Светское государство. Ответы на вопросы urokiatheisma denga

Я никогда не буду священником. По многим причинам. Потому что не мужчина, потому что не крещеная, грешная... А мой сосед смог бы. Если б захотел. Ведь ему уже восемнадцать, и документ об образовании есть, а справки о семейном положении и медицинская — не проблема. Правда, нужно обладать хорошим голосом, так как часть службы священнику приходится петь, ну, и читать молитвы, естественно; так что знать их — тоже не помешает. Да, кстати, еще нужна рекомендация приходского священника. Интересно, что в ней обычно пишется?
В общем, священником мне не быть никогда по многим причинам, но уж никак не потому, что это плохо. Религия наконец материализовалась в нашем мире, люди в Бога поверили, пошли к нему. Но дойти до Него не просто.
Я ходила и спрашивала своих людей о Боге. Все верят, но каждый по-своему, как-то индивидуально. Кто-то покупает эксклюзивные ювелирные украшения, нательные иконки http://latuna.ru, кто-то ударяется в паломничества или уходит в монастырь. У каждого свой Бог, но ведь он должен быть один — такой большой-большой, для всех...
Через несколько дней мне, уже изрядно надоевшей всем нашим своим церковным загибом, подсказали адрес и имя человека, которому по жизни суждено разговаривать о Боге и наставлять таких... как я. Итак, я еду в Загорск, в Лавру, в семинарию, к девятнадцатилетнему ее слушателю.
Я опаздывала. Пока добралась до Загорска, пока глазела на Лавру, раздумывая, заходить или на обратном пути, пока считала покосившиеся фонари на отличной асфальтированной дороге, ведущей в Лавру, пока соображала, почему у нас так быстро все рушится, пока выясняла, что это за «мастерская по ремонту весов» очень церковного вида, пока поняла, что это и есть, точнее, была церковь (ломать — не строить: главное — колокола и купола вон!) в общем, надо было торопиться. Я без разбора шлепала по размытым дорогам «жемчужины русской земли» и все придумывала первую приветствен-но-извинительно-оправдательную фразу, но ничего не придумывалось.
Я вообще-то сразу со всеми на «ты». А тут вроде и ровесник, но... Дима — рыжеволосый молодой человек. В строгом черном костюме он торжествен
и недоступен. А я... У меня вс« «шузы» по уши в их святой грязи, и ноги деть некуда... Провалиться бы...
Дима здоровается, предлагает сесть и... начинает извиняться. За то, что не может уделить мне много времени,— торопится на Всенощную... Господи, да я не только простить, я могу даже пойти, если он меня пошлет... Но что это я все про себя да про себя? Про него же спрашивать надо, ну, хотя бы, как он дошел до жизни такой, до семинарии? Все оказывается предельно просто: до армии религией не интересовался. Библию прочитал из чисто литературного интереса, но неожиданно открыл для себя новые истины.
— Это перевернуло мое мировоззрение, и я пошел в церковь. Но пока во мне не созрело решение целиком переменить свою жизнь, пока я не почувствовал Бога в душе, церковь оставалась равнодушной ко мне.
Не в храме надо искать разрешения жизненных проблем. Но если ты все же идешь в церковь, надо решиться не только ВОЙТИ, но и ЖИТЬ ее жизнью, надо принять ее устав, понять молитвы... Только тогда станет легче. Господь милосерден, он всегда поможет. А если человек близок Богу, он ближе и к другому человеку. Бог есть любовь. Бог есть дух. Но это объяснить трудно.
Бог для Димы — это тайна, которая не объясняется. В этом достоинство и отличие духовного и материального У материалистов все познается, у верующих должна быть тайна, потому что вера — это то, на что надеются не видя, даже не понимая. Это невозможно понять. Невозможно — значит, естественно.
В самом деле, я не могу объяснить, понять или хотя бы представить такую вещь: Бог Сын, Бог Отец и Бог Дух — один, но в трех лицах... Здесь действительно нужно просто верить, что оно так и есть. И все.
—  Знаешь,     Дима,— я     уже совсем освоилась с ролью пятилетней    почемучки,— с    детства у меня сложился и, как ни смешно,   до   сих   пор   остался   такой стереотип:    рай — это   сады   со щебечущими     птичками,     ад — страшное   пламя,    где    грешников поджаривают на сковородках.   Но   сейчас   я   отдаю   себе отчет, что такого быть не может или,   по  крайней  мере,  эти   понятия     не     так     примитивны...
—  Конечно,— улыбается   Дима,— все    не    так    просто.    Рай и   ад — это   условные   понятия, их каждый понимает по-своему.
Определенно тут вряд ли кто-нибудь скажет. Лично для меня рай — это там, где есть Бог, ад — где Бога нет. Чем больше отдаляешься от Бога, тем ближе к аду. Ад ведь может быть и в душе, тогда это поистине страшно. Но вот что я твердо знаю, что никогда не стоит считать себя конченым человеком или отпетым грешником. Нужно не отчаиваться, а пытаться все переменить, ведь покаяться никогда не поздно. Человек грешен, но все судит Господь, ибо сказал он: «Покается грешник — прощу его, а согрешит праведник — не учту праведности его».
Но прийти к покаянию — не просто. Грех осознанный — гораздо тяжелее. И вот мы, например, сегодня расплачиваемся за то, что столько лет жили без веры...
—  Да,    Дим,    время    сейчас у нас... И жить страшно, и умирать   вроде   бы   рано,   да   и   не хочется...
—  Смерти   бояться   не   надо. После смерти все мы придем к Богу.   Мы,   христиане,   верим   в вечную жизнь, но в то же время помним   о   смерти.    После   нее выяснится,      кто      чего      стоит. Иисус    Христос    сказал:    «Отец послал сына, чтобы спасти мир». Не   надо   бояться  смерти.   Просто   надо   жить   так,   как   будто это   твой    последний    день,    но помнить,     что     впереди — вечность.
Дима взглянул на часы, и я поняла, что времени остается совсем мало...
—  А...   как   ты   относишься,— выпалила я первое, что пришло на   ум,— к   Кришне,   экстрасенсам, НЛО?..
Дима   озадаченно   посмотрел
на  меня,  потом  снова  на  часы, потом сказал:
—  Давай    по    порядку.    Начнем    с    Кришны.    Им    увлекаются     многие,     особенно     молодые    люди.    Увлекаются,    чаще всего не осознавая, что это — отвлечение от истинной религии. Надеть   сафари,   выучить   десяток названий и повторять «Хари, Хари,   Рама,   Рама»   не   сложно. Но   большинство,   как   правило, ничего толком об этой религии не   знает.   Идеи   Кришны — это попытки,  зачастую  небезуспешные, отвлечь человека от истинной веры. Кстати, в этом, наверное, единственная связь с экстрасенсами.
Все это — чертовщина. Задача дьявола — увести человека от Бога. Бес очень хитрый. Да, да, не улыбайся. Вот если я тебе расскажу про кикимору на болоте, ты ведь не поверишь. А в НЛО, экстрасенсов люди верят...
—  Но    некоторым         людям «экстры» помогали!
—  Знаешь, я в этом не уверен. В    любом    случае    это    не    от Бога,— Дима встал, попрощался и, пожелав мне успехов, скрылся за дверью.
Жаль, что так мало поболтали... Ну да ладно, теперь — в Лавру!
На территории монастыря всегда людно. Приходят верующие, постоянно сменяются группы туристов. Пристроилась я к одной, к другой... Скукотища, прямо скажем, не фонтан. Лучше куплю буклетик, на обратном пути почитаю, а еще лучше снова как-нибудь с Димой поговорить... Вот наконец возле Духовской церкви наш гид замолчала в ожидании вопросов. И она дождалась. Мы все, знаете ли, дождались:
—  Где  можно достать  такую краску? — громко произнес представительный мужчина в очках, и,   указав   на  купол,   добавил.— Очень   подошла   бы   для   дачи.
...Цвет был действительно изумительный, небесно-голубой...
Елена ОКУЛИЧ

"Парус" N11-1990

 

aD