Светское государство. Ответы на вопросы urokiatheisma denga

 Из статьи "Прометея  не заковать вновь!" (источник "Наука и религия N1 1957)

 

Б. Э. БЫХОВСКИИ,

профессор, доктор философских наук.

ДВЕ «УЧЕНЫЕ» КОНФЕРЕНЦИИ

В АВГУСТЕ 1954 ГОДА на островах вблизи не­большого американского города Портсмута (штат Нью-Хэмпшир) состоялась конференция на тему «Религия в век науки». Среди двухсот ее участников наряду с богословами и служителями церкви раз­личных вероисповеданий находились философы, а также физики, астрономы, биологи, психологи. Оки ставили перед собой совершенно определенную задачу — сближение науки и религии. Это была, как выразился один из участников, «мирная конфе­ренция в холодной войне между наукой и религией». Впрочем, «мириться» там было не с кем: все собрав­шиеся были верными друзьями и приверженцами! религии. Это был совет единомышленников о том, как лучше отстаивать религиозные догмы в век не­удержимого роста науки, материализма и атеизма. «Мирная конференция» прошла под этаком непри­миримой борьбы против материализма.

Прошло два года, и в августе прошлого года на тех же островах снова собралась конференция «Религия в век науки». «Успех» конференции был закреплен созданием особого «института», целью которого, как сказано в его программе, является «содействие сближению науки и религии», пропа­ганда религиозной веры применительно к идеологи­ческим условиям все возрастающего распростране­ния в массах научных знаний.

Это лишь небольшой эпизод в ряду отчаянных по­пыток фидеистов отстоять веру от ударов, которые наносит ей стремительное распространение научной

НОВАЯ  ТАКТИКА   ФИДЕИСТОВ

Художественным образом науки, восставшей про­тив религии, был образ Прометея — титана, который выступил против богов и принес людям свет знания; о« был прикован богами к скале. Теперь уже сами боги не в силах сковать Прометея. Но нельзя ли его приручить? Нельзя ли примирить Прометея с бо­гами?

Изменение тактики фидеистов в борьбе против научного миропонимания особенно наглядно обна­руживается в деятельности католической церкви. В последние годы Ватикан уделяет много внимания приспособлению религиозной пропаганды к новым условиям. В своих выступлениях, в частности в большой речи на четвертом конгрессе католических фи­лософов, состоявшемся осенью 1955 года, Пий XII настойчиво проповедовал совместимость науки и ре­лигии и призывал к сотрудничеству и взаимопо­мощи между ними.

Любопытным я этом отношении является ответ римского папы на вопрос о том, как верующие ка­толики должны относиться к методам обезболива­ния родов, разработанным советскими врачами на основе учения И. П. Павлова о высшей нервной дея­тельности. Папа теперь уже не предает анафеме «безбожное» учение (что до последнего времен» обычно делала католическая церковь), не грозит геенной огненной врачам, применяющим павловский метод и нарушающим божественное проклятие Еве, обреченной после грехопадения рожать детей в му­ках. «Даже и исследователь-материалист,— заявил папа,— может сделать действительное и ценное науч­ное открытие. Но это обстоятельство никоим обра­зом не может служить аргументом в пользу мате­риалистических идей... Законы, теория и техника обезболивания родов, бесспорно, являются ценными, хотя они « разработаны учеными, которые -в боль­шинстве, своем придерживаются идеологии, принад­лежащей к материалистической культуре. Последняя не становится истинной вследствие того, что выше­упомянутые научные результаты являются верными».

На этом примере наглядно видно, в чем суть новой тактики церковников по отношению к науке, бороться не против конкретных, практических выводов науки, а против лежащих в их основе теоретических принципов и методов, оторвать результаты научных открытий от строя мыслей, от научного миропо­нимания, порождающего и обобщающего эти откры­тия,— словом, оторвать науку от материализма.

РЕЛИГИОЗНЫЙ «ПРИНЦИП  ДОПОЛНИТЕЛЬНОСТИ»

Одна из характерных черт современной религиоз­ной пропаганды состоит в том, что она маскирует но­вейшей терминологией старые-престарые, антинауч­ные представления.

Для теоретического обоснования тактики «приру­чения» науки теологи и философы-идеалисты в по­следние годы особенно охотно ссылаются на «прин­цип дополнительности».

Суть религиозного «принципа дополнительности» с полной ясностью выражена, например, одним из профессоров американского «Университета богома­тери» в следующей формуле: «Католицизм и наука предназначены друг для друга. В церкви мы нахо­дим женский элемент жизни в ее совершенстве... Современная наука — это мужской элемент... Оба страдают от чрезмерно затянувшегося ухаживания. Каждый из них нуждается в другом».

История рассказывает, как известно, о довольно необычных методах этого «ухаживания» церкви за наукой: о гонениях на науку, о проклятиях в ее адрес, о кострах и пытках. Но теперь, перед лицом торжества научной мысли, церковники призывают за­быть прошлое; они объясняются в своих самых неж­ных чувствах к науке: религия-де жить без науки не может, а иаука, по их словам, прямо-таки создана на радость и утешение религии...

«ДВОЙСТВЕННАЯ   ИСТИНА» В  СОВРЕМЕННЫХ    ОДЕЖДАХ

Лицемерные уверения в том, что наука и религия дополняют друг друга, как волна и частица, за модными терминами скрывают старое религиозно-

философское учение о «двойственной истине». Оно возникло в среде средневековых схоластов, в эпоху засилья религиозной догматики, и первоначально преследовало цель оградить суеверные нелепости от критики здравомыслящего разума. То, что с точки зрения обычного, человеческого разума представ­ляется ложным, может быть истинным в свете боже­ственного откровения, рассуждали схоласты. Позд­нее, когда начался распад феодальной идеологии, учение о двойственности истины было использовано некоторыми прогрессивными мыслителями для того, чтобы обеспечить право на существование «истинам разума» наряду с «истинами веры». Но даже и эта скромная попытка установить «мирное сосуществова­ние» науки и религии была тогда отвергнута могу­щественной церковью, а приверженцы ее осуждены церковным собором как еретики.

Однако победное шествие науки наносило все бо­лее чувствительные удары религии. И вот сейчас защитники отжившей, умирающей формы общест­венного сознания хватаются за новый, на этот раз реакционный вариант учения о «двойственной исти­не», одетой не в поповскую рясу, а в светскую одежду «принципа дополнительности». В защиту «нового» учения выступили наряду с церковниками и философами-идеалистами также некоторые бур­жуазные ученые, не высвободившиеся из-под влия­ния религии. К их числу принадлежит известный американский физик-атомник Роберт Оппенгеймер, который пропагандирует в своих книгах и выступ­лениях по радио «два пути мышления — путь време­ни и истории (путь науки.— Б. Б.) -и путь вечности и безвременности (путь религии,— Б. Б.)», как два «параллельных усилия человеческого разума понять мир». Каждый из этих путей, по словам Оппенгеймера, не совпадает с другим и не сводится к нему: «Они являются, как мы привыкли говорить в физике, дополнительными взглядами, один из которых до­полняет другой, и ни один из них не рассказывает истории в целом».

Игра с терминами, которые употребляют некоторые ученые в своих специальных работах,— это тщетная попытка фидеистов придать оправданию религии ви­димость научности.  

 

-----------------------------------------------------------

Ничто так не облагораживает интерьер как красивая антикварная мебель. Сделанная из качественных материалов "с душой", а не конвейерным способом для миллионов из пластика и ДСП, она придаст вашей квартире или офису благородство и основательность. В магазине Градеж  -  регулярные новые поступления http://gradezh.ru/component/virtuemart/category/10/novie-postupleniya.html антикварной мебели из Европы.

aD