Светское государство. Ответы на вопросы urokiatheisma denga

Просматривая Фильмы СССР порой умиляешься какая светлая жизнь была раньше. Однако реальность была насколько суровей, настолько суровей что не могла не просачиваться на страницы журналов. Об этом заметка из журнала "Работница" N4-1968

«ЗАЕДАЮЩИЙ» БЫТ И РАЗВИТИЕ ЛИЧНОСТИ
Приятно заботиться о тех, кого любишь,— о детях, о муже. Приятно погулять вечером с сыном, купив ему новый Детский комбинезон , поиграть с ним, связать ему свитер. В воскресенье сама с удовольствием изобретаешь какой-нибудь диковинный пирог, чтобы побаловать близких, подаешь на стол праздничный обед. Все собираются вместе, всем хорошо...
Но если тратишь каждый день 10 минут не очередь за хлебом, 10 — за молоком, 15 — за мясом, 40 — на приготовление ужина, час — на глажку белья, полтора — на уборку квартиры... Пришла с работы, не успела оглянуться — уже полночь. Остаются какие-то минуты на то, чтобы посмотреть газету. А ведь, когда возвращалась домой, надеялась, что сегодня удастся дочитать книгу, которую взяла из библиотеки месяц назад...
Как часто можно услышать: «Пока не вышла замуж — работала и училась, занималась спортом...» В любом конструкторском бюро, на любом заводе можно найти женщину-инженера, о которой укажут: «Способный человек, такие надежды подавала! А потом погрязла в пеленках, кастрюлях. Быт заел...»
«Заедающий» быт — и повышение квалификации работницы, творческий рост женщины-специалиста. Никто не сомневается, что одно влияет на другое. И мы решили измерить силу этого влияния на одном из заводов. Причем, скажем сразу, мы обратились на завод передовой, известный своим вниманием к человеку — на Пермский телефонный.
Здесь и проходная — просторный стеклянный вестибюль с цветами. И светлые цеха, где все по требованиям эстетики. И халаты на рабочих в одном цехе — белые, в другом — голубые, в третьем — светло-зеленые. И ритмичные мелодии, которые звучат в цехах, не случайная передача заводской радиостудии, а очередная программа функциональной музыки—музыки, которая помогает работать, поднимает настроение, снижает усталость. Составлены эти программы в результате кропотливых научных экспериментов физиологов и заводских социологов.
После сентябрьского (1965 г.) Пленума ЦК партии предприятия стали самостоятельно решать не только многие технические, экономические' задачи, но — благодаря вновь образованным фондам—и социальные.
На этом заводе, кроме рабочих и инженеров, есть психологи, физиологи, социологи, которые изучают характер труда, думают о том, что нужно сделать, чтобы у каждого была возможность и работать в полную силу и получать от работы удовлетворение.
Каким должен быть режим труда и отдыха на сборочном конвейере? Какие формы
соревнования сегодня наиболее действенны? Каков культурно-технический уровень работников завода? Это лишь маленькая часть вопросов, которые исследуются и решаются с помощью социологов. Результаты социологических исследований на Пермском телефонном уже ощутимы. Раньше, например, меньше обращали внимания на этическую сторону взаимоотношений мастера и рабочего. Считали: тянет мастер план — все в порядке. Но вот провели социологи на некоторых участках анкету: «С кем бы Вы хотели работать вместе? С кем — нет? Кого в коллективе уважаете? К кому обращаетесь за советом по вопросам техническим? Личным?»... И оказалось, что кое-кто из мастеров не имеет морального права руководить рабочим коллективом. Их сменили — и работа пошла по-другому.
Итак, мы выбрали завод, где, казалось бы, ни одно явление жизни не должно ускользнуть от пристального ока социолога. Но вот листаем план социального развития завода, пытаемся найти в нем хотя бы строку насчет облегчения ежедневных бытовых забот работниц — и не находим. Может, они в этом и не нуждаются? Послушайте, что рассказала анкета, которую провела «Работница» с помощью заводской социологической лаборатории на телефонном заводе.
«Сколько времени Вы тратите на домашнюю  работу!» «3   часа,  2,  6,  8...»
Вероятно, это оттого, что не все еще живут в благоустроенных квартирах? Но, когда мы сопоставили, сколько времени тратят на домашние дела женщины в квартирах с удобствами и без удобств, неожиданно для себя обнаружили: нередко хозяйка, имеющая и газ, и водопровод, и горячую воду, занята по дому 5—6 часов, в то время как женщины, живущие пока без этих благ (при равном составе семьи), управляются гораздо быстрее — за 4, 3 и даже 2 часа. Отчего так происходит?
— А не возводят ли некоторые женщины домашние дела в культ? — говорит Валентина Ивановна Милашина, начальник планово-диспетчерского бюро.— Можно все время ходить по дому с тряпкой, и всегда найдется пыль. А можно отложить тряпку, ей-богу, не случится землетрясения, и взять в руки книгу .
В этом, наверное, есть доля истины. Ее подтверждает, например, такая закономерность, обнаруженная в ответах на анкету: женщины с высшим образованием, как правило, тратят меньше времени на хозяйство,
чаще прибегают к услугам прачечных, столовых, кафе, а зарплата у них порой не выше, чем у работниц. Значит, выше потребность в свободном времени.
Старший инженер Римма Белебезье ва думает так:
— Все зависит от того, как ты сам организуешь свой быт. У меня, например, дома свой НОТ. Завела ребятам по десятку рубашек, по дюжине гольфов — и стирке устраивается два раза в месяц. Объявляется большой аврал, в который включается вся семья. Все дела у нас с мужем пополам, и старший сын — помощник: ему уже десять лет. И я просто не понимаю женщин, которые ничего не успевают из-за семьи. Мне семья помогает. А работа у меня такая, что иногда бьешься над какой-нибудь схемой, захватит она тебя — и не отпускает ни на минуту ни днем, ни вечером...
Не возводить домашние дела в культ... Да, это зависит от склада характера самой женщины, но еще и от того, как все сложилось в ее семье. На вопрос анкеты: «Поддерживает ли муж ваше стремление учиться, заниматься более ответственной работой?» — лишь половина женщин ответила: «Да».
«Сколько времени тратит ваш муж на домашнюю  работу!» «1 час, 3 часа, 7 Минут...»
Б общем, «средний» муж тратит на дом 1 час 12 минут, «средняя» жена — 4,5 часа. В четыре раза больше! А только что они равное количество часов простояли у станка, у кульмана. Справедливо ли это?
4,5 часа — второй рабочий день. Сократить его может сама женщина. Помочь должен муж. Но, конечно, главное, чтобы этот рабочий день взяла на себя служба быта. Может, в Перми ей совершенно не уделяется внимания? Нет, скорее, наоборот. Пермяки первыми перешли на пятидневную рабочую неделю. Пятидневка потребовала перестройки всего городского хозяйства, и, перестраивая, многое улучшали. Идешь по пермским улицам — «Дом быта», бытовой комбинат «Алмаз», ателье швейное, ателье трикотажное... Скоро вступят в строй 30 новых бытовых комбинатов, их строят 30 крупных пермских заводов, каждый в своем районе. Служба быта предлагает пермяку больше 200 услуг. Как же ими пользуются?
«Берете ли вы обеды в домовой кухне! Отдаете ли стирать белье в прачечную! Ходите ли всей семьей обедать в столовую, кафе! Обращаетесь ли к помощи «Бюро добрых услуг»!» — спросили мы 250 женщин с телефонного. И оказалось, что: магазином кулинарии пользуется 77 женщин.
омовой  кухней — 40, прачечной — 32, столовой и кафе — 25, бюро добрых услуг — 9.
Но почему, например, только 32 женщины из 250 отдают белье в прачечную, а остальные предпочитают стоять у корыта или стиральной машины, а потом часами — с утюгом в руках? Не хватает прачечных? Не хватает. Ученые подсчитали: прачечные должны стирать на каждого городского жителя примерно 72 килограмма белья в год. Пермские прачечные могут выстирать всего 6 килограммов. К тому же 3Д белья, которое стирается в прачечных, сдают разные городские организации. Так что один житель практически относит в прачечную полтора килограмма белья в год.
Почему же? Не принимают? Нет, не сдают.
—  Наши матери сами стирали, и мы тоже   сами,— говорят     многие.— Понимаете, традиция   такая.
Да, иногда мы действительно медленно побеждаем в себе привычку делать все по старинке. Но думается, не в традиции главная причина.
Вспоминается, как один старый пермяк рассказывал: «Когда-то в пермских краях лапти знатные плели. Вроде бы национальная русская обувь. А как появилась у мужика возможность — так он сразу сапоги себе купил. Даже для музея теперь одной пары лаптей не сыщешь...» Так вот, появись сегодня в Перми прачечные, которые смогли бы удовлетворить взыскательную хозяйку, назавтра же многие забыли бы «приятную» традицию стирать белье дома. А пока приходится слушать такие отзывы:
—  Стирают в прачечных плохо, почти все белье  нужно  заново  переглаживать.
В Пермском банно-прачечном тресте жалуются: «Министерство коммунального хозяйства плохо снабжает моющими средствами». Сейчас положение улучшилось. Но стоит подумать и вот о чем: почему при одинаковом снабжении есть в городе прачечные, которым удалось завоевать популярность у населения, и есть такие, у кото-
рых   не   по   дням,     а   по   часам   разбухает «Книга   жалоб»?
К семидесятому году прачечные Перми смогут принимать белья в два раза больше. Но значит ли это, что уменьшится число женщин у корыта?
«Почему   вы   не   ходите   обедать   всей семьей в столовую или кафе!» «Дорого,   невкусно».
За последнее время в Перми появилось много кафе. Там можно пообедать или выпить чашку кофе. Некоторые из кафе стали популярны. Зайдешь, например, в воскресенье в «Дружбу» и увидишь, что за одним из столиков расположилась семья — папа, мама и двое ребятишек. За вторым — пожилая женщина улыбнулась официантке, видимо, знакомой. Хорошо, что у кафе есть завсегдатаи. Значит, обеды здесь почти как дома, и женщине, приходящей сюда с семьей, повара и официантки действительно облегчают жизнь. Но у большинства столовых и кафе нет таких завсегдатаев. И очень жаль, что это никак не влияет на оценку их работы.
«Какие формы обслуживания вам кажутся  наиболее  необходимыми!» «Доставка продуктов на дом».
100 из 250 женщин мечтают об этом как о великом благе. Казалось бы, зачем мечтать, когда в городе есть «столы заказов». Можно позвонить по телефону и попросить, чтобы привезли домой все необходимые продукты. Но... Если даже удастся дозвониться, то доставить заказ пообещают днем — с 3 до 6(?!). Нет, оказывается, эта услуга не для работающей женщины. Неужели так сложно перенести доставку на удобное время?
С нянями из «Бюро добрых услуг» вообще курьез. О них мечтают 20 женщин из 250. Сколько же нужно нянь, чтобы они смогли успеть в каждый дом, где их ждут? Но когда мы заглянули в салон проката музыкальных инструментов, где помещается и служба, ведающая нянями, то услышали от диспетчера поражающее сообщение:
— Как раз сегодня уволилась наша последняя няня. И правильно, ни один человек, имеющий гражданскую совесть, не будет здесь сидеть: няня получает зарплату 60 рублей, а работы на два-три часа в день.
Няня, с тоской слушающая целый день гаммы в музыкальном салоне,— и мать, которой так нужно иногда «пристроить» ребенка на час-другой, чтобы сходить в гости, в театр или в библиотеку... Почему же они не нашли друг друга?
Может быть, виноваты инерция и недоверие мам? Может быть, с помощью самих нянь нужно было попытаться создать круг постоянных клиентов?
Контакт с клиентом... Он точно так же необходим службе быта, как хорошие помещения, современное оборудование, специалисты.
Да, быт еще слишком обременяет женщину. Нельзя, конечно, говорить, что она, бедная, полностью в его путах. На том же телефонном заводе немало женщин на руководящей работе: есть начальники конструкторских бюро, начальники отделов. Есть женщина — начальник цеха. У многих работниц за время работы на заводе повысился разряд, некоторые стали бригадирами, мастерами. Но 27 (из 250 опрошенных) отказались от повышения в должности, хотя им это предлагали. Причина: «Дом, семья, дети». И тут мы снова возвращаемся к плану социального развития завода, главная задача которого — развитие личности человека.
Плотные сетки цифр. Механизация, автоматизация, повышение технического уровня производства. Новые профессии, необходимые заводу в связи с развитием технологии, освоением новых изделий. Сокращение ручных операций. Повышение разрядов рабочим.
Почему эти мероприятия есть в социальном плане? Потому, что они формируют отношение человека к своей работе, заводу. Планируется повышение заработка за счет фонда поощрения, строительство нового жилья, детского сада. Если сейчас на заводе, несмотря на то, что недавно открыт большой детский комбинат, 197 мам и пап пока -не могут устроите» ребят в детские учреждения, то к семидесятому году такой проблемы не будет. А ведь неустроенный домашний быт, так же как и отсутствие яслей или детского сада, мешает работать женщине по способностям. Он тормозит то самое развитие личности, о котором заботится план.
Когда мы говорили с секретарем парткома Василием Афанасьевичем Губкиным, то пришли к выводу, что завод многое мог бы и, главное, должен сделать.
Например, заводская столовая могла бы готовить полуфабрикаты. Можно даже так поставить дело: сегодня ты заказал фарш, отбивные и назавтра все получил. Можно открыть при заводе и стол заказов. Для этого нужен только один человек. Утром он соберет заявки, а к концу смены привезет в проходную продукты. Такой опыт уже есть на некоторых предприятиях. А почему бы не договориться, чтобы приезжали на завод и приемщица химчистки и приемщицы заказов из швейного и трикотажного ателье... Десяток добрых услуг, несколько тысяч «спасибо» — а затрат почти никаких.
И тогда наверняка план развития личности принесет большие плоды.
Т. АЛЕКСАНДРОВА

aD