины») появилось лишь в 1667 г. До этого использовались различные варианты типа “skin of head” (кожа с головы), “cut off hair round about” (срезанная вкруговую кожа с волосами) и др. Самостоятельно термин “scalp” вошел в употребление не ранее начала 18 в.
В Северной Америке ко времени первых контактов с европейцами скальпирование практиковали различные племена, группы племен и племенные союзы от Карибских островов до Мексики и Гватемалы, и от Флориды до Канады [Satton, 2000]. Это подтверждается не только свидетельствами очевидцев, но и остеологическими данными по многочисленным индейским кладбищам 16-19 вв. [Neiburger, 1989; Newman, 1940; Snow, 1942 и др.]. Согласно последним, и в случае смерти оскальпированного, и в случае выживания на черепной коробке остаются хорошо читаемые следы от надрезов, предшествующих снятию скальпа, или же характерные следы от заживления [Humperl, Laughlin, 1959].

читать более

Отмечены и такие редкие разновидности, как снятие скальпа с погибшего в бою соплеменника (когда нет реальной возможности унести с собой тело для погребения и необходимо предотвратить снятие скальпа противником), и даже самоскальпирование [Nadeau, 1941]. Жертвами процедуры скальпирования становились в равной степени мужчины и женщины, дети, подростки и старики.

Каков же возраст для самых ранних свидетельств скальпирования? По предварительному сообщению д-ра М. Смит (Northern Illinois University) в материалах памятника Eva (штат Кентакки), имеющего серию радиоуглеродных датировок в диапазоне от 4 500 до 2 500 лет назад (что соответствует Позднему Архаическому периоду), ею изучен череп мужчины возрастом 25-35 лет с явными следами надрезов с правой стороны. Пока это лишь единичная находка, и большинство специалистов ориентируется в этом вопросе на даты памятника Hanging Valley (штат Айова) – 190-310 г.н.э. Значительно моложе возраст памятника Spencer Lake Mounds (штат Висконсин) – 490-580 г.н.э. – где был обнаружен череп с явными признаками насильственной смерти и скальпирования.

Несомненный интерес представляют материалы памятника Fay Tolton (штат Южная Дакота) (950-1250 гг.). Одним из четырех убитых был мальчик 5-7 лет. Его череп сохранил следы предыдущего нападения, во время которого он был оскальпирован, но выжил. Во второй раз в качестве трофея нападавшие взяли части его рук. Вместе с мальчиком погибли и были оскальпированы две девочки 10-14 лет и мужчина 25-29 лет.

Наибольшее число черепов с отличительными признаками скальпирования известно по памятнику Crow Creek Canyon (штат Южная Дакота), где сохранились следы массового истребления нескольких сотен человек. Останки 486 скелетов мужчин, женщин и детей были свалены в яму около 1 метра глубиной. Практически все скелеты несут следы скальпирования и других повреждений. Памятник датируется 1325-1390 гг.»

Психология дикаря

Если в вопросе о Римской империи, язычники обвиняют нас в том, что дикие христиане разрушили оплот цивилизации, то в связи с дикарями, вектор критики меняет направление на 180 градусов: теперь христиане виноваты тем, что лезли со своей цивилизацией к язычникам, «мирно живущим в единении с природой».

Белые колонизаторы, конечно, не были ангелами. Некоторые их деяния прямо тянут на преступления против человечности. Но, стоит отметить что:
1) Самые ужасные свои преступления колонизаторы творили из-за меркантильных соображений, воспеваемых кстати современной идеологией, а не из-за христианских заповедей, ибо «Никакой слуга не может служить двум господам, ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить, или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне.» (Лук.16:13)

2) Надо четко осознавать что образ невинных аборигенов , которые «живут в единении с природой, простой и понятной жизнью, не загрязняют окружающую среду, не создают оружье, которым можно погубить весь мир, не создают коробок из железобетона, а живут в экологочески чистых домах.»(с) - такая же фантастическая химера, как и синие На`ви.

Для того чтобы представить обычную жизнь негров до колонизаторов, предлагаю вам прочитать записки англичанина Глева СРЕДИ ДИКАРЕЙ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АФРИКИ

«Так на вид мирно течет жизнь нескольких сот деревень бассейна Конго, мирно на вид, говорю я, так как здесь существует рабство и тлетворное влияние его дает себя чувствовать, оскотинивая общество, в котором оно внедрится.
Едва только успел я оглядеться в Луколела, как уже стал свидетелем кровавой сцены, но совершенно естественной, коль скоро жизнь раба считается здесь за нуль, а пролить его кровь признается менее важным, чем перерезать горло курице. Людоедство существует между всеми обитателями Верхней Конго, к востоку от 16° восточной долготы, особенно по берегам ее притоков. В продолжение моего двухмесячного путешествия по реке Убанги мне постоянно приходилось быть свидетелем людоедства. В тех краях считается честью иметь большое количество черепов.
Вокруг одной избы я заметил на устроенной для этой цели полочке несколько рядов человеческих черепов. Зрелище было для меня отвратительное, но на лице владельца этих трофеев сияла непритворная радость.
По всей деревне там и сям можно было видеть по 20-ти или 30-ти черепов, натыканных на колья.
Я спросил одного молодого начальника, которому можно было дать лет 25, никак не более, сколько съел он человек в своей жизни? Он ответил с гордостью: тридцать штук!

читать более

В конце 15-го века Америго Веспуччи, так описывал военные нравы диких индейцев:

«Войны ведутся не из-за стремления к господству, не для расширения границ и не вследствие жадности, но по старой вражде, возникшей между ними в давно прошедшие времена. Когда их спрашивают, почему они воевали, они не находят в ответе другой причины, как месть за смерть своих предков или своих родителей.»

Можно сказать что «победители пишут историю», «белым было выгодно очернять миролюбивых кротких индейцев», но психологию дикарей можно проследить и сейчас на примере племен слабо затронутых европейской цивилизацией. Предлагая выдержки из современных статей, с рассказами самих индейцев, хочу обратить внимание на ужасающе-непрекращающийся круговорот насилия в голове воинов, остановить который психология индейца почти не в состоянии.

Хочешь вкусить родноверия? 8-O

Читать также:

Христианство vs язычество

Язычество было светлой религией. Язычники жили мирно, в единении с природой.

На самом деле все было совсем не так светло и радужно как это расписывают романтики античности. Язычники, действительно, в некотором смысле, жили в единении с природой. Однако это единение было совсем не так человеколюбиво и гуманно как это может показаться человеку с высоты 21-ого века, ибо в природе кроме цветочков и зайчиков существуют еще и хищники…
Насилие и войны язычников были не просто каким-то горьким или необходимым следствием человеческой деятельности - нет, они прямо воспевались язычеством и ставились в пример для поведения. Мужчинам надлежало вести войны, независимо была ли в этом необходимость или нет. Вот как римский историк Тацит описывал воинственность язычников германцев:

«Если община, в которой они родились, закосневает в длительном мире и праздности, множество знатных юношей отправляется к племенам, вовлеченным в какую-нибудь войну, и потому, что покой этому народу не по душе, и так как среди превратностей битв им легче прославиться, да и содержать большую дружину можно не иначе, как только насилием и войной; ведь от щедрости своего вождя они требуют боевого коня, той же Жаждущей крови и победоносной фрамеи; что же касается пропитания и хоть простого, но обильного угощения на пирах, то они у них вместо жалованья. Возможности для подобного расточительства доставляют им лишь войны и грабежи. И гораздо труднее убедить их распахать поле и ждать целый год урожая, чем склонить сразиться с врагом и претерпеть раны; больше того, по их представлениям, потом добывать то, что может быть приобретено кровью, - леность и малодушие.» Тацит «О происхождении германцев и местоположении Германии»

Славяне язычники были ненамного гуманнее германцев. Арабский историк Ибн-Руст свидетельствует:

«Они храбры и мужественны, и если нападают на другой народ, то не отстают, пока не уничтожат его полностью. Побежденных истребляют или обращают в рабство.»

«Кроме того, славянскому народу свойственна ненасытная жестокость, почему они не переносят мира и тревожат и с суши и с моря примыкающие к ним страны. Трудно описать, какие мучения они христианам причиняли, когда вырывали у них внутренности и наворачивали на кол, распинали их на крестах, издеваясь над этим символом нашего искупления. Самых великих [по их мнению] преступников они присуждают к распятию на кресте; тех же, которых оставляют себе, чтобы их потом за деньги выкупили, такими истязаниями мучают и в таких цепях и оковах держат, что незнающий едва и представить себе может. » Гельмольд. «Славянская хроника»

Но пожалуй самыми свирепыми были норманны - жители Скандинавии. По представлениям религии Одина, в языческий рай-Вальгал попадал лишь воин с мечом в руке. Поэтому все мужчины искали смерти на поле боя, ужасая своей свирепостью и презрением к смерти другие народы. Подобное же отношение к войне проявляли и гунны:

«Счастливым у них считается тот, кто умирает в бою, а те, что доживают до старости и умирают естественной смертью, преследуются у них жестокими насмешками, как выродки и трусы. Ничем они так не гордятся, как убийством человека и в виде славного трофея вешают на своих боевых коней содранную с черепа кожу убитых» Аммиан Марцеллин «Римская история»

Впрочем, и это был не предел свирепости: среди викингов были так называемые берсерки - безумные воины, которых боялись даже сами норманны. В сражении берсерки отличались большой силой, быстрой реакцией и нечувствительностью к боли. Они не признавали щит и кольчугу, сражаясь в одних рубахах, или обнаженными по пояс.
Исландский поэт Снорри Стурлуссон в Саге об Инглингах так описывает берсерков:

«Мужи Одина шли в бой без кольчуг, и были они дики подобно волкам. Они кусали свои щиты и были сильны как медведи или быки. Они убивали врагов, когда их самих не брал ни огонь, ни меч; это была ярость свирепых воинов.» \\

Современные неоязычники любят демонстрировать свою миролюбивость и единение с природой красивыми венками на головах - однако цветочки и веночки были не единственным украшением древних и средневековых язычников в давние времена. «Расходным материалом» для демонстрирования воинской доблести у древних язычников нередко служили людские кости, черепа и кожа. Монах Юлиан рассказывает о мордвинах:

»…это - язычники и настолько жестокие люди, что у них тот человек, кто не убил многих людей, ни за что не считается; и когда кто-либо идет по дороге, то перед ним несут головы всех убитых им людей, и чем больше голов перед кем несут, тем выше он ценится. А из голов человеческих они делают чаши и особенно охотно пьют из них. Тому, кто не убил человека, не позволяют жениться.
Доминиканец Юлиан о Монголо-Татарии

Питье из черепов поверженных врагов, кстати сказать, являлось «фирменным знаком» степных язычников. Например, Повесть Временных лет рассказывает что печенежский хан Куря сделал чашу из черепа Святослава. Болгарский царь Крум, после разгрома византийского войска, сделал себе чашу из черепа императора Никифора.

«Общий всем варварам обычай состоял в том, что они пили брагу, воду, молоко и вино из черепа неприятеля. Одержав победу, они прибегали к всевозможным жестокостям; головами римлян они окружили лагерь Вара, а центурионы были зарезаны на жертвенниках, воздвигнутых богу войны. …..Аланы отрубали голову убитому неприятелю, а из кожи трупа делали попону для лошади. Будины и гелоны также из кожи побежденных выделывали одежды себе и покрывала для лошадей, а голову сохраняли.» Ф.-Р. Шатобриан «Общая картина жизни варваров в эпоху Великого переселения народов»

Диодор Сицилийский пишет о практике обезглавливания у кельтов (галлов):

«Убитым врагам они отрубают головы и вешают их на шеи своих коней…» Более того, «Головы наиболее выдающихся из врагов они бальзамируют кедровым маслом и бережно хранят в ларцах, показывая затем гостям…»

Аммиан Марцеллин в своей «Римской истории» пишет о таврах ( древних обитателях Крыма):

«Эти народы добывали милости богов человеческими жертвами и, закалывая пришельцев в жертву Диане, которая у них зовется Орсилохой, прибивали головы убитых на стенах храма как вечные памятники славным деяниям»

Ну и, наконец, для полноты картины «светлой» языческой древности, нельзя не сказать о человеческих жертвоприношениях, которые с той или иной интенсивностью приносили своим богам практически все языческие народы.

«В установленный день представители всех связанных с ними по крови народностей сходятся в лес, почитаемый ими священным, поскольку в нем их предкам были даны прорицания и он издревле внушает им благочестивый трепет, и, начав с заклания человеческой жертвы, от имени всего племени торжественно отправляют жуткие таинства своего варварского обряда.»
Тацит «О происхождении германцев и местоположении Германии»

Викинги приносили пленников в жертву Одину:

«С течением времени это злоупотребление , постоянно возрастая, сделалось решительным, так что храмы превратились наконец в человеческие бойни. По сведениям, сообщаемым епископом Мерзербургским в своей хронике, в храмах закалывались десятки жертв разом. Кровью омывались храмы и идолы и окроплялся народ….короли, желая одержать победу, нередко приносили в жертву собственных детей» Жозеф Рено «О характере религии Одина»

Приносили человеческие жертвы и славяне.

«Когда жрец, по указанию гаданий, объявляет празднества в честь богов, собираются мужи и женщины с детьми и приносят богам своим жертвы волами и овцами, а многие и людьми - христианами, кровь которых, как уверяют они, доставляет особенное наслаждение их богам. ….Среди множества славянских божеств главным является Святовит, бог земли райской, так как он - самый убедительный в ответах. Рядом с ним всех остальных они как бы полубогами почитают. Поэтому в знак особого уважения они имеют обыкновение ежегодно приносить ему в жертву человека - христианина, какого укажет жребий »
Гельмольд. «Славянская хроника»

Сохранилось свидетельство Семеона Магистра о жертвоприношениях болгар при штурме Константинополя:

«По обычаю своему Крум принес в жертву за Золотыми воротами людей и много животных.»

Лев Диакон, рассказывая о войне Святослава с Византией, описывает детские жертвоприношения совершенные воинами-язычниками:

«Когда наступила ночь… скифы вышли на равнину и начали подбирать своих мертвецов. Они нагромоздили их перед стеной, разложили много костров и сожгли, заколов при этом по обычаю предков множество пленных, мужчин и женщин. Совершив эту кровавую жертву они задушили несколько грудных младенцев и петухов, топя их в водах Истра (Дуная)»
Лев Диакон. «История».

Титмар Мерзербургский рассказывает об идолах лютичей:

«Отправляясь на войну, они прощаются с ним, а с успехом вернувшись, чтят его положенными дарами; путём жребия и коня, как я уже говорил, они старательно выясняют, что служители должны принести в жертву богам. Особо сильный гнев их смягчается кровью животных и людей.»

«В древнейшие времена Славяне закалали, в честь Богу невидимому, одних волов и других животных; но после, омраченные суеверием идолопоклонства, обагряли свои требища кровию Христиан, выбранных по жребию из пленников или купленных у морских разбойников. Жрецы думали, что идол увеселяется Христианскою кровию, и к довершению ужаса пили ее, воображая, что она сообщает дух пророчества.»
Н.М.Карамзин. «История государства Российского.»

О человеческих жертвоприношениях у кельтов мы встречаем описания еще у римских историков.

«Весь народ галлов, - пишет Цезарь, - в сильнейшей степени верит в сверхъестественные магические ритуалы; и те, кто страдает разными тяжелыми недугами, отправляется в битву или подвергается какой-либо иной опасности, либо приносят богам человеческие жертвы, либо клянутся отдать в жертву самих себя, и совершителями таких жертвоприношений выступают друиды, ибо галлы верят, что, поскольку человеческую жизнь можно выкупить только ценой жизни другого человека, воля богов в таком случае не будет нарушена. Кроме того, они устраивают жертвоприношения от имени всего народа. В других местах жрецы делают огромные подобия человеческих фигур, заполняют их живыми людьми и предают огню». \\

O размахе человеческих жертвоприношений у кельтов красноречиво говорят результаты раскопок только одного храма в Рибемонте. Археологи нашли здесь более 10000 человеческих костей. Друиды из Рибемонта, вдохновленные каким-то сатанинским «творческим» духом, строили чудовищные башни из костей человеческого тела. Археолог Рудольф Райзер назвал изуверства друидов «самыми ужасными памятниками в истории».

Можно еще долго перечислять зверства и ужасные обычаи языческих народов, но вышеупомянутых свидетельств уже достаточно, чтобы показать наигранность и необъективность восхвалений «светлой языческой античности» по сравнению с «темным христианским средневековьем»

Для просмотра этого содержимого требуется Adobe Flash Plugin.
Для просмотра этого содержимого требуется Adobe Flash Plugin.

Кто первый начал

«С VIII века неясные мысли о новом политическом порядке подстегивались беспрерывными нападениями на христианский мир извне, так что основание империи Карла Великого в 800 г., Священной Римской империи в 962 г., или, наконец, Царства Московского можно понять лишь в связи с активностью викингов, мадьяр, монголов и турок.»
Норманн Дэвис «История Европы»

Антихристиане начинают оправдываться: «Ну и что! То, что делали язычники у себя на своей земле - это их личное дело. Христиане первыми пришли к язычникам и начали «мечом и огнем» навязывать им свою веру и осквернять святыни.»
Часто знакомство христиан с язычниками происходило ровно наоборот: язычники приходили первыми к христианам и начинали грабить города, осквернять христианские святыни, разрушать церкви, убивать священнослужителей. Так было и в Римской империи подвергавшейся варварскому нашествию, и в Британии, где бритты-христиане подвергались набегам со стороны язычников скоттов и пиктов (а затем и англосаксов), и в Европе, где франки оборонялись от саксов. Норманны также стали первыми нападать на христианские земли, дав старт своим «подвигам» в 793 году с разгрома Линдисфарнского монастыря, где было вырезано несколько сотен монахов, а затем нападали на христианские земли с таким остервенением, что в церквях молились «Боже, избави нас от ярости норманнов».Объектами алчности и ярости норманнов стали Франция, Англия, Ирландия, Голландия, Фландрия, Испания, Италия и даже Североафриканское побережье. При набегах с бессмысленной жестокостью вырезались тысячи людей, включая женщин и детей.
Первыми начали нападать на христиан и свирепые кочевые венгры, которые «перешли границы багоариев (баваров), разрушили их замки, сожгли церкви и избили людей. Для распространения большего ужаса они упивались кровью своих жертв….и избили огромное число мужчин ;а для внушения большего ужаса саксам (к тому времени уже христианам - прим авт) они решили не оставлять в живых никого старше 10 лет.» Лиутпранд

Язычники часто любят говорить о том, что языческую Русь окрестили хитрые властолюбивые византийцы, чтобы поработить гордых и мужественных славян. Однако они не любят говорить о том, что византийские войска не только Киев не штурмовали, но и вообще походов на Русь не устраивали. А вот нападения славян на Византийскую империю зафиксированы с самого раннего Средневековья. Об одном из славянских нападений на империю, случившемся в 548 году, византийский историк Прокопий Кесарийский отозвался следующим образом:

«В это время войско славян, перейдя реку Истр (Дунай), натворило ужасных бед по всей Иллирии, вплоть до Эпидавра, убивая и уводя в рабство всех, кто им ни попадался, а также грабя добро». «В 550 году, - продолжает тот же автор, - славяне взяли после длительной осады город Топир, близ Эгейского моря, притом они убили всех до одного мужчин числом 15 тысяч»

В 626 году славяне также учуствовали в осаде Царьграда в союзе с аварами. Ходили русы в поход на Византию и самостоятельно в 860 и 941 годах , причем вели себя они там совсем не милосердно:

«Можно было видеть младенцев, отторгаемых ими от сосцов и молока, а заодно и от жизни, и их бесхитростный гроб - о горе! - скалы, о которые они разбивались; матерей, рыдающих от горя и закалываемых рядом с новорожденными, судорожно испускающими последний вздох…»
Вторая гомилия Фотия «На нашествие росов»

Продолжатель Феофана так описывает поведение славян под предводительством князя Игоря:

«Много злодеяний совершили росы до подхода ромейского войска: предали огню побережье Стена (Босфора), а из пленных одних распинали на кресте, других вколачивали в землю, третьих ставили мишенями и расстреливали из луков. Пленным же из священнического сословия они связали за спиной руки и вгоняли им в голову железные гвозди. Немало они сожгли и святых храмов.» \\

И как символ агрессивной политики язычников против христиан - прибитый Вещим Олегом щит к воротам Царьграда.
Кроме русов богатства и величие Константинополя не давало покоя и другим славянам - болгарам. Язычники болгары первыми начали нападать на Византию, разоряя фракийские города, и в конце концов в 813 году даже осадили Константинополь.
И наконец нельзя не вспомнить классическое противостояние франков-христиан и язычников-саксов. Апологеты язычников демонстрируют жестокость христиан известной казнью 4500 саксов по приказу Карла Великого, однако опять таки умалчивают о предыстории нападений саксов на христиан.

«… саксы, подобно почти всем народам, населяющим Германию, свирепые от природы, преданные культу демонов, нашей же религии противники, не считали бесчестным нарушить и осквернить как божеские, так и человеческие законы. Были и иные причины, которые ежедневно подрывали мир: за исключением немногих районов, где наша граница с саксами четко определялась лесами или хребтами гор, она почти повсюду проходила по голой равнине и, будучи вследствие этого неопределенной, являлась местом постоянных убийств, грабежей и пожаров. Всем этим франки были настолько раздражены, что, наконец, сочли нужным не просто платить саксам злом за зло, но начать против них войну. Итак, была начата война, которая велась на протяжении тридцати трех лет с обоюдным ожесточением, к большему, однако, урону для саксов, нежели для франков. Она бы могла окончиться скорее, если бы не вероломство саксов. Не сосчитать, сколько раз они, побежденные, моля о пощаде, покорялись королю, обещали исполнить предписанное, без промедления давали заложников, принимали отправляемых к ним послов; сколько раз они были до такой степени укрощены и смягчены, что даже обещали больше не поклоняться демонам и принять христианскую веру. Но сколь часто на это они соглашались, столь же часто и нарушали свое слово: со времени объявления войны не проходило и года без того, чтобы саксы не обнаружили своего непостоянства.»
Карл Великий. Жизнеописание Эйнгарда

Жестокие меры были предприняты Карлом после предательства саксов в 782 году, которые незадолго до этого приняли крещение. Узнав, что в приграничные земли вторглись славяне-сербы, Карл Великий отправил против них свое войско. Пользуясь случаем, саксы подняли восстание. Множество франков было перебито, а христианские храмы - разрушены. Более того, войско, посланное Карлом против сербов, попало в засаду у горы Зунталь и было почти полностью уничтожено саксами. И вот только тогда разгневанный Карл Великий собрав новую армию, вызвал к себе саксонских старейшин и принудил их выдать 4500 заложников, которые были казнены. Тогда же был обнародован так называемый «Саксонский капитулярий», грозивший смертной казнью за любое прегрешение против церкви и франкской администрации.
Итак, как мы видим, и тут зачинщиками кровавой резни выступали язычники.

Варавары-язычники устроили по всей Европе закон джунглей, где был прав тот, кто был сильнее - отсюда бесчисленные войны и зверства. Именно подвергаясь насилию со стороны язычников, христианские государи приходили к большому непреодолимому желанию разрубить мечом «гордиев узел» язычества. \\

«На первых порах каролингские государи занимали в отношении язычников оборонительную позицию, но после 955 г., когда Оттон I одержал двойную победу над венграми и восточными славянами, начался длительный период агрессивной политики германцев, которые приступили к обращению язычников силой.»
Ле Гофф «Цивилизация Средневекового Запада» «Говорить о прусской независимости или свободе - значит четко видеть отличия между прусскими воинами XIII века и либералами XIX века, которые прославляли первых за сопротивление иноземным захватчикам. Такая постановка вопроса ошибочна, потому что у христиан не было выбора, кроме как защищать себя, ведь невозможно было существовать рядом с такой варварской системой….. Военные успехи вызвали появление в рядах знати жестоких и честолюбивых людей, которые обогащались от набегов за рабами в христианские земли. Столкнувшись с мирными миссионерами, они не прекратили своих нападений и временами убивали этих храбрых пришельцев. Для того чтобы прусская знать приняла христианство, ее надо было убедить в том, что бог войны не на их стороне. Лишь после этого миссионеры постепенно могли бы претворять в жизнь изменения, которые сломили бы традиции, питающие языческую философию.»
В. Урбан «Тевтонский Орден»

Для просмотра этого содержимого требуется Adobe Flash Plugin.

Честные убийцы

Очень распространенное, но весьма бессмысленное оправдание. Немыслимо чтобы суд РФ мог бы вынести оправдательный приговор убийце, на том основании, что он при совершении преступления «не прикрывался лицемерной моралью».
Тому, которого убивают, тоже мало дела до угрызений совести убийцы и как соотносится его деяния с его религией. Убиваемому одинаково больно и если его убивают из религиозного фанатизма, и если его убивают «честно», просто чтобы пограбить. Поэтому данный аргумент не имеет под собой никаких объективных критериев справедливости, кроме субъективной неприязни к христианской морали.

Религиозная терпимость язычников

Еще одно популярный языческий штамп: «Зато язычники были терпимыми к вере других в отличие от христиан!»
Увы, это не так. Просто языческая нетерпимость была несколько другого рода, нежели христианская нетерпимость. Поскольку боги разных народов отличались преимущественно именами, а не набором заповедей или выполняемых функций, то и обращать язычникам других язычников в свою веру было как-то бессмысленно. В основном, языческая нетерпимость может быть сведена к защите своих богов как национальной идентичности и ниспровержению чужих богов как доказательству силы своих богов.
В этом смысле, язычники начали проявлять религиозную нетерпимость задолго до появления христианства. Как рассказывает нам «отец истории» Геродот, при вторжении персов Ксеркса были разграблены и осквернены многие греческие храмы, например, святилище с оракулом Аполлона в Абах (Hdt., VIII, 33). Но особенным кощунством считали греки разрушение Акрополя в Афинах. Фемистокл прямо признаётся, что Элладу спасли не афиняне, а «боги и герои, которые воспротивились тому, чтобы один человек стал властителем Азии и Европы, так как он нечестивец и беззаконник. Он ведь [Ксеркс] одинаково не щадил ни святилищ богов, ни человеческих жилищ, предавая огню и низвергая статуи богов» (Her.VIII.109). Позднее в 330 году до н.э когда войска Александра Македонского взяли столицу персов Персеполь , греки в отмщение предали огню святилища персов. В огне погибли драгоценные рукописи «Авесты» написанные золотыми чернилами.
Как повествует Полибий, этолиец Скопас и македонский царь Филипп V воевали не только с людьми, но и с богами. Скопас во главе этолийских войск вторгся в Македонию и подошел к Дию. «Он вошел в город, покинутый населением, срыл стены, разрушил дома и гимнасии, кроме того, сжег портики, окружавшие храм, уничтожил все священные предметы, служившие к украшению храма или употреблявшиеся в дело на всенародных празднествах… Таким образом, этот человек в самом начале войны с первого же шага воевал не с людьми только, но и с богами, и когда он возвратился в Этолию, его не признали нечестивцем, но превозносили и взирали на него как на доблестного мужа, оказавшего услугу государству» (Pol.IV.62.2-4). Мстя этолийцам за разгромы в Дии, царь Филипп наносит ответный удар.

«Македоняне жгли портики, уничтожали и все прочие храмовые здания… Не только крыши обращали они в пепел, но и самые здания равняли с землею; опрокинули кумиры числом не менее двух тысяч, множество кумиров, не имевших на себе посвящений богам или не изображавших лика божества, было уничтожено… Царь и друзья его проникнуты были полнейшею уверенностью в справедливости и законности такого образа действий» (Pol.V.9.2-6).

Почитателям Древней Греции стоит также помнить об эллинизации, которая проводилась далеко не всегда мирными методами. Еще Александр Македонский, совершив свой личный «Дранг нах остен» и покорив восточные страны, боролся с тамошними культами, вводя насильно эллинские обычаи. При царе Антиохе Епифане насильственная эллинизация достигла крайне жестоких форм. Царь, считавший себя воплощением Зевса, осенью 168 года велел прекратить службу в иерусалимском Храме и разослал по городам чиновников с указом, который гласил: все живущие во владениях царских отныне считаются одним народом и должны «оставить свой закон». Евреям строго воспрещалось читать Писание, блюсти субботу, совершать обрезание младенцев и даже просто называться иудеями. Ослушников ждала смертная казнь. Во дворе Храма был сооружен алтарь Зевсу Олимпийскому и были принесены в жертву свиньи. Поскольку глухое сопротивление указу продолжалось, Антиох обрушил на страну репрессии. Те кто не ставил дома языческий жертвенник и не посещал оскверненный Храм - убивались. Женщин, чьи дети были тайком обрезаны, отправляли на виселицы вместе с младенцами (1 Макк 1:60-61).
Римская империя также проявляла религиозную нетерпимость к своим собратьям по вере. В частности (здесь надо отдать должное римлянам) они боролись с человеческими жертвоприношениями у кельтов.
По свидетельству Тацита римляне в войне с кельтами «вырубают их священные рощи, предназначенные для отправления свирепых северных обрядов» Анналы.

О борьбе императора Клавдия с друидами пишет и Светоний:

«Богослужение галльских друидов, нечеловечески ужасное и запрещенное для римских граждан еще при Августе, он уничтожил совершенно»
Светоний. Божественный Клавдий, 25, 5.

Но не только друиды подвергались гонениям со стороны римских властей. В 186 г. до н.э. в Италии имело место знаменитое дело о Вакханалиях, на которых люди предавались сексуальным извращениям и убийствам. Тит Ливий пишет:

«Жрецов этих таинств, будь то женщины или мужчины, было велено разыскивать не только в Риме, но по всем городкам и местам сельских ярмарок, и предавать в руки консулам. В столице был оглашен и по Италии разослан эдикт, запрещающий участникам Вакханалий устраивать сходки и собрания для отправления этих таинств, а главное, привлечь к ответственности тех, кто использовал эти собрания и обряды в безнравственных и развратных целях.»
История Рима от основания города Книга XXXIX

Далее Ливий передает слова консула Постумия , который признает что это далеко не первый случай религиозной нетерпимости у римлян:

«Сколько уже раз во времена ваших отцов и дедов магистратам поручалось запретить иноземные ритуалы, изгнать с Форума, Цирка и вообще из столицы бродячих жрецов и гадателей, разыскать и сжечь книги мнимых пророчеств, отменить все жертвоприношения, не соответствующие римским обычаям. Ведь они, хорошо разбираясь в праве божественном и людском, полагали, что нет ничего пагубнее для благочестия, чем совершать обряды не по обычаю предков, а на манер иноземцев Я счел нужным предупредить вас об этом, чтобы суеверие не тревожило вас, когда вы увидите, как мы разрушаем места проведения Вакханалий и разгоняем эти нечестивые сборища.» \\

Впоследствии преследованиям подвергались также иудеи и приверженцы культа Исиды.

«Обсуждался и вопрос о запрещении египетских и иудейских священнодействий, и сенат принял постановление вывезти на остров Сардинию четыре тысячи зараженных этими суевериями вольноотпущенников, пригодных по возрасту для искоренения там разбойничьих шаек, полагая, что если из-за тяжелого климата они перемрут, то это не составит большой потери; остальным предписывалось покинуть Италию, если до определенного срока они не откажутся от своих нечестивых обрядов.»
(Тацит. Анналы, II, 85)

О том же самом пишет и Светоний:

«Чужеземные священнодействия и в особенности египетские и иудейские обряды он запретил; тех, кто был предан этим суевериям, он заставил сжечь свои священные одежды со всей утварью.»
Светоний. Тиберий, 36

Ну и конечно самые известные гонения в Римской империи - это гонения на христиан. С разной силой они длились почти 300 лет. Одной из главных причин гонений был отказ христиан поклоняться императору Рима как богу - что, безусловно, являлось религиозным насилием над христианами. Христиан жгли, рубили и отдавали на растерзание диким зверям под улюлюканье «просвещенных» язычников в Колизее. Своего апогея гонения достигли при императоре Диоклетиане в 303 году, когда сама принадлежность к христианам законодательно наказывалась смертной казнью.
Кроме Римской империи гонения на христиан были и в других языческих странах. Например, в Болгарии при хане Омуртага начались гонения на христиан Во время преследований погибло более 370 видных христиан, среди которых особенно выделялись епископ Никейский Леонтий, митрополит Мануил Адрианопольский, епископ Георгий Дебельтский, клирики Гавриил и Сионий, чьи головы усекли мечом, священник Парод, побитый камнями, воевода Иоанн и даже наследник престола Енравота, старший сын хана Омуртага.
Но не только в древности, язычники были нетолерантны. В средние века христианской церкви предстояло еще «переварить» в себе те народы , о нравах которых мы говорили вначале. И эти народы религиозной терпимостью тоже не особенно сильно отличались. Религиозная нетерпимость некоторым язычниками закреплялась даже законодательно. Например, легендарный основатель прусского государства Вайдевут дал древним пруссам свод заповедей, которые отличались крайней нетерпимостью по отношению к другим религиям:

«Во-первых: Никто, кроме Криве Кривайте, не может обращаться (с просьбой) к богам. Никто не должен приносить в страну бога из чужих краев. Верховными богами должны быть: Потримпос, Перкунос и Пиколос. Ибо они вручили нам эту страну и дадут нам (еще) больше. Во-вторых: Ради них должны мы признать (= почитать) нашего Криве Кривайте и ради наших высших владык почитать (= оберегать) его, а также его преемника, которого дадут нам милостивые боги и выберут в Рикойто вайделоты.
В-третьих: Мы должны испытывать перед нашими богами страх и почтение. Ибо они дали нам в этой жизни красивых женщин, много детей, хорошую еду, сладкие напитки, летом - белую одежду, зимой - теплые кафтаны, и мы будем спать на больших мягких кроватях. Для здоровья будем мы смеяться и прыгать. Однако злодеев, которые не почитают богов, которые дали (то), что они имеют, (надо) бить, чтобы они рыдали и вынуждены были ломать руки (= кусать локти) от боли и страха.
В-четвертых: Все соседи, которые почитают наших богов и приносят им жертвы, должны быть нами любимы и почитаемы. Если же они отвергнут (наших богов), должны быть убиты нами при помощи огня или дубинами.»

Во время войн с христианами наибольшим зверствам подвергались священнослужители христианской церкви, что опять таки говорит о религиозной нетерпимости язычников:

«славяне…собрали войско и опустошили всю Нордалбингию огнем и мечом; затем прошли по всей Славянской земле, сожгли все храмы и разрушили их до основания, а священников и других церковнослужителей умертвили, подвергнув их разным мучениям, и по эту сторону Эльбы не оставили даже следов христианства. В Гамменбурге (ныне Гамбург), тогда и после того, было взято много духовных и мирян в плен, а еще более истреблено по ненависти к христианству. Славянские старожилы, которые помнят все совершенное в ту пору варварами, рассказывают, что в городе Ольденбурге, населенном многими христианами, по избиении прочих, как скотов, шестьдесят священников были пощажены для большего над ними посмеяния, старшего между ними звали Оддаром. Ему, как и другим, крестообразно разрезали на голове кожу и оголили череп. Потом исповедников Господних, с завязанными на спину руками, волочили по всем славянским городам, пока они не умерли.»
Гельмольд «Славянский мир в правление императора Генриха II» «На церкви и монастыри, на священников и монахов как на врагов их религии они особенно изливали свою ярость, поэтому и разоряли святилища, тогда как другие здания щадили»
А. Стриннгольм «Походы викингов»

Итак, как видим, язычники первыми начали проявлять религиозную нетерпимость, в том числе и по отношению и к христианам.

Для просмотра этого содержимого требуется Adobe Flash Plugin.

Ссылки

 
язычество.txt · Последние изменения: 2016/04/04 14:45 — ycnokoutellb
 
За исключением случаев, когда указано иное, содержимое этой вики предоставляется на условиях следующей лицензии:CC Attribution-Noncommercial 3.0 Unported
Recent changes RSS feed Donate Powered by PHP Valid XHTML 1.0 Valid CSS Driven by DokuWiki .