Светское государство. Ответы на вопросы urokiatheisma denga

...с целью принятия мер к охране Тихвинских монастырских архивов и ризниц

Поводом явилась телеграмма члена Тихвинского общества Ско-родумова18 «принять меры к охране Тихвинских монастырских архивов и ризниц» и одновременно ходатайство членов того же общества Мордвинова и Цывелева19. Главное управление спешно командировало меня в Тихвин, поручив мне организовать на месте из лиц местного Культурно-Просветительного общества особую комиссию для сохранения архивов и ризниц, и, в случае надобности, до образования этой комиссии опечатать помещения, занимаемые архивами, выдав на местах особые удостоверения, ибо архивы находятся под охраною Главного Управления Архивным делом и без предварительного сношения с этим учреждением и без его разрешения архивы не могут быть ни реквизированы, ни перенесены в другое место. Об опасности, угрожавшей тихвинским ризницам, я счел своим долгом доложить Управлению по делам музеев и охране памятников искусства и старины в лице правительственного комиссара гражданина Киммеля. Т. Киммель поручил мне также принять меры к охране тихвинских ризниц, как лицу, ранее служившему в Коллегии20 и компетентному в оценке памятников искусства и старины, выдав мне соответственное удостоверение моих полномочий, с просьбой местному Исполкому оказать мне всемерную поддержку и содействие.
Приехав в г. Тихвин 15 декабря, я остановился по указанию Исполкома в помещении, занятом Комитетом бедноты в Тихвинском монастыре, в бывшем настоятельском корпусе, и предъявил свои бумаги председателю местного Исполкома Соловьеву, осведомив его о цели своего приезда. В монастыре я узнал, что незадолго перед моим приездом здесь была комиссия местного Исполкома, которая организовала здесь особый Комитет бедноты, давши ему полномочия по управлению музеем. Причем при осмотре ризницы и архива один из членов комиссии комиссар Веселов дозволил себе изорвать целый ряд указов и других документов. Я счел своим долгом обратить на это внимание Соловьева, как на акт незаконный, и сообщил ему о важности и необходимости всех бумаг, имеющих историческое и научное значение, для чего и образовано Главное Управление Архивным Делом. В монастыре я узнал, что комиссия искала в ризнице спрятанное золото и серебро, и, пересматривая здесь художественные и археологические памятники искусства, говорила, что все это они должны взять и употребить по своему усмотрению, согласно декретам. Осматривая архив, я нашел здесь еще остаток изорванных архивных актов и часть их взял с собой, кои при сем прилагаю, большая же часть изорванных актов была выметена как ненужный хлам.
Таким образом, опасения за целость монастырских архивов и ризниц, высказанные в телеграмме, имели полное основание, моя командировка была во время и должна была предотвратить вредные для дела действия местных членов Исполкома, совершенно не понимавших силу декретов Советского правительства об охране архивных фондов и памятников искусства и старины, имеющих историческое и художественное значение.
В виду этой опасности, грозившей монастырским архивам и ризницам, я решил их оградить и в других монастырях, находящихся в Тихвине и его окрестностях: Николо-Беседном и Антониево-Дым-ском и с этой целью объехал эти монастыри и осмотрел тамошние архивы и ризницы, заявив монахам и Комитетам бедноты, что архивы и ризницы находятся под охраной Главного Управления Архивным Делом и Коллегии по делам охраны памятников искусства и старины и без разрешения этих учреждений не могут быть ни реквизированы, ни перемещены в другое место.
Все эти мои предварительные действия вызвали крайние неудовольствия в членах местного Исполкома, имевших свои планы для использования культурных сокровищ монастырских ризниц для удовлетворения нужд местного Исполкома. И когда я явился утром 18 декабря к председателю Чрезвычайной комиссии Кольцову, желая здесь встретить Попова (член местного просветительного отдела) и других членов, все они выразили мне порицание моему образу действий, находя их «опасными», какими-то «таинственными», уверяя, что монахи после моих посещений могут скрыть свои сокровища, а они, члены Исполкома, приняв участие в моих мероприятиях, и в особенности во временном опечатании архивов и ризниц до образования особой комиссии, явятся ответственными за целость их. Я объяснил всю недостоверность их соображений, что монахи, если бы имели какие-либо неведомые никому сокровища и захотели бы скрыть их, они давно бы это сделали, в особенности после ревизии, произведенной местным Исполкомом и организацией везде Комитетов бедноты в монастырях, взявших на себя управление монастырским имуществом. Что же касается ценных культурных памятников искусства и старины, то всему этому в монастырях имеются официальные описи, по которым они и должны быть сданы под охрану местных комиссий в ведение совета Комиссариата по просвещению.
Что же касается до своих мероприятий, то они, по моему мнению, необходимы потому, что они могут предохранить архивные ризницы от захватов разных незаконных налетчиков, которые в последнее время нередко, являясь с подложными документами в монастыри и под видом законных реквизиций, увозили культурные ценности и продавали их скупщикам. Товарищ Просветительного отдела Попов горячо возражал против моих мероприятий, находя, что они свяжут их действия на местах, что власть должна быть на местах, а все эти «главные учреждения» только тормозят их дело и что он лично не согласен приступить к временному опечатанию архивных ризниц. Я возразил, что я уполномочен своим начальством на все эти действия и исполняю лишь точно инструкции Главного Управления Архивным делом. Тогда видя, что я намерен выполнить свои нежелательные для них планы, они прибегли к помощи местного Чрезвычкома и председатель Чрез-вычкома Кольцов, желая поддержать своих товарищей и помешать мне в моих служебных действиях, прибегнул к следующему приему. Он вдруг объявил мне, что за мной у него имеется «дело», что на меня у него имеется донос каких-то неизвестных мне личностей, которых он сейчас допросит, и просил меня дать мне ответ на следующие вопросы. Был ли я в их пролетарской столовой 15 декабря и обращался ли к толпе со словами: «Как вас здесь скверно кормят и как вы можете это терпеть», как об этом будто бы донесли два гражданина. Я ответил, что ничего подобного не было, 15 декабря я обедал в столовой, но никакой толпы около столовой не было, ни к кому с такими словами я не обращался. После обеда выходя из столовой, я действительно спросил у какого-то неизвестного мне гражданина, который выходил со мной из столовой одновременно, не знает ли он другой столовой почище, так как эта очень грязная. Он сказал, что есть еще две столовых, но такие же, не лучше. Я заметил, что дают мало и это объясняется продовольственным кризисом, а что грязно — это уже зависит от заведующих столовыми. На этом разговор наш кончился и мы разошлись в разные стороны, при этом никакой толпы около столовой небыло. Кольцов записал это мое объяснение и дал мне для подписи. Прочитав его, я нашел его не точным, дополненным разными подробностями, но считая это «дело» сущим вздором, я подписал бумагу, добавив, что никакой толпы я не видел и что, как советский служащий, конечно, не мог говорить каких-либо слов, порицательных по адресу начальства. После этого я был арестован. Когда я спросил Кольцова, в чем меня обвиняют, Кольцов ответил, что «<...> Ваши поездки в монастыри и вообще Ваше поведение внушило Исполкому недоверие к вашим документам». Я просил дать телеграмму в Петроград о своем задержании, просил пригласить комиссара юстиции разъяснить мне законность моего ареста. Кольцов возвысил голос и закричал на меня: «Что Вы тут рассуждаете <...>. Вас арестовал я, председатель Чрезвычкома, комиссар юстиции мне подчинен и нечего его спрашивать. Благодарите меня, что я арестую Вас домашним арестом». Тогда я попросил отправить меня в Петроград, где надеялся выяснить недоразумение. На другой день, после обыска на квартире, я был препровожден в Петроград под конвоем и помещен в камеру № 95 на Гороховой, 2. Через 3 дня я был переведен в Дом предварительного заключения (Шпалерная, 25), где просидел без всякого допроса до 28 декабря и без всякого допроса был выпущен на свободу.
Так, к сожалению, я не мог выполнить данного мне поручения, успев, однако, выдать монастырям удостоверения, что архивы и ризницы находятся под охраною — первые — Главного Управления архивным делом, а ризницы — Коллегии по делам музеев и охране памятников искусства и старины. Необходимо принять следующие меры: занять в Тихвинском монастыре корпус, называемый архиерейским, где и сосредоточить архивы, как находящиеся в самом Тихвинском монастыре, так и архивы Николо-Беседного и Антониево-Дымского и Введенского женского монастырей. Архив Большого Тихвинского монастыря, хотя и содержится в порядке, но помещение, занимаемое им, тесно и сыро, дела заплесневели, многие отсырели настолько, что переплеты отстали от книг, и архивам грозит большая порча. Необходимо также образовать в ближайшее время местную комиссию из лиц, сведущих в архивном деле, коей и поручить дальнейшую охрану архивов и памятников искусства и старины.
РГИА. Ф. 6900. Оп. 1. Ед. хр. 103. Л. 15-17.
Текст публикуется с сохранением орфографии и пунктуации автора.1  Фрески Дионисия обнаружены В. Т. Георгиевским в 1905 г., а в 1911 г. была опубликована монография «Фрески Ферапонтова монастыря».
2 Вздорное Г. И. «Быть здесь тяжелый крест...». Из переписки А. И. Аниси-мова и В. Т. Георгиевского (1918—919) // Памятники отечества. М., 1993. № 3—4. С. 90—95; Кызласова И. Л. Н. П. Кондаков и В. Т. Георгиевский. Научное общение и последние письма // Вопросы искусствознания. Вып. X. М., 1997. С. 547—570.
3  В мае 1917 г. Комитет из церковного ведомства был передан в ведение Министерства Народного просвещения. В 1918 г., после смерти графа С. Д. Шереметева, председателем Комитета стал С. Ф. Платонов. В 1919 г. Комитет был переименован в Комитет изучения древнерусской живописи и вошел в состав Российской Академии истории материальной культуры. В 1921 г. Комитет был расформирован.
4 Кондаков Никодим Павлович (1854—1925) — византинист, историк средневекового искусства, академик РАН с 1898 г.
5  Дружинин Василий Григорьевич (1859—1936) — историк, исследователь истории старообрядчества, археограф, коллекционер, член корреспондент РАН с 1920 г., член Археографической комиссии (1896—1929 гг.), член Комитета попечительства о русской иконописи (с 1903 г.), в Петроградском отделении Гла-вархива (1918—1923 гг.) работал в должности зав. 1 отделением II секции (до революции — архив Сената), в 1929 г. был арестован по «Академическому делу», свой срок (по приговору — 5 лет лагерей) отбывал в 1931—1932 гг. в Соловецком концентрационном лагере, в 1933—1935 гг. — в ссылке в Ростове (Ярославской обл.). Из ссылки в Ленинград вернулся летом 1935 г.
6 РГИА Ф. 6900. Оп. 3. Д. 36. Л. 1-2.
7 Здравомыслов Константин Яковлевич (1863—1933 или 1934) окончил Петербургскую духовную академию (1887 г.) и Археологический институт (1891 г.), с 1889 г. работал в библиотеке Синода, с 1903 г. — директор архива библиотеке Синода, в 1918 г. — управляющий 2 отделением IV секции (до революции — архив Синода), в 1929 г. — арестован по «Академическому делу» и выслан.
8  Туберозов Николай Васильевич (род. в 1872 г.). Окончил Петербургскую духовную академию (1896 г.), Петербургский университет, юридический факультет (1908 г.) и Археологический институт. В архиве Синода работал с 1896 г., в 1918 г. —зав. отделом во 2 отделении TV секции (до революции — архив Синода).
9 РГИА. Архив архива. Оп. 1. Д. 1. Л. 73—74. Комиссия работала в составе В. Т. Георгиевского, В. Г. Дружинина, К. Я. Здравомыслова, В. Д. Плетнева.
10  Там же. Д. 277. Л. 48. Комиссия была создана 7 июня 1919 г. в связи с обращением Петроградского Комиссариата Внутренних дел с просьбой об учреждении Комиссии для урегулирования вопроса о хранении метрических книг и дел бывших учреждений духовного ведомства. Комиссия была образована при 2 отделении IV секции в составе К. Я. Здравомыслова, А А Бронзова, В. Т. Георгиевского и представителя Комиссариата Внутренних дел.
11 РГИА. Ф. 6900. Оп. 1. Д. 13. Л. 29.
12 РГИА. Ф. 6900. Оп. 1. Д. 13. Л. 28 об.13  Греков Борис Дмитриевич (1882—1953) — историк, археограф, академик АН СССР с 1935 г., сотрудник Археографической комиссии (1913 г.), в 1921 г. — избран в члены Комиссии.
14 Курдюмов Михаил Григорьевич (1869—1924) — историк, археограф, архивист, сотрудник Археографической комиссии (1906 г.), в 1919 г. — избран в члены Комиссии.
15  Мордвинов Исаакий Петрович (1871—1925). Земский деятель в сфере школьного образования, педагог, историк-краевед, коллекционер, основатель Тихвинского отделения Новгородского общества древностей (1913 г. )и его секретарь. В 1918 г. — председатель Коллегии по охране памятников искусства и старины в Тихвине и Уполномоченный Главного управления Архивным делом по охране архивов в Тихвине и Тихвинском уезде, в 1920 г. — избран сотрудником Археографической комиссии.
16 Равдоникас Владислав Иосифович (1894—1976) — историк-археолог, член-корреспондент АН СССР с 1946 г., в 1918 г. — член Коллегии по охране памятников искусства и старины в Тихвине и Тихвинском уезде. В 1919—1929 гг. — заведующий краеведческим музеем в Тихвине.
17  В настоящее время документы архивов Александро-Свирского и тихвинских монастырей хранятся в архиве Санкт-Петербургского института истории РАН.
18 Скородумов Евгений Васильевич (1826—?). Окончил Петербургскую духовную академию, преподаватель Тихвинского духовного училища. Собиратель древних рукописей. С 1917 г. — член Тихвинского отделения Новгородского общества древностей, с 1925 г. — сотрудник Археографической комиссии АН СССР.
19  Цывелев Сергей Александрович — учредитель и председатель Тихвинского отделения Новгородского общества древностей. В 1918 г. — Уполномоченный Главного Управления Архивным делом по охране архивов в Тихвине и Тихвинском уезде.
20 Имеется в виду «Коллегия по делам музеев и охране памятников искусства и старины», созданная 27 октября (9 ноября) 1918 г. В июне 1918 г. реставрационный отдел Коллегии получил название «Комиссия по сохранению и раскрытию памятников древнерусской живописи», в которой работал летом 1918 г. В. Т. Георгиевский.

 

-----------------

Кроме качественных продуктов на рынке и много подделок. Как отличить их, чтобы не жалеть потом? Для этого есть сертификат  ИСО http://sro-piter.ru/additiona-services/certification.html. Продукция, на которую имеется сертификат ISO, пользуется хорошей репутацией среди потребителей, и следовательно лучше продается. На сайте http://sro-piter.ru вы можете узнать перечень необходимых действий и документов для получения сертификата.

aD